Номер 2(15) - февраль 2011
Борис Кушнер

Борис Кушнер Философия дороги. Из новых стихов, октябрь-декабрь 2010 г.

***

Облака грозовые,

От молний розовые. –

Мчатся ветры борзые

С воем-угрозами.

И напрасно мы мечемся

Меж загона оград, –

Наши судьбы помечены –

Всюду знаки утрат.

1 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Страшно. В безднах тишины

Шёлков шёпот листопада.

Сине пламя вышины,

В кронах осени засада.

Дрожь в осине – от колен

До сучков последних края... –

И крадётся змейкой тлен,

Ласково листы срывая...

1 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Мы дети яростных эпох,

Истории обвала.

Кривлялось Время-скоморох

И жгло, и убивало.

Гуляла красная чума

С коричневым окрасом –

Взлетай, смычок, своди с ума

Бетховеном и Брамсом!

Читай, скрипач, наш век с листа,

Чтоб над тюрьмой Союза,

Неугасима и чиста,

Взошла Полярная звезда –

Сибелиуса Муза.

……………………….

Судьба колдует, хлопоча,

Но нам щитом от страха –

Отец и сын – два скрипача

В Двойном концерте Баха.

2 октября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Неба серая слюда,

С ночи дождь, и нет просвета,

И ни вести, ни следа,

Что когда-то было лето…

3 октября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Снова в путь. Неясно, где я.

Лишь лесá, бетон, рассвет.

И навязчива идея,

Что меня и вовсе нет.

Был когда-то я, иль не был, –

Время сам вопрос сотрёт. –

А пока из сердца ль, с неба ль

Эти сказки – быль-да-небыль –

В горизонта разворот.

4 октября 2010 г., Route 22, East

 

ВАРИАЦИЯ 8-42

 

Мудрец приснился и простак,

И оба в голос: «Всё не так! –

Из-за поломки интеграла

Не обратить мечи в орала»!

Вдобавок синус страшно рос,

Наверно, аргумент комплексный… –

И Солнце ухватил на блéсну

Золотоокий Гелиос.

 

В стекло стучит скворец-гаврош:

«Очнись, ведь жизнь – не медный грош»!

Так пусть летят к чертям собачьим

Через пилу рассветных гор

Фермá и числа Фибоначчи,

И бородатый Пифагор!

5 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Он сочинял на злобу дня,

Пусть с гневом, не со злобой,

Среди бурленья и огня

Он стал статьёй особой.

Борцы его читали вслух,

Мещане – за спиною.

Он был самой свободы дух,

Трубил судьбой иною.

Освобожденья прóбил час,

Но не цвести пустыне. –

А где ж поэт, любимец масс? –

Да нет его в помине.

7 октября 2010 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 8-43

 

Я не вязал в рифмовке лыка,

Я не искал в стогах иголок,

Лишь ехал, песенку мурлыкал –

«Кавалергарда век недолог»… –

Но вправду ль сладок он при этом? –

Кипел мой возмущённый разум, –

Ведь, что обещано поэтом

Обычно ложь, коль не маразм.

Вернуться, что ль, к античной эре? –

Кубань, калина, хор казачек… –

Стихи – линяющие звери,

Но в стёклах скачет рыжий зайчик.

Салют окрестным экибанам,

Здесь Левитана кисть, ей Б-гу! –

А с возвышающим обманом

Сколь слаще коротать дорогу!

8 октября 2010 г., Route 22, West

 

ВАРИАЦИЯ 8-45

 

Дорога – бродом в лимане.

Солнце в тумане –

Огненны клочьев зубцы. –

Живое тянется к свету, –

Луна и Солнце поэту –

Амалфеи сосцы.

Зари живительна сила,

Торжественна мощь светила,

Всё выше, и выше, и выше

Над миром могучий диск. –

И славят люди и боги,

И всё, что движеньем дышит,

Горячую кровь дороги,

Летучего мига риск.

12 октября 2010 г., Route 22, East

 

***

Лес – убранство царских спален,

Тишина торжественна.

Воздух призрачно кристален,

Синева божественна.

И заряжен рощи холод

Странной мощью неземной.

И неслышно в море золот

Тень зимы идёт за мной.

13 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Не терпит указаний, прений,

И правил, что от сих до сих, –

Прекраснейшее из творений –

Простой и вдохновенный стих.

14 октября 2010 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 8-46

 

Шальной сюжет? – Сойдёт манжета! –

Да нынче ходят без манжет. –

Неисчерпаемость сюжета

Уже сама в себе – сюжет.

А по обочины перрону

Волной кипит вороний клич:

«Сюжет? Куда там электрону,

Как ошибался ты, Ильич»!

Пусть мысль моя – обрывки, клочья,

Я ж сочинитель, я ж не Кант! –

Стих выручает троеточье,

Многозначительный пуант.

Ты, вечер, солнце заграбастал? –

Потерю я перенесу. –

Давай дорогу мне, и баста! –

Хоть по бетону, хоть в лесу.

А фею встречу или жабу, –

Всё тот же всплеск, – какой пассаж! –

Дорога – фабула из фабул, –

Неисчерпаемый пейзаж.

Лечу вдоль залов Эрмитажа,

Но нескончаем вернисаж.

Здесь жизнь, и невозможна кража

И униженье распродаж.

15 октября 2010 г., Route 22, West

 

***

Уже деревья облетели –

Все, до последнего листка…

Утихли жёлтые метели,

И над землёй царит тоска.

16 октября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Заря кострами впереди,

И горы башнями острога… –

О чём ни размышляй в пути, –

Итог один – Судьба-дорога.

18 октября 2010 г., Route 22, East

 

***

Синь из облачных вязаний,

Опьяняющий озон, –

Так летят по снегу сани –

Солнце, смех, полозьев звон.

Так и годы пролетели,

И теперь одно из двух:

Жалкий дух в угасшем теле,

Иль вне тела вечный дух.

20 октября 2010 г., Johnstown

 

***

А по крыше дождь

Клювом вóрона,

Как хлопки ладош –

Штора порвана.

И растёт рассвет,

Мысли-óводы,

Жаль оркестра нет –

Жизни проводы.

21 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Ева из ребра –

Тяжесть на душе,

Горечь ноября

На губах уже.

21 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Поезда-электрички

Не примчатся сюда… –

Умирают привычки,

Исчезает среда.

Страшен Ангел бескрылый,

Руки – неба синей…

А по памяти стылой

Бродят тени теней…

22 октября 2010 г., Route 22, West

 

ВАРИАЦИЯ 8-48

 

Облаков напор неистов,

Мчанье оголтелых туч –

Да, этюд, конечно, Листов,

Пальцы Ференцев-Ферручч!

Арагонска эта хота,

Иль «Камаринской» разнос –

Молний дикая охота

Тысяч разъярённых гроз!

Неба лопнула канистра,

И смешалось who is who,

И пожаром стала искра,

И хохочущий Мефисто

Грянул песню про блоху.

Воздух вязок, воздух душен,

Я горячкою недужен,

Чёрт рогатый, егоза!

Ни просвета, ни отдушин –

Лишь гроза, гроза, гроза!

Нет плотины для коллизий,

Где ж ты, луконосный Телль?

Мне б сейчас сыграть Элизе

Вальс, мазурку, багатель.

Жизнь не склонна к торможенью,

Смерч времён нас разметал…

Как же горько быть мишенью –

Люди гибнут за металл!

Но в ответ на адский вызов

Тайных вечных чёрных книг

Солнце – хитрая подлиза –

Улыбнулось мне на миг…

23 октября 2010 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 8-49

 

Облако – хищная рыба,

Чёрные тучи-надгробья, –

Всё, как в либретто Скриба, –

Царство неправдоподобья.

Неба круженье без скрипа,

Ось мироздания – вера.

Хочется петь до хрипа,

Но где же взять Мейербера?

Рулады-колоратуры… –

Да горек плод без ученья… –

Судьба не терпит халтуры,

Не музыка, а мученье.

Кругом гроза, неотступна.

Дрожит гробовая фреска.

Сумма знаний – преступна,

Как леди Макбет из Мценска.

24 октября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Золотые зари акварели,

Но тоскливо под небом нагим:

Как внезапно друзья постарели…

И уходят. Один за другим.

25 октября 2010 г., Route 22, East

 

ВАРИАЦИЯ 8-50

 

И что ни век – явленье Хама,

И ярость из событий хлама,

И, как девятая волна

Крушит береговые скалы,

Так на князей встают вассалы. –

Скелеты. Черепа. Война.

26 октября 2010г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 8-51

 

Запах листьев горек,

Небо хмурит лоб. –

«Йорик, бедный Йорик» –

Шёпот из чащоб.

Укрепиться в вере б… –

Где ж её найти?

Улыбнулся череп:

«Принц уже в пути»…

26 октября 2010 г., Johnstown

 

***

В роще – пьяный аромат,

Здесь и смерть благоуханна… –

Облетевший лес лохмат,

Неба голубая ванна.

Листья – боязно ступать –

Дождь вчерашний, слёзы что ли? –

Тишь, да Б-жья благодать –

Умирание без боли…

27 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Река теряется в болоте,

В нём исчезает без следа.

И осень. Угасанье плоти.

Над лесом синяя слюда.

Пора прощальных размышлений.

Бесшумно коршуны парят.

С холмов печальных возвышений

Сползает праздничный наряд.

Скорбит безмерное пространство,

И сáван – облаков пласты,

И ветер – гений окаянства

Срывает мёртвые листы.

28 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Ну, вот и всё. И мир угас.

Ушедший – в новом измеренье,

А нам – шептать стихотворенье

В подушку в полуночный час.

И всё, что жило с ним иль с нею,

Теперь на тумбочке лежит.

Меж тем рассвет растёт, синея,

И луч – как вздох из-за межи.

Что ж, тишине, не urbi-orbi

Услышать наши строки скорби.

Очки, потёртый кошелёк,

Шкатулка – сломанная дверца… –

Глаза отводишь в потолок,

Но рвётся сердце…

29 октября 2010 г., Johnstown

 

***

Летели гуси, жалобно крича,

Над голым лесом замолчали…

И только туча – в три ручья –

Простым ручательством печали…

29 октября 2010 г., Route 22, West

 

***

Один слушал рэп, балдея,

Другой созрел для костра… –

Слова «идиот», «идея» –

Брат и сестра.

1 ноября 2010 г., Route 22, East

 

***

За горой за тою

Небо золотою

Звонкою зарёй.

И стихотворенье

Знаком примиренья –

Окрылись мечтою

И тоску зарой.

2 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

Гудок из-за леса –

Холмов отозвался пояс,

Седая гряда.

Тайны завеса:

Что там за поезд?

Откуда? Куда?

2 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

Горизонта таинство –

Золотой очаг.

Злого ветра каинство,

Тень зимы в ночах.

Травы поседевшие

В искрах поутру…

Кружат мысли те же все –

Скоро я умру.

3 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

Не возражай – «Федот – не тот»! –

На брань, на антиоды. –

Красноречивый идиот –

Явление природы.

Медведь стащил из лавки ром,

Не зная света-мрака. –

И что с того? Не грянул гром! –

Так идиот строчит пером,

Невинен, как собака.

3 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

Суета напрасных хлóпот,

Крик – старьёвщик со двора… –

Из-за сцены жаркий шёпот:

«Пьеса кончилась. Пора».

4 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

О, жалкий день! Трепещем мы –

Грядут метели-стервы!

Сегодня – первый вздох зимы,

И снег сегодня – первый.

5 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

Лютая злоба

Озноба.

Ни врага, ни зазнобы –

Ознобы.

Безводье пустыни Гоби –

Солнце в ознобе.

Не раззудеться зобу

Проклятьем ознобу.

7 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Утром крыши седые… –

Были мы, иль не были?

Утром годы кругами…

Хруст травы под ногами…

Утром птицы кружили… –

Жили мы, иль не жили?

9 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

Над колючей чащею

Тишиной звенящею

Купол-синева.

Шёпотом под куполом:

«Убиваться глупо вам» –

Ветви-дерева.

В самом деле, – что же мы

Всё страдаем дрóжами,

Самопоедания ядовит миндаль.

Пусть пора безлиственна –

Сладостно единственна

Старости медаль.

9 ноября 2010 г., Johnstown

 

***

И шепчет Тайна тростниковой песней,

И шелестят страницы мудрых книг…

Но всех тысячелетий неизвестней

В упор глядящий предстоящий миг.

9 ноября 2010 г., Route 22, West

 

ВАРИАЦИЯ 8-52

 

Ильич взывает к пьяным массам, –

У революций свой фасон. –

А далее приснился Надсон –

Чахотка, роза. Что за сон!

Цветок был сорван беспощадно,

Да не тайком – при свете дня,

Что ж, революция площадна,

Здесь торжествует солдатня.

Интеллигент, что будит бестий,

Его неистовый обман… –

Восход – горчайшим из известий

Чуть тлел сквозь гибельный туман.

Ещё огонь пылал немного

Посланьем до последних бит… –

Дорога, вечная дорога…

………………………………

И жертвенник зари разбит.

10 ноября 2010 г., Route 22, East

 

***

И такие милые глупости –

По аллеям принцессы-царевичи,

Только в пику обычной грубости

Назову это лето – девичьим.

Ноября как будто и не было,

Только синь не по-майски сочная,

От бездонности света, неба ли

Сочиню что-нибудь уж точно я.

Знаю – грянет зима-разлучница

Наказанием для безверца.

А пока сочиню, что получится,

Пусть нескладно, зато от сердца.

11 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

***

В долинах золотые дымки –

Туман лучами разогрет. –

Заря взимает недоимки –

Остатки ночи гонит свет.

Конец эпохе чёрных бедствий,

Для полчищ ночи пробил срок! –

Ночь в отступленье, просто в бегстве –

Какой возвышенный урок

Ума бесплодному безверью, –

Да здравствует полёт и риск! –

По неба синему безмерью

Плывёт животворящий диск.

12 ноября 2010 г., Route 22, East

 

ВАРИАЦИЯ 8-53

 

Сердце колобродило,

С птицами судача. –

Ваше благородие,

Госпожа удача.

Блеск костра в песете,

Пение сирен. –

В ласковые сети

Не лови, Кармен.

 

Ваше благородие,

Госпожа чужбина. –

Мне б рояль-рапсодия, –

Жаль, что я дубина.

Недостача перца, –

Пресен мой сонет. –

Девять граммов в сердце –

Стихотворца нет.

 

Ваше благородие,

Госпожа разлука. –

С пулей другом вроде я,

Да в кустах базука.

Лоб на лоб машины –

Карпов и Корчной. –

………………………

Горные вершины

Спят во тьме ночной…

12 ноября 2010 г., Route 22, West

 

***

Туман. Гудок из ниоткуда.

Кого зовёт? Куда? Б-г весть… –

Иль это просто жизни чудо? –

Я мог не быть, но всё же есть.

Пусть старость, но я всё же слышу –

Я здесь ещё, ещё не там

Как мелкий дождь щекочет крышу,

Staccato капель по листам.

14 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Ветер неистов. –

В лесу не осталось листьев –

Так он деревья дугой!

Ствол пополам, другой,

Третий, четвёртый! –

Хохот лешего-чёрта

Сквозь частокол.

Лес бесприютно гол

Без крон зелёного крова.

Борей, какой там Эол! –

……………………………

Плеть дождя ледяного.

17 ноября 2010 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 8-54

 

Кругом старухи с корытами –

Строки мои забытые.

«Былое нельзя воротить и печалиться нé о чем»… –

Что ж неуютно им? –

Забыты! Добро б человечеством! –

Мною самим.

19 ноября 2010 г., Route 22, West

 

***

А бабушка всё вздыхала:

«Суббота, а где же хала?

И как же так, без свечей»?

Площадь. Куб Тадж-Махала.

В мерцании кирпичей

Толпа, облака-опахала,

Век никакой, ничей…

21 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Поклон, знакомое дерево,

Услада утренних глаз! –

Тобой дорога измерена

Тысячи раз.

Вырвусь из поворота,

Из ущелья оков, –

Кроны звонкая нота,

Иль кружева суков.

Пышная шуба снега,

Иль костёр в октябре… –

Жизни альфа-омега,

Песнь о Добре.

Приют для орла и филина,

Каждой улыбке – «Да!»,

Боже спаси, будешь спилено… –

Что мне делать тогда?

22 ноября 2010 г., Route 22, East

 

***

Не зевая по-пустому,

Погружаемся в истому, –

Что не снилась сказок тому, –

Облаков, дорог, озёр.

Туч мгновенные решенья –

Луч по стёклам – отраженья,

И костром воображенье –

Что ни миг – гипнотизёр.

 

Слаще мёда эти миги,

Ну, в какой найдёте книге

Эти ахи, эти охи,

Эти дикие стихи.

Кто бормочет по дороге? –

Графоманы-скоморохи,

И грызут слова-бульдоги

Ткань стиха, что от сохи.

23 ноября 2010 г., Route 22, West

 

***

Шиповник цветёт всему вопреки,

Забыв про вчерашний мороз.

И гуси пасутся в траве у реки,

Неведом им мрачный прогноз.

И мне это знанье совсем не с руки,

Поскольку тошно и так.

Сорока-воровка – кража строки!

А я-то ей верил, простак…

24 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Золотое заоконье,

Зеркала весёлых крыш –

Так, чем старше – тем спокойней

Пишешь, дышишь и молчишь.

Сочиняешь ненароком

В час по чайной ложке строк,

Знаешь – жизнь была уроком,

Жаль, урок пошёл не впрок.

26 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 8-55

 

Улицы обезлюдели.

Только Баха прелюдии –

Пароходы с реки.

Изреки, что получится,

Что ж молчанием мучиться? –

Ветер Юга иль Севера,

Хоть строку изреки! –

Нам от пращура Евера –

Петь всему вопреки.

В тучах молний орудия,

Клочья траурных пен. –

Вечер. Свечи. Прелюдия. –

Дождь по стёклам – Шопен.

26 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 8-56

 

Это знает стар и мал –

Люди гибнут за металл. –

Убивают зло и люто

Люди ради абсолюта.

27 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

***

Давай, Пегас, стучи копытом! –

На языке, давно забытом

Интеллигентною толпой,

Взывай к Поэту: «Встань и пой!

Довольно матерного хрипа

Метафизической братвы!

Восстань, Язык, очнись от гриппа!

Ты жив, и Музы не мертвы»!

27 ноября 2010 г., Pittsburgh

 

ПАМЯТИ БЕЛЛЫ АХМАДУЛИНОЙ (СОНЕТ)

 

Смущаюсь и робею пред листом

Белла Ахмадулина

Смущаюсь и робею пред листом.

Такой беде пристало бы молчанье.

А мы – слова – пустое о пустом,

Под Маятника вечное качанье.

Уходят все. Друзья и не-друзья.

Почтенный старец. Юная невеста.

И ждёт Харон, смущаясь и грозя,

На том конце замедленного жеста.

В осколки свет! На тысячи лучей!

Умолк Поэт. Но остаются строки

Свидетельством разрывов и ночей,

Когда в губах сплетаются упрёки.

 

Ты – навсегда. А тот, кто нынче моден,

Лишь темноте за окнами угоден.

30 ноября 2010 г., Johnstown

 

1 ДЕКАБРЯ

 

Замело, эх замело…

Тяжко декабря крыло.

А по окнам шарит ящер

Первым снегом настоящим.

Заметёт – и гладь, да тишь, –

Поутру не видно крыш.

Только ветер и холмы

Сочиняют песнь зимы.

Сразу, без черновика –

…………………………

Только ветер и века…

1 декабря 2010 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 8-57

 

Занесённая сторожка –

Это дача иль бульвар?

Жизнь моя, в лесу дорожка,

Хлеб и спички, миска-ложка… –

Шёпот предков: Эйн давар.

 

И молчало небо строго:

«Где она, твоя дорога»? –

Заблудился, ну так что ж,

Презирай ухмылки рож,

Жутче вежливые все –

Змеи жалят не в овсе!

 

Справа троица и слева –

Это Змей, Адам и Ева,

Глина, рёбра и булат,

И сердец смертельный хлад.

Флейта-пикколо в виске,

И судьба на волоске.

 

Темперамент рвёт постромки,

А душа – всегда потёмки,

В ней и Ангел и змея –

Не чужая, но своя.

Тщетны совести укоры,

Что ни музыка – не та! –

И кинжалом суд нескорый,

И Фемиды глухота.

 

В жиже чавкали галоши, –

Это Сказка, но про что же? –

Надрывалось вороньё:

«Про враньё, враньё, враньё»!

По ветвям, как финики,

Эти птицы-циники.

 

Жизнь моя, – бедлам, дурдом,

Поле, что покрыто льдом.

Просыпаешься к пяти –

Поле вплавь не перейти!

…………………………

Сети птичьих пересуд:

«Всё абсурд, абсурд, абсурд»!

3 декабря 2010 г., Johnstown

 

ВАРИАЦИЯ 8-59

 

Мистер Пиквик, вечный странник,

Недотёпа и чудак,

От твоих весёлых паник

В мире милый кавардак.

Через реки и овраги,

Утром, вечером и в ночь

Мчишься к новой передряге,

Чтоб найти, узнать, помочь.

И в отчаянье и в бреде

Ты твердишь себе не зря:

«Ах, весёлые соседи,

Ах, весёлые друзья»!

Скрип кареты-контрданса,

Ну, а плох приём совсем, –

Выручает Санчо Панса,

Твой слуга бывалый Сэм.

Так и мы живём-не-тужим,

И приемлем жар и жуть,

И, укором мёртвым душам,

Что ни миг, готовы в путь.

5 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

В разгуле грохота и воя,

В полёте бешеных огней

Я обнимаю всё живое

Ещё сильней.

Живое слаще, в самом деле,

Когда уже не до нытья,

Когда трепещешь еле-еле

Над пропастью небытия.

В тумане снежные отроги,

Со скал свисают снега мхи,

И философия дороги

Ложится в нежные стихи.

6 декабря 2010 г., Route 22, East

 

ВАРИАЦИЯ 8-60

 

Ни сна, ни отдыха измученной душе –

Открыл глаза – зима уже

Колдуньей, вставшею из гроба,

Позёмкой по ребру сугроба.

Швыряет снег – пласт за пластом –

В пространстве мертвенно-пустом

Под небом приземлено низким. –

И роща – полем Бородинским –

Скелетом – ксилофон костей,

Приют замёрзших новостей.

Зима! Её ознобный Рок

Стоит нам горла поперёк,

Не разобрать, где юг, где полюс –

Такие нынче пироги! –

Метель заваривает соус,

Сегодня пиршество пурги!

И глотка не вмещает оду,

Удушья ледяной браслет… –

О, дайте, дайте мне свободу! –

…………………………………

А если нет, то пистолет.

6 декабря 2010 г., Johnstown

 

***

Круги, круги, мои круги –

Друзья уходят и враги,

И пишет Requiem Россини,

И мир становится пустыней.

А я беседую с Творцом

О встрече с Мамой и с Отцом.

10 декабря 2010 г., Johnstown

 

DUM SPIRO, SPERO

 

Дорога – лестница без перил

В облачной каше,

Но всё же ехал и благодарил

День истекавший.

За ветер, за грязного снега ил,

За утро, полдень, за сумерки,

Просто за то, что он наступил,

Что б там ни вещали умники.

За то, что бессчётных лет шантажу

Ещё не поддался весь я,

За то, что ещё потихоньку дышу… –

Ты дышишь, дружок? Надейся!

10 декабря 2010 г., Route 22, West

 

***

Дремучий сад, заросший хмелем,

Пчелы жужжанье над плечом,

И мы в раю – лопочем, мелем

Б-г знает что, Б-г весть о чём.

О, этот сладкий час безделья,

Речей блужданье по кольцу…

Из-за забора лапа елья

Щекотно тянется к лицу.

И сочны облака сквозь травы,

И прямо в бесконечность взгляд…

А если даже мы не правы,

Уже не повернуть назад.

Турбин рассыпчатые трели,

Кукушки монотонный счёт… –

И время, как капéль в апреле,

И Лета синяя течёт.

14 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

Заблудился – чащи, мхи,

Сплошь кругом чертополохи. –

Чёрт возьми, дела плохú!

Плóхи.

Рифмы хоть один карат… –

Эй, Пегас, взлетаем, мчим мы! –

Но вздыхает Гиппократ:

«Старости неизлечимы»…

15 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 8-63

 

Могильщик-время яму роет,

Когтей судьбы тигриный клац, –

Ты не звезда, не астероид,

Развенчанный толпой паяц.

А были дни – кипел Ла-Скала,

Прожектора – зрачки пантер,

Толпа тебе рукоплескала –

Галёрка, ложи и партер.

Златые дни, удача, где ты?

Вернись, трагический талант!

А помнишь – веером букеты

Под вздохи скорбных доминант.

Угас очаг, увяла роза,

И страсти лодка вдрызг о быт… –

И стало эхом Ариозо,

И даже жертвенник разбит.

15 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

Бывает в ежедневном хламе

Хотим того, иль не хотим,

Жар-птица вдруг сверкнёт крылами,

И стих, как смерть неотвратим.

Так не суди, читатель, строго

Стихи, которых шлейф за мной.

На то и создана дорога,

На то и краток срок земной.

16 декабря 2010 г., Route 22, East

 

***

Дела? Да пусть пойдёт всё прахом! –

Дороги суть – забвенье дел.

Тем более дорога с Бахом,

Вот так бы слушал и глядел

На быстролётные картины,

Что исчезают за спиной… –

………………………………

Из ежедневной паутины

В неотразимый мир иной!

17 декабря 2010 г., Route 22, West

 

ВАРИАЦИЯ 8-64

 

Не печалься понапрасну, –

Всё чудесно, всё прекрасно,

Улыбнись же, кто скорбит, –

Жизнь – не время для обид. –

Лучезарно, без обиды

Звёзды меряют орбиты, –

Так и в доме всё путём,

Что хотим, то и плетём.

Обособясь из плаценты,

Мы кричим стихом акцентным,

А за ним, как грузовик,

Наезжает тактовик.

В старости сердечным фибрам

Слаще трепетать верлибром.

Дом. Очаг. Зола. Метла.

…………………………

И печаль моя светла.

18 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 8-65

 

Не хватает духу крепости,

А соблазн такой, что – SOS, –

Эти милые нелепости,

От которых смех до слёз.

А вокруг сплошные сказки, и

Бармалея они злей. –

По ночам виденья адские –

За стеною Мавзолей.

Вечер присказками страшными,

Сатанинский плащ кроя… –

Флаги красные над башнями,

Беспризорные края…

19 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

Только снег летит в лицо,

Только скользкое крыльцо, –

Не ступени – чистый лёд,

Только ступишь – и в полёт.

Только вспыхнет солнце-брошь,

И костей не соберёшь.

……………………………

Трубы медные. Гонец. –

Тут и сказочке конец.

20 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

Смех, улыбки – на замок.

Город сжался и промок.

И кружáт снежинок стаи,

Снег летит и тут же тает,

Снег – небес прямая речь. –

………………………………

Чтоб, как жизнь моя, истечь.

20 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

Комья грязи, как тефтели,

Ветра дикие фортели,

Дождь, как шапка на ворé, –

Злая осень на дворе. –

Разгулялась дрожью-корью

По души моей подворью

Старость – осень долгих лет.

Кресло, книга, тёплый плед,

Бесшабашного ухарства

Внуки – горькие лекарства,

Заметает время след… –

……………………………

И уже не до Джульетт.

20 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

ВАРИАЦИЯ 8-67

 

Виденье замучило

До помрачения разума:

Одноглазое чучело,

Чучело одноглазое.

Глаза закроешь и вот он:

Вóтан!

Трясёт картонным копьём –

Или папье-маше? –

Водку с ним вместе пьём –

Тошно душе.

Водка! Ужели истина в ней? –

Если так – харакири!

На сцене – ржанье коней,

Трупотасканье валькирий.

Кровь, как конфитюр –

Чур, меня, чур!

Снова засну и вот,

Едва в тепле разомлею,

Новый трупопровод

Из зала да к мавзолею!

А зал тот был знаменит

Колоннами и Берлиозом.

Лафет. Колонна. Зенит

Выжжен морозом.

Мир из папье-маше

Сожгло Жар-птицы перо…

Очнись! Перечти Бомарше!

Пой, Фигаро!

23 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

Облако, как собака,

Зоопарк – облака.

Солнце встает из мрака,

Земли золотя бока.

Турбин con fuoco бешено,

Участь пространства печальна,

И жизнь наша тоже взвешена

Совершенно буквально.

24 декабря 2010 г., A-319, Pittsburgh – San Francisco

 

***

Утесов рваные зубцы,

Икары – хрупкий алюминий.

Тысячелетья, праотцы,

А здесь нас не было в помине.

От нас ни вздоха, ни следа,

Ни слез, ни ярости, ни смеха. –

И только синяя слюда

Бесстрастно поглотила эхо.

24 декабря 2010 г., A-319, Pittsburgh – San Francisco

 

***

Город вышивкою в раме,

Блёстки-бисер – фонари...

Тьма сгустилась над горами

И ни проблеска зари.

Только ветер многоугло

Налетел из-за угла. –

Он нашел меня без Гугла –

Ночи мгла не помогла.

И вздыхал залив глубóко

Там внизу, на самом дне:

В небесах не дремлет Око,

Это мы живем во сне.

26 декабря 2010 г., San Francisco

 

***

При первых призраках рассвета

Был океан суров и тих.

Лишь чайки всхлипывали где-то –

Нездешний плач о малых сих.

Так это утро отличали

И пол-Луны в янтарной мгле,

И вздохи неземной печали,

Что суждена нам на земле.

27 декабря 2010 г., San Francisco

 

***

И вновь мистерия отъезда,

Разливы зоревые звёзд,

Забвенье времени и места,

Тоска невысказанных слёз.

Ещё рубашка на диване,

Ещё не собран чемодан... –

Но жизнь – спектакль расставаний,

Неотвратим и первоздан.

28 декабря 2010 г., San Francisco

 

***

Ночи чёрное бездонье,

Дама в Чёрном за плечом,

Самолёт в потусторонье,

Знает Б-г висит на чём.

Музыка простого гуда,

В бездне города-костры,

И творят полёта Чудо

Две турбины, две-сестры.

Мы часами размечали

Ночи чуткий чернозём…

…………………………

Так долинами печали

Мы летим, бредём, живём…

28 декабря 2010 г., A-320, San-Francisco – Pittsburgh

 

***

Плывём. Пороги да мели.

И сил не хватает взвесить,

Чем был он, на самом деле,

Год две тысячи десять.

Что в нём навсегда остаётся,

Что чёрные ветры задули –

Апреля весёлое солнце,

И нежные луны в июле…

30 декабря 2010 г., Pittsburgh

 

***

Что ждёт нас – радость или крах

Под будней игом?

Дыханье мигов на щеках,

Дождь – миг за мигом.

Кому дожди, кому метель,

Кому-то жар рапсодий. –

Вот так и не увидев цель,

Мы, что ни миг – уходим.

31 декабря 2010 г., Pittsburgh

Составлено 20 января 2011, Johnstown


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 105




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer2/Kushner1.php - to PDF file

Комментарии:

Когаловский Сергей
Иваново, Россия - at 2011-03-14 14:24:24 EDT
Дорогой Борис!
Сразу же по прочтении Вашего нового произведения, скромно называемого подборкой, одна половина моего «я» безудержно устремилась тут же делиться с Вами, и далеко не только с Вами, переполнявшими ее эмоциями. Другой, «рациональной» половине стоило немалых усилий удержать первую. Она впала в задумчивость, пытаясь постичь этот Феномен, совершенно не похожий на прежние Ваши стихи. Она сознавала ограниченность своих возможностей как возможностей рационального подхода к над-рациональному и смиренно пыталась постичь только имя этого Феномена. Приходили в голову и Велимир Хлебников с его вихревой «Ночью перед Советами», и Блок с его «Двенадцатью», и Цветаева с ее перебивающейся ритмикой, рождающей меональное начало. Но это совсем другое, это Борис Кушнер. И едва ли это другое могло бы при всей Его самодостаточности быть воспринято настолько же полнокровно (простите за дилетантскую наглость) «само по себе», без соотнесенности прежде всего с прежними Вашими произведениями. И найти ему имя значило бы найти имя и предшествующему ему Феномену. Вот робкий результат постижения, подсказанный «Рождением трагедии из духа музыки» Ницше: аполлониевское-дионисиевское. Но какая здесь сизигия полярностей, какое их взаимопроникновение, какие превращения, какой Трагизм, и какой Свет в этом Трагизме, переплавляющий Его в Путь! И какая свобода творца! Здесь слышится музыка Бетховена. (Да ведь и Ницше едва ли родился бы без Бетховена).
Но прав ли я, это ли истинное имя Вашего произведения? – задаваясь этим вопросом, я тут же его отторгаю как ложный: всякое многомерное высоко талантливое творение рождает все новые образы и смыслы, обретает все новые имена. Вашему творению предстоит обрести много имен. Названное мною – это лишь одно из них.
Поздравляю Вас и сердечно благодарю за обогащение.
Сергей Когаловский

исанна лихтенштейн
хайфа, израиль - at 2011-03-11 06:58:45 EDT
И напрасно мы мечемся

Меж загона оград, –

Наши судьбы помечены –

Всюду знаки утрат

Дорогой Борис! Давно хотела еаписать несколько слов благодарности за прекрасные стихи, а еще больше за личную близость выраженного в прекрасных созвучиях. Не случайно вынесла строки первого стихотворения в эпиграф.
Мы лично не знакомы, но это ничего не меняет: я воспринимаю это, как досадное недоразумение.
Какая широта интересов, поражающие воображение способности!
Желаю добра и успехов во всех делах. До встречи... в Израиле или на страницах журнала. Будьте благополучны

Марк Азов
Назарет Илит, Израиль - at 2011-03-02 05:58:26 EDT
Дорогой Борис! Не успеваю удивляться Вашей необъятности. Вы доказали мне, что алгебра и гармония - близнецы-братья. Что у разума есть сердце, а у сердца разум.Но, вот, вкушая стихи Ваши в очередной раз все новыми гроздями, я понял, что вы еще и гранильщик бриллиантов. Они светят многими гранями, они звучат, падая на серебряный поднос..И долго дрожит в воздухе этот затаенный звук.Я знаю, что дорога для Вас не только философия дороги, она сама дорога, частая, трудная и прекрасная через горы и мир, созданный не нами и не для нас, и от этого еще более прекрасный, потому что каждый раз открываешь неведомое.
Я бы привел здесь Ваши строки, которые сильнее всех ударили в грудь, но их уже повторил Йон Деген. Почему-то люди, видавшие смерть в лицо, ценят одно и то же. Ну, разве что, я бы добавил:
" В разгуле грохота и воя,

В полёте бешеных огней

Я обнимаю всё живое

Ещё сильней.

Живое слаще, в самом деле,

Когда уже не до нытья,

Когда трепещешь еле-еле

Над пропастью небытия."

Можно объять необъятное - я обнимаю Вас.


Sophia Gilmson
Austin, Texas, USA - at 2011-03-01 22:54:51 EDT
Изумительные стихи! Эта подборка - по сути, книга. Широчайший охват эмоций, богатство ассоциаций - и музыка! Музыка во всем! Не берусь выбрать самое мне близкое, чуть ли не каждое стихотворение вызывает немедленный отклик души. Спасибо!

Семен Конотоп
нью-йорк, нью-йорк, - at 2011-02-27 17:28:10 EDT
Как бы хотелось, чтобы такие стихи прочитало как можно больше людей, особенно из числа тех, кто способен настраиваться на волну подлинной поэзии. Впрочем, я уверен, что "7 искусств" достаточно популярный (в лучшем смысле слова) сетевой журнал.
Присоединяюсь к пожеланиям творческого долголетия большому поэту.

Изя Кремень
Пенсильвания, США - at 2011-02-26 21:03:21 EDT
Дорогой Борис
Не знаю, что вдохновляет Вас, кажется сама жизнь, но меня всегда вдохновляют Ваши искренние, глубокие и свежие стихи, ритмы, рифмы, мысли...Наиболее мне близки стихи, написанные Вами 1-го и 30-го ноября. Всегда жду продолжения...

Ион Деген
- at 2011-02-26 12:48:33 EDT
И все-таки не перестаю удивляться: каждый день стихотворение, а то и два. И какие стихи! Да, философия почти в каждом.
Один слушал рэп, балдея,
Другой созрел для костра… –
Слова «идиот», «идея» –
Брат и сестра.
Это я хотел сказать, а сказал Борис Кушнер. А не сказал я, потому что не умею так.
И шепчет Тайна тростниковой песней,
И шелестят страницы мудрых книг…
Но всех тысячелетий неизвестней
В упор глядящий предстоящий миг.
Но, дорогой Борис, не смейте писать того, что написали 3-го ноября. Вам предстоит ещё долгая-долгая дорога, о которой Вы сказали:
И философия дороги
Ложится в нежные стихи.
От всего сердца желаю Вам этой многодесятилетней дороги!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//