Номер 2(15) - февраль 2011
Симон Шноль

Симон Шноль Космофизические эффекты в результатах измерений процессов разной природы. Главы из еще не изданной книги

Для чего толь многие учинены опыты в

физике и химии?

Для чего толь великих мужей были труды и

жизни опасные испытания?

Для того ли только, чтобы, собрав великое

множество разных вещей и материй в

беспорядочную кучу, глядеть и удивляться

их множеству, не размышляя о их

расположении и приведении в порядок.

М.В. Ломоносов

Предисловие

Эта работа была начата в 1951-1956 гг. в попытках уменьшить «разброс результатов» при возможно более точном выполнении измерений скорости гидролиза АТФ (АТФ-азной реакции), катализируемой белками мышц – белками актомиозинового комплекса.

Прошло более 50-и лет. В результате проведенной в эти годы работы установлено:

Необъяснимый методическими причинами «разброс результатов измерений» свойственен процессам любой природы от биохимических реакций до радиоактивного распада. Он обусловлен космофизическими причинами.

Амплитуда флуктуаций (разброса результатов) относительно измеряемой величины различна для процессов разной природы.

Тонкая структура распределений величин амплитуды флуктуаций – форма соответствующих гистограмм – не зависит от природы процесса.

Форма гистограмм в одно и то же время, в данном географическом пункте сходна для любых процессов.

Форма гистограмм закономерно изменяется во времени

Эти изменения определяются космофизическими факторами.

Из совокупности результатов сделан вывод, в соответствии с которым представляется вероятным, что дискретные флуктуации измеряемых величин являются следствием флуктуаций пространства-времени, являющихся, в свою очередь, следствием движения изучаемых объектов в неоднородном гравитационном поле. Эта неоднородность, по-видимому, обусловлена наличием «небесных тел» – сгущениями масс в окружающем пространстве.

При движении объекта относительно этих тел, в неоднородном гравитационном поле, возникают гравитационные волны. В каждой точке пространства-времени происходит интерференция этих волн. Соответствующая интерференционная картина проявляется в тонкой структуре изучаемых нами гистограмм.

Эти весьма общие выводы были сформулированы при постепенном изменении представлений о природе изучаемых явлений. Полагая первые годы наблюдаемые закономерности проявлением специфических свойств мышечных белков, мы через несколько лет обнаружили, что они свойственны всем белкам, затем увидели те же закономерности в безбелковых химических реакциях, а потом стало ясно, что мы имеем дело с неспецифическим свойством самых разных, любых, процессов. Единственное общее у процессов разной природы было то, что они происходят в одном и том же пространстве-времени. Отсюда и следовали выводы, приведенные выше.

Каждый шаг на этом пути требовал большой работы. Шаги эти осложнялись психологическими трудностями в силу необычности феноменов и потому особой ответственности за достоверность выводимых закономерностей.

Изменения представлений не обесценивает материалы предыдущих этапов по достижении очередного, более позднего. Так, установление универсального характера изменений формы гистограмм во времени не обесценивает явлений и закономерностей, найденных при исследовании белков. Поэтому в задачи этой книги входят обзор всех стадий проведенных исследований

В связи с этим книга состоит из двух частей. В первой прослеживается ход исследований, приведших к изменению представлений от «особых свойств растворов белков» до вывода о весьма общей природе явления, независимости тонкой структуры гистограмм от природы процессов.

Во второй – рассмотрены экспериментальные основания для вывода о космофизической обусловленности наблюдаемых феноменов

Часть I. От биохимических и химических реакций до процессов радиоактивного распада. 1951-1997 гг.

***

Краткая «хронология» 1-й части.

В исследованиях 1951-1970 гг., после нескольких лет работы по исключению методических артефактов, был сделан вывод, в соответствии с которым «аномальный разброс результатов» объясняется тем, что в препаратах этих белков происходят синхронные в макрообъемах, обратимые изменения конформации молекул этих белков – «конформационные колебания». Эти макроскопические колебания происходят в результате синхронизации изменений конформаций отдельных молекул, достигаемой при посредстве «волн структурной перестройки» воды – изменение «структуры» водного раствора, заполняющего пространство между молекулами белка. Способность белков мышц к таким «конформационным колебаниям» является основой ритмической активности сердца и гладких мышц. В произвольной, поперечнополосатой мускулатуре синхронизация конформационных изменений макромолекул обеспечивает высокую эффективность аппаратов биологической подвижности [1-12].

В связи с этой гипотетической картиной были проведены многолетние исследования правдоподобности представлений о волнах структурной перестройки в воде (водных растворах), как условии синхронизации конформационных изменений молекул в макрообъемах [12-19]. И начаты поиски колебательных режимов в разных биологических и химических процессах, что привело к существенному прогрессу в этой области [20,21].

После работ Е.П. Четвериковой, обнаружившей аналогичные проявления «конформационных колебаний» в растворах фермента креатинкиназы [22-28], стало ясно, что способность к синхронным в макрообъеме изменениям свойственна не только фибриллярным белкам мышц. В 1970 годы было показано, что синхронные в макрообъемах изменения, возможно, являются общим свойством растворов разных белков [16].

Кульминацией усилий по доказательству реальности феномена синхронных в макрообъемах изменений – «конформационных колебаний» макромолекул белков – были опыты 1960-1978 гг., в которых мы одновременно отбирали пробы из разных точек объема раствора и регистрировали в них синхронные изменения ферментативной активности или титра SH-групп во всем объеме сосуда[6,7,26-29].

Однако, в этих же опытах было обнаружено не сразу осознанное, замечательное явление: синхронное изменение ферментативной активности и титра SH-групп в порциях общего раствора белка, находящихся в разных сосудах. Этот феномен мы полагали сначала свидетельством устойчивости режима колебаний, сохраняющегося и после отделения порции раствора от основного объема. Однако, постепенно стало казаться более убедительным объяснение этого феномена одинаковым действием на порции раствора в разных сосудах каких-то внешних «сил».

Так или иначе, после примерно 25-и лет исследований, к 1979 году, доказательство достоверности основного феномена – «синхронных в макрообъеме раствора, обратимых конформационных изменений молекул белка» – можно было считать завершенным.

Однако мы продолжали исследовать другой феномен – дискретный характер распределения результатов – наличие «разрешенных» и «запрещенных» значений измеряемой величины. Со временем стало ясно, что тонкая структура распределений – форма соответствующих гистограмм – и амплитуда разброса результатов могут изменяться независимо друг от друга. Иногда получаются резко дискретные распределения, гистограммы с четкой тонкой структурой, при относительно небольшой амплитуде «колебаний». Иногда, наоборот, при большой амплитуде получаются гладкие распределения, без четко выделенных дискретных состояний. Таким образом, сама по себе дискретная форма гистограмм не является диагностическим признаком наличия «синхронных в макрообъеме конформационных колебаний молекул белка».

В работах 1978-83 гг., было показано, что тонкая структура гистограмм и изменения этой тонкой структуры во времени свойственны процессам любой природы [30-34]. Последующие годы, до настоящего времени (2008 г.) были посвящены преимущественно исследованию природы тонкой структуры гистограмм. Был сделан вывод, в соответствии с которым тонкая структура гистограмм определяется космофизическими факторами и отражает флуктуации пространства-времени, возникающие при движении в неоднородном гравитационном поле.

Таковы основные этапы этого периода исследований. Перейдем к их более детальному рассмотрению.

Глава 1. Начало. Обнаружен «разброс результатов» измерений АТФ-азной активности в растворах актомиозина, необъяснимый тривиальными причинами (1951-1957 гг.). Этот «разброс» объяснен особыми свойствами белков мышц – синхронными в макрообъеме изменениями конформации макромолекул этих белков (1958-1970 г.г.)

8 сентября 1951 г я начал работать на вновь создаваемой кафедре Медицинской радиологии ЦИУ Врачей – это было «ответвление атомного проекта» с задачей пропаганды и обучения исследователей и врачей методам применения радиоактивных изотопов в экспериментальных и клинических целях [35]. Мне пришлось заниматься оборудованием лаборатории, хранилища радиоактивных изотопов, монтажом измерительных приборов, разработкой методов измерений, мытья посуды, утилизацией отходов. Уже в октябре мне пришлось начать занятия с курсантами – военными и штатскими врачами.

Среди множества проблем, одной из первых была задача расчета и точного приготовления радиоактивных растворов. Существовала высокая радиационная опасность и нужна была уверенность в аккуратности и точности работы. Я тщательно определил возможные ошибки на всех этапах стандартных процедур и с удовлетворением отметил, что моя суммарная ошибка – «разброс результатов» – составляет всего около 1,5 % от измеряемых величин.

Однако, помимо служебных обязанностей, я занимался собственными исследованиями. После 15 ч, когда кончался официальный рабочий день (так рано, ввиду опасности работы), я начинал работу по свой специальности – биохимии. Изучал взаимодействие радиоактивных аминокислот с белками (это стало моей кандидатской диссертацией) и ферментативную, АТФ-азную активность белков актомиозинового комплекса. И тут, при измерении скорости этой ферментативной реакции, куда-то девались мои экспериментальные навыки. Резко возрастал «разброс результатов». Скорости реакции при повторных измерениях, при строгом соблюдении «принципа прочих равных условий» («Ceteris paribus”…), иногда отличались в два раза, среднеквадратичная ошибка превышала 20 %!

Студентов учат делать не менее двух одинаковых измерений – эти измерения называют «параллельными пробами». А если результаты этих двух измерений сильно отличаются, рекомендуют делать еще одно, третье «параллельное» измерение. Из трех выбирают два близких результата, а третий… отбрасывают, как «выпавший».

Я не хотел отбрасывать результаты и стал увеличивать число «одинаковых» измерений. Стал делать по 10 «параллельных». И увидел странную вещь – мало того, что скорости реакции в разных порциях раствора сильно отличались друг от друга, – очень часто результаты образовывали две – три группы. Ни какую из них нельзя было предпочесть другим. Это было первое проявление дискретности распределений результатов измерений.

Увеличил число измерений до многих десятков, а потом до нескольких сотен. Дискретность становилась только более явной… Вместо ожидаемых «нормальных» распределений получались гистограммы с явно преимущественной реализацией одних величин и малой вероятностью реализации других.

Прежде всего, стало ясно: это не «параллельные» пробы, а «последовательные»! Значит, свойства раствора белка изменяются во времени! Эти изменения обратимы? И состояния препарата дискретны?

Нужно было убедиться, что все это не результат методических ошибок, что эти отличия не объясняются негомогенностью раствора, разным объемом порций растворов, разной концентрацией белка, разной температурой, разным качеством стекла и формы пробирок. На это потребовалось много лет.

На рис. 1 изображен, в качестве иллюстрации феномена, результат типичного опыта тех лет, в котором 5 октября 1957 года было сделано измерение АТФ-азной активности последовательно отбираемых с 15 секундными интервалами 173 равных порций раствора актомиозина.

А) Видно как в районе 40-й порции АТФ-азная активность препарата начинает уменьшаться, уменьшается почти в 2 раза к 66-й пробе и вновь резко возрастает, начиная с 70-й пробы. И снова ферментативная активность убывает в районе 120-145 проб и снова растет к концу опыта

Б) Существуют «предпочтительные» значения измеряемой величины. Ферментативная активность в районе 360 и 200 условных единиц реализуется значительно чаще, чем другие величины. Соответствующая гистограмма не похожа на гладкое «нормальное» распределение.

Рис. 1. Иллюстрация спонтанных изменений («колебаний» с большой амплитудой) ферментативной – АТФ-азной активности в растворе актомиозина. Опыт 5 октября 1957 г. Среднеквадратичная амплитуда «разброса результатов» в %% к средней величине равна 23 %. По оси абсцисс №№ 15-секундных интервалов между пробами. По оси ординат – ферментативная (АТФ-азная) активность (условные единицы)

Рис. 2 Гистограмма – распределение реализуемых величин в опыте рис. 1.

На рис. 3 и 4 дана аналогичная иллюстрация результатов типичного опыта, поставленного «20 лет спустя» – 30 мая 1978 года. В эти годы мы в основном работали с разбавленными растворами креатинкиназы. Здесь также видны флуктуации измеряемой величины, значительно превышающие по амплитуде методические ошибки (8,1 % по сравнению с 1,5 %.

Рис. 3 Иллюстрация «макроскопических флуктуаций» скорости реакции АТФ + креатин= креатин-фосфат + АДФ, катализируемой ферментом креатинкиназой. Опыт 30 мая 1978 г. По оси абсцисс время. Минуты. По оси ординат – скорость реакции в условных единицах

Рис. 4 Характерное дискретное распределение – дискретная гистограмма результатов измерений, изображенных на рис. 3

На этих рисунках видны два основных феномена:

1.       «чрезмерно» большая амплитуда разброса результатов измерений и

2.      дискретное распределение получаемых величин, наличие «разрешенных» и «запрещенных» состояний.

Как стало ясно в результате дальнейшей работы, амплитуда разброса результатов и форма дискретных распределений (форма соответствующих гистограмм) могут изменяться независимо друг от друга.

В 1950 годы у меня было много интересных задач. Но заниматься ими при наличии такого разброса результатов и таких странных распределений казалось мне невозможным. Я решил сначала выяснить причины этих явлений, а потом заняться более интересными явлениями…

Прошло 50 лет. «Выяснение» еще не завершено. Но то, что я узнал, может быть интересно будущим исследователям.

Сначала я полагал эти феномены специфичными именно для белков мышц, белков актомиозинового комплекса. Через 15 лет работы «оказалось», что это свойство вообще любых белков. К началу 1980 годов стало ясно, что:

1. Амплитуда «разброса результатов» и форма соответствующих гистограмм могут быть не связаны друг с другом, они являются следствием разных причин. Синхронизация изменений молекул белков в растворах отражает важные свойства, могущие быть основой многих физиологических процессов.

2. Дискретные распределения свойственны процессам любой природы от биохимических реакций до радиоактивного распада, что в формах соответствующих гистограмм отражаются весьма общие свойства нашего мира. В настоящее время я думаю, что в этих явлениях проявляются флуктуации пространства-времени, возникающие при движении Земли в неоднородном гравитационном поле…

Мне представляется небесполезным проследить ход экспериментов и изменение концепций по мере этих многолетних исследований – от частной биохимии к общей физике. (Читатель не-биохимик может пропустить эту первую «историческую» часть и начать чтение сразу с описания результатов измерений радиоактивности и флуктуаций в случайных процессах).

1.1 «Конформационные колебания» белков мышц. Волны структурной перестройки воды

После нескольких лет исследований, для объяснения странного «разброса результатов» измерений АТФ-азной активности белков актомиозинового комплекса, я «нарисовал» такую картину [2,7,9,10,12]:

Эти белки существуют в нескольких почти равновероятных состояниях – в разных конформациях макромолекул с разной ферментативной активностью. И эти конформационные состояния переходят одно в другое по аналогии с явлением полиморфной кристаллизации – побеждает то одна, то другая форма. В препарате проходят волны структурной перестройки – «конформационные колебания». Посредником, обеспечивающим синхронизацию конформационных перестроек во всем макрообъеме, я считал волны структурной перестройки воды, возникающие при появлении и исчезновении гидрофобных и гидрофильных участков макромолекул (при «открывании и закрывании» складок («ртов») на поверхности макромолекул белка).

Придуманные мною «волны структурной перестройки воды» представляли собою переориентацию диполей воды при изменении свойств поверхности – от гидрофильной к гидрофобной. Изменения, переориентация ближайшего к контактной поверхности слоя вызывают изменения ориентации следующих слоев и так далее – до прихода этой волны переориентации к поверхности другой молекулы. Изменения конформации одной молекулы синхронизируются с изменениями конформации другой, аналогично «затягиванию», «захвату», синхронизации осцилляторов (например, маятников, подвешенных к общей основе). Это могла быть интересная задача о синхронизации беспорядочно колеблющихся осцилляторов в трехмерной среде…).

Условием осуществления таких «макроскопических конформационных колебаний» должна быть близость состояния системы к фазовому переходу, к «критической точке» («когда радиус корреляций флуктуаций бесконечен»).

Картина получалась стройной и могла служить основой объяснения механизма важных биологических явлений: ферментативного катализа, биологической подвижности, генерации и восприятия акустических и электромагнитных полей (Последнее – поскольку макромолекулы – электреты – содержат фиксированные электрические заряды, движение которых и создает электромагнитные поля).

Такие переходы из одного состояния в другое сократительных белков мышц – белков актомиозинового комплекса – казались мне очень естественными именно для этих белков. Эта их способность при необходимой структурной организации могла бы быть основой ритмической активности сердца, летательных мышц насекомых и медленных колебаний, например, перистальтики кишечника.

Эти идеи были поддержаны Сергеем Евгеньевичем Севериным, Львом Александровичем Блюменфельдом и Глебом Михайловичем Франком и стали впоследствии программой исследований нашей лаборатории в Пущино. Г.М. Франку нравился образ молекул белков-ферментов, «жующих» субстраты. Картина эта увлекла Дмитрия Сергеевича Чернавского и мы с ним и Юрием Исааковичем Хургиным в 1966 г сформулировали концепцию «белок машина» [36,37].

Эти «самопроизвольные изменения свойств белка», вследствие синхронизации флуктуаций в зоне фазового перехода полиморфной системы, занимали меня много лет и составили предмет многих публикаций. Некоторые из них мне бы хотелось спасти от забвения. [2,7,9,12, 15,16].

Глава 6. Итоги исследования «макроскопических флуктуаций» за 1951-1997 гг.

Эти итоги кратко обозначены в Предисловии. В представленных выше главах прослежен, в основном, ход экспериментальных исследований, приведших к итоговым выводам этой части. Я вижу незавершенность многих начинаний. Видно, как много лет ушло на опыты, в которых, на самом деле, было невозможно получить ответы на поставленные вопросы. Видно, что, с другой стороны, некоторые направления исследований были прекращены, когда можно было ожидать еще важные результаты (опыты с растворами белков, с «затравкой», с синхронными колебаниями в макрообъемах растворов). Но, делать нечего. Жизнь только одна. И при всем этом к 1997 году можно было сказать, что в закономерностях «разброса результатов», сопровождающем измерения любых процессов, скрыты замечательные вещи, скрыты проявления фундаментальных свойств нашего мира.

Вот их краткий перечень:

1. Амплитуда «неуничтожимого» разброса результатов является фундаментальной характеристикой процессов разной природы.

2. Тонкая структура гистограмм не случайна, не зависит от природы процесса и определяется как чисто арифметической, так и внешней космофизической (космогонической) причинами.

3. Форма гистограмм в разных географических пунктах изменяется синхронно по местному (а иногда и по абсолютному) времени.

4. Форма гистограмм сходна в ближайших соседних интервалах времени («эффект ближней зоны»).

5. Форма гистограмм с высокой вероятностью повторяется с околосуточным, околомесячным и, возможно, годичным периодами.

6. Формы гистограмм с высокой вероятностью бывают зеркально симметричными. Хиральность – фундаментальное свойство нашего мира.

Поскольку, единственным общим для процессов разной природы было их осуществление в одном и том же пространстве-времени, на основании этих закономерностей было высказано предположение, что мы имеем дело с флуктуациями пространства-времени, обусловленными неоднородностью гравитационных полей

Дальнейшее развитие и обоснование этих выводов стало возможно после создания в 1997 году Эдвиным Владимировичем Пожарским замечательно удобной компьютерной программы «Gistogram manager”(см. 2-ю часть). Создание этой программы позволило в десятки раз увеличить интенсивность работы и ознаменовало начало нового периода наших исследований.

Результаты исследований за десятилетие 1997-2008 гг. составляют содержание второй части этой книги.

Часть II. Космофизические закономерности в случайных процессах

Открылась бездна звезд полна

Звездам числа нет – бездне дна

М.В. Ломоносов

Введение

В 1-й части книги был прослежен ход исследований, начатых в 1951-1954 гг. с целью выяснения причин странного, не обусловленного методическими причинами, разброса результатов измерения ферментативной (АТФ-азной) активности в растворах белков мышц – белков актомиозинового комплекса. Два обстоятельства требовали объяснения: 1) – «слишком» большая амплитуда этого «разброса» и 2) – дискретный характер, наличие «разрешенных» и «запрещенных» значений измеряемых величин, феномен похожий на макроскопическое квантование, проявляющийся в тонкой структуре статистических распределений, в тонкой структуре соответствующих гистограмм.

1-я часть этой книги посвящена исследованиям природы этих феноменов продолжавшихся на протяжении более чем 40-летнего периода с 1957 до 1997 гг.

Во 2-й части представлены результаты продолжения этих исследований, полученные, в основном, на протяжении десятилетия 1997-2007 гг. Эти результаты позволили обосновать весьма общие выводы. Вот эти выводы:

1) «Разброс результатов» последовательных во времени измерений – неуничтожимое проявление фундаментальных свойств нашего мира. Этот «разброс» является следствием флуктуаций пространства-времени, происходящих вследствие движения объекта в неоднородном гравитационном поле.

2) Спектр амплитуд разброса результатов тонкая структура соответствующих гистограмм – не зависит от природы процесса и определяется только характером флуктуаций пространства-времени, происходящих при вращении Земли вокруг своей оси и ее движении по околосолнечной орбите.

3) Амплитуда этого разброса различна для процессов разной природы и зависит от многих обстоятельств, свойств и характера взаимодействий изучаемых объектов.

Эти выводы обусловлены значительным облегчением и интенсификацией анализа результатов измерений, ставших возможными благодаря использованию созданной в 1997 году Эдвиным Владимировичем Пожарским замечательно удобной компьютерной программы “Gistogram manager” (см. в [1])

До этого, в предыдущие десятилетия, в эпоху «до персональных компьютеров», при измерениях скоростей биохимических и химических процессов, удавалось обычно выполнить не более 250 точных измерений за рабочий день. По этим результатам можно было построить всего 4-5 гистограмм. После начала круглосуточных измерений радиоактивности с 6-и секундными интервалами (в 1986 г.) мы получали по 240 гистограмм каждые сутки. Наш банк-архив результатов измерений хранился в памяти большого общеинститутского компьютера. К концу рабочего дня мы получали «распечатку» – гистограммы, нарисованные принтером на больших листах бумаги. Сравнение гистограмм состояло в их перерисовывании на кальке и наложении рисунков друг на друга. Это была медленная и кропотливая работа.

Эдвин Владимирович Пожарский, выпускник Физтеха, занимался классической биофизической задачей – рентгеноструктурным анализом белков. Услышав, при первоначальном знакомстве, мой рассказ о наших работах, он сказал: «Полученное мною образование не позволяет серьёзно относиться к сказанному Вами…». Эти слова вошли в фольклор нашей лаборатории. Несмотря на «полученное образование», именно он внес самый важный практический вклад в наши работы. Сначала он попытался использовать алгоритмы нейронных сетей для создания компьютерной программы, определяющей сходство гистограмм вместо эксперта. Попытка оказалась неудачной. Тогда он создал программу GM, где все процедуры, кроме диагноза «сходна-несходна», выполняет компьютер и только этот диагноз ставит эксперт.

С помощью программы Э.В. Пожарского и наличия высокосовершенных персональных компьютеров «производительность труда» возросла в десятки раз. С 2000 г. в нашей лаборатории круглосуточно работают 2-4 установки конструкции И.А. Рубинштейна, производящие ежесекундную регистрацию альфа-активности соответственно 2-4 препаратов 239Pu. Теперь в день стало возможным каждому эксперту сравнивать формы до 20 000 пар гистограмм. Полученные с помощью этой программы за последние 10 лет результаты подтвердили достоверность основных выводов из работ предыдущих десятилетий. Обнаружено много новых феноменов. Наметились контуры физической картины, объясняющей эти феномены. Эти новые материалы составляют основное содержание последующих глав 2-й части этой книги.

Глава 25. Заключительная. Возможная природа «тонкой структуры» гистограмм.

В предыдущих главах сделан, насколько удалось полный обзор закономерностей проявления феномена «макроскопических флуктуаций» при измерениях процессов разной природы. В текстах этих глав отмечено множество парадоксов и неясностей, ждущих дальнейших исследований. Однако, в целом картина проясняется. Изменения формы гистограмм определяются движением изучаемых объектов в неоднородном, анизотропном пространстве-времени. Формы гистограмм являются характеристиками разных областей пространства-времени. Свойства этих областей оказались стабильными, воспроизводимыми на протяжении многих лет. Наиболее вероятной причиной анизотропии и неоднородности пространства времени представляется наличие в пространстве дискретных «сгущений» масс небесных тел. В каждой точке такого пространства происходит интерференция гравитационных взаимодействий. Тонкая структура гистограмм является отражением интерференционной картины области пространства, «пересекаемой» объектом при его движении. Гистограммы с их относительно узкими зонами, соответствующими дискретным значениям измеряемых величин, их пикам и впадинам, скорее всего и являются интерференционными картинами. Примерно так выглядит феноменологическая картина.

Физический смысл этой картины гораздо туманнее. В самом деле, не ясно: какими должны быть гравитационные неоднородности, чтобы объяснить наблюдаемые величины флуктуаций измеряемых величин? Речь идет о процессах любой природы от шумов в электронных схемах до альфа-распада. Единственное общее для всех процессов их нахождение в одном и том же пространстве-времени. Достаточны ли величины флуктуации свойств пространства-времени при движении в неоднородном и анизотропном гравитационном поле, чтобы объяснить величины флуктуаций характеристик разных процессов? Как объяснить различия относительных величин амплитуд флуктуаций в процессах разной природы? Почему в пьезокварце они составляют 10-6 от среднего значения измеряемой величины (в данном случае частоты), в скоростях химических реакций амплитуда флуктуаций имеет порядок 10-2 от средней, а при радиоактивном распаде амплитуда флуктуаций пропорциональна N-1/2? Как объяснить поразительную хиральность (зеркальность), наличие правых и левых форм гистограмм? Как объяснить регистрацию изменений формы гистограмм за очень малые интервалы времени посредством грубых приборов – плоских плохо ориентированных источников радиоактивности без коллиматоров, или с коллиматорами с низким пространственным разрешением («парадокс Харакоза». (За малые времена ориентация источников изменяется на углы, которые много меньше апертуры приборов.) Как это может быть?

В сущности, главный итог этой работы – формулировка вопросов, которые не могли возникнуть раньше. Не могли, поскольку не были открыты явления – основания для формулировки этих вопросов. Нужно было обнаружить «эффект ближней зоны», чтобы стал возможен вопрос о природе этого эффекта. Вопрос о том, по какой причине сходные гистограммы получаются достоверно чаще в соседних, никак не связанных друг с другом, интервалах случайных временных рядах ? И почему этот эффект иногда исчезает? И чем объясняется его фрактальность – почему не удается найти столь малые интервалы времени, чтобы форма гистограмм не «успевала измениться», чтобы вообще «остановить мгновенья» и форма гистограмм перестала бы изменяться?

Нужно было сначала обнаружить околосуточную периодичность появления сходных гистограмм и убедиться (вопреки естественному подозрению) что это не антропогенный эффект, что он не связан с ритмом человеческой деятельности, прежде чем стал возможен вопрос о природе этой периодичности. А когда было обнаружено расщепление суточного периода на два – на солнечные и звездные сутки, возник вопрос о природе такого расщепления. Вопрос получивший в нашей лаборатории название «парадокс Харакоза», – когда посредством приборов с плохим пространственным разрешением мы воспроизводимо различаем ориентацию на Солнце и на «неподвижные» звезды, при угловой разности ориентации всего в один градус! И что делать, что сказать, если такое расщепление в «эффекте местного времени» наблюдается с точностью до 10-3 секунды? Что тут делать? Отказаться от этих наблюдений, ввиду их «невозможности»? В самом деле, что делать, когда мне совершенно справедливо говорят: «ну, не можешь же ты определять годичные периоды с точностью до 1 минуты, когда в году 525 600 минут!». Что сказать? Сказать, что могу. Более того, отмечаю ежегодный сдвиг солнечного годичного периода на одну минуту… И даже объясняю как это я делаю.

Парадоксальные эффекты сопровождают всю эту работу и делают возможным формулировку все более «острых» вопросов. Обнаружение этих эффектов было связано с сильными психологическими потрясениями. Среди них – первые опыты с коллиматорами – обнаружением исчезновения суточного периода при направлении коллиматора на Полярную звезду. Как это может быть? Какое дело атомам плутония 239 до направления вылета альфа-частиц? «Бред какой-то!» = отреагировал на это утонченно воспитанный теоретик. Зато потом был поразительный по продуктивности 2004 год с опытами с вращением коллиматоров. И стало еще больше число ранее невозможных, вопросов. «На самом деле» вопросы не только возникали – из них следовали все новые варианты и идеи опытов. Но главным была задача достоверности феноменов. Сомнения в их достоверности изнурительны. Преодоление (или подтверждение) этих сомнений требует длительных опытов. И потому мне понятно «куда ушли 55 лет»: на каждый, даже не самый главный вопрос-сомнение обычно требуется около года жизни…. А когда речь идет о явлениях типа «ряд дневных гистограмм в Западном коллиматоре образуют палиндром с рядом гистограмм прошедшей ночи, а Восточном коллиматоре ряд дневных гистограмм образуют палиндром с последующей ночью, так что Западный коллиматор «смотрит в прошлое, а Восточный смотрит в будущее»… Тут бы лучше ничего никому не говорить, и несколько лет продолжать эти опыты, или, по обычаям XVIII-XVIII веков, зашифровывать сообщение в виде «анаграммы». Это чтобы приоритет сохранить и от критики избавиться. Это для тех, кто боится за свою репутацию…

Гипотезы теоретиков и сомнения экспериментаторов

Было бы несправедливо создавать мнение (в чем я и сам виновен), что вся эта работа «чистая эмпирика», что это лишь материал для собственно научной работы будущих теоретиков. Вовсе не так это. На каждом шагу непрерывная, нескончаемая экспериментальная работа сопровождалась «умственной деятельностью» и формулировкой все новых, часто все более экстравагантных, вопросов. В формулировке этих вопросов у меня было объяснимое преимущество: я думал над этими проблемами непрерывно много лет. Обсуждение с коллегами было очень полезно, но я не помню случаев, чтобы кто-нибудь задал при этом вопрос или высказал предположение вполне для меня новое (см. «эффект Веззолли» [68]). За прошедшие годы ряд авторов предлагали теоретическую интерпретацию обсуждаемых феноменов [113]. В этих работах были интересные гипотезы, но не было предложено ни одного реального ключевого опыта. Было также несколько публикаций с сомнениями в достоверности сообщаемых нами фактах [114]. Вступать в детальную дискуссию с первыми и опровергать вторых в этой книге мне представляется неуместным. С первыми из-за моей недостаточной образованности, со вторыми из-за экспериментальной необоснованности большинства их возражений.

Глава 26. Дополнительная. «Наука и жизнь» [115]

Странная вещь – параллельные пространства! Эта работа началась в нереально далекие времена. Начало 50-х годов – трудно произнести: прошлого века! Капитаны Министерства Госбезопасности, привозящие мне контейнеры с радиоактивными препаратами. Кафедра Медицинской радиологии. Аресты «врачей вредителей». 30-летний Л.А. Блюменфельд с характерной внешностью контрабандиста из оперы «Кармен» и густым басом «профундо». С.Е. Северин, слушающий мои сбивчивые рассказы о странном разбросе результатов в опытах с актомиозином. Смерть Сталина 5 марта 1953 г. Арест Берии в июне 1953 г. В.А. Энгельгардт, предупреждающий своих сотрудников (после моего доклада 27 марта 1957 г), – «какой был студент… он сошел с ума… никаких опытов с ним ставить не нужно…». Лекции и лабораторные занятия с курсантами – врачами ЦИУ по применению радиоактивных изотопов. Колебательная химическая реакция Б.П. Белоусова. Физический факультет МГУ, кафедра Биофизики 1960 г. Курс лекций «Биохимия» студентам Физфака с 1958 г по… настоящее время. Весна 1963 г – приказ Г.М. Франка о создании лаборатории Физической биохимии для работы в Пущино. Июнь 1964 г – переезд в Пущино. Студенты кафедры в Пущино. Лаборатория.

И много других параллельных «главных» пространств – мы, Алеша-Оля, мама, теща, братья, племянники, внуки...

Работа началась, когда был Сталин, потом Маленков, потом Хрущев, потом Брежнев, Черненко, Андропов, Горбачев, потом распался Советский Союз, был ГКЧП, Ельцин, Путин, Медведев…

А я все дни – «разброс результатов, колебания, гистограммы» – «статистические спектры реализуемых состояний». Дни – месяцы – годы – десятилетия. Изменяющиеся «картины мира», объясняющие получаемые результаты. Страсти и психологические катастрофы.

Как это было возможно? Как это было позволено? Что за страна, где такое (безобразие) возможно? Разные планы объяснений.

Я всегда был свободен в своих занятиях. Был свободен потому, что платил за свободу.

10 лет на кафедре Медицинской радиологии – платил созданием и чтением курса лекций и практических занятий по применению радиоактивных изотопов, организацией всей (опасной) работы с радиоактивностью: от хранения и использования изотопов до утилизации отходов и мытья посуды и созданием дозиметрического контроля. А еще был автором новых методов и работ по исследованию превращений меченых радиоактивных соединений…

50 лет на кафедре Биофизики Физического факультета – все годы чтением лекций, разработкой учебных планов, работой со студентами…

45 лет одновременно в лаборатории Физической Биохимии Института Биофизики – высокой продуктивностью выполнения плановых исследований и созданием обстановки творчества – 22 доктора наук сотрудников лаборатории разных лет…

И множеством опубликованных трудов, среди которых главные – по макроскопическим флуктуациям не сразу выдвигаются на первый план…

И потому благосклонность начальства – зав. кафедрой Мед. радиологии профессора Василия Корниловича Модестова и все годы дружба и сотрудничество с Л.А. Блюменфельдом на кафедре Биофизики и за ее пределами. И поддержка директора Института Биофизики Г.М. Франка с его лозунгом «Не гасите пламя!», а после него положительное отношение Г.Р. Иваницкого, Е.Е. Фесенко, Л.М. Чайлахяна и снова Г.Р. Иваницкого. А когда «заматерели» бывшие студенты и стали моими начальниками: В.А. Твердислов на кафедре и Д.П. Харакоз в лаборатории, обстановка продолжала быть дружеской и продуктивной. «Ловко устроился» говорят обо всем этом наши друзья.

И при этом – удивительная ситуация. Исследование «макроскопических флуктуаций» затрагивают фундаментальные представления о нашем мире. И никакого положительного внимания Академии наук. Оно, может быть, и хорошо - « минуй нас …и барский гнев и барская любовь…». В чем тут дело? Выжидают. А ну-ка все окажется «лженаукой» … А если все правда – тогда отметим отечественный приоритет и будем гордиться…

Произошла «перестройка». Обычное в советское время, хоть и скудное, финансирование прекратилось. Как хорошо, что я успел запастись небольшим числом низко-активных препаратов 239-плутония. Период полураспада 24 тысячи лет достаточно велик. Приборы – самодельные… Все очень удачно. Но… ни одного гранта на эти исследования за все годы. Мне даже перестали присылать «отказы». Это нормально – это значит, что работа совсем новая и оценивать ее некому. Но нужны компьютеры и прочее вспомогательное оборудование. Спас нас совсем незнакомый и не очень богатый американец – пожилой инженер-физик Томас Петерсон. Он услышал о наших работах от М.Н. Кондрашовой на симпозиуме и… приехал в Пущино… Несколько лет мы получали от него деньги, достаточные, чтобы обеспечить нас компьютерами. А потом, и тоже через М.Н. Кондрашову, о наших работах узнал замечательный человек Владимир Петрович Тихонов – тоже инженер-физик, выпускник МВТУ им. Баумана, владелец фирмы – завода ДИОД. Он сказал, что не может допустить, чтобы это дело погибло. Несколько лет мы получали от него 700 долларов на лабораторию ежемесячно – и мы опять обновили наше оборудование. Удивительно, стиль бескорыстного дружеского общения, характерный для российской науки, не исчез. Так, без официальных денег, без грантов мы сотрудничаем с исследователями Арктики и Антарктики из лаборатории О.А. Трошичева из СПб – института Арктики и Антарктики (ААНИИ), с Ильей Александровичем Рубинштейном из Ядерного института МГУ (НИИЯФ МГУ), так, почти без денег, делает нам замечательные приборы Владимир Алексеевич Шлектарев.

Работа продолжается. Число актуальных задач возрастает. Среди них подготовка к измерениям на МКС. Прошло более 5 лет в попытках получить разрешение на опыт в условиях космического полета. Разрешение, наконец, получено. Опыт может состояться в 2010 году. Следует быть готовым к неожиданностям. Получим ли мы там период повторного появления гистограмм сходной формы, равный периоду оборота станции вокруг Земли? Сохранятся ли там зависимости от направления вылета альфа частиц? Увидим ли мы эффекты, обусловленные высокой скоростью движения станции?

Мы долго добивались этого разрешения. Я неоднократно выступал в аудиториях перед теми от кого это зависело. Я говорил им: «Мне скоро 80 (!) нельзя затягивать решение». Мне отвечали: «А Вы живите дольше!» Ценный совет – я пока ему следую.

***

Благодарности…

В текстах глав этой книги с благодарностью упомянуто множество имен. Однако этим не исчерпан мой долг. Длительные усилия по исследованию необычных феноменов связаны с психологическими трудностями. Все годы, все дни – с начала нашего знакомства на вступительном  экзамене по физике, при поступлении в Университет в июле 1946 года, – у нас с Мусей (Марией Николаевной) Кондрашовой «общая жизнь». Я обязан ей не только сохранением психологической устойчивости, но и обсуждением и прояснением, где это удавалось, всех результатов и этапов этих исследований.

У нас общий высокочтимый учитель профессор Сергей Евгеньевич Северин. Мы обязаны ему «направлениями нашей жизни» – от момента поступления на кафедру Биохимии в 1948 году. Его давно нет на Земле, но мы оба слышим его голос, его интонации, его вопросы, его советы. У нас разные области науки – у нее биохимические основания физиологии, у меня все более – «тайны мироздания». Но бесценную поддержку он оказывал нам не только в науке, но и в непростой реальной жизни. Я пишу об этом в свой книге «Герои, злодеи, конформисты российской науки» [115].

Более 50-и лет, с первых дней исследования «АТФ-азной активности растворов белков мышц» в 1951 г., я имел счастье обсуждать получающиеся странные результаты не только с С.Е. Севериным, но и Львом Александровичем Блюменфельдом. Его интерес, физическая интуиция, благожелательность и психологическая опора незабываемы. Я пишу об этом в еще одной своей книге: «Лев Александрович Блюменфельд. Биофизика и Поэзия» [116].

Возможность многие годы заниматься исследованием «негрантовой» проблемы обусловлена не только тем, что за эту возможность я «платил» преподаванием на кафедре Медицинской радиологии в Центральном Институте Усовершенствования Врачей и на кафедре Биофизики в Университете и продуктивной работой по другим темам нашей лаборатории в Институте биофизики, но благожелательством и поддержкой руководителей этих учреждений зав. кафедрой Медицинской радиологии проф. В.К. Модестова. директоров Института Биофизики АН СССР академика Г.М. Франка, чл. корр. РАН Г.Р. Иваницкого и чл. корр. РАН Е.Е. Фесенко, чл. корр. РАН Л. Чайлахяна зав. кафедрой Биофизики Физ. ф-та МГУ (после Л.А. Блюменфельда) проф. В.А. Твердислова и зав. лабораторией Физ. биохимии Д.П. Харакоза.

В разные годы в проведении опытов, в обработке и анализе получаемых результатов положительным образом принимали непосредственное участие Христофор Францевич Шольц, Валерия Ивановна Гришина, Нина Андреевна Смирнова, Татьяна Яковлевна Брицина, Надежда Павловна Иванова, Татьяна Владимировна Перевертун, Валерий Александрович Коломбет, Вадим Иванович Брусков, Николай Борисович Хохлов, Михаил Петрович Шарапов, Наталия Вячеславовна Удальцова, Наталия Борисовна Бодрова, Владимир Абрамович Намиот, Павел Сергеевич Иванов, Эдвин Владимирович Пожарский, Александр Анатольевич Конрадов, Татьяна Александровна Зенченко, Константин Игоревич Зенченко, Максим Валериевич Федоров, Людмила Петровна Агулова, Виктор Николаевич Морозов, Александр Викторович Каминский, Виктор Анатольевич Панчелюга, Илья Александрович Рубинштейн.

Особую благодарность я должен принести за многолетнее сотрудничество моим друзьям из СПб. ААНИИ – Олегу Александровичу Трошичеву, Сергею Николаевичу Шаповалову, Виктору Владимировичу Соколовскому, Эдуарду Степановичу Горшкову.

При анализе результатов этих исследований особо полезны были обсуждения с академиком Е.Л. Фейнбергом и на семинарах академиков В.Л. Гинзбурга и Г.Т. Зацепина, семинарах проф. Ю.С. Владимирова, проф. А.П. Левича, проф. И.М. Дмитриевского, проф. Ф. Поппа, проф. Д.Г. Павлова. Советы и мнения Бориса Михайловича Владимирского, Вячеслава Евгеньевича Жвирблиса, Александра Альбертовича Кириллова, Виктора Константиновича Ляпидевского, Сергея Алексеевича Васильева, Фазоила Иноятовича Атауллаханова, Дмитрия Петровича Харакоза, Галины Николаевны Зацепиной послужили стимулами для постановки и трактовки результатов ряда исследований.

Я должен еще раз выразить благодарность за психологическую и финансовую поддержку, оказываемую в разные годы нашей лаборатории Т. Петерсоном и В.П. Тихоновым.

Написание и издание этой книги было стимулировано при обсуждении результатов наших исследований с Дмитрием Давидовичем Рабунским. Он взял на себя также труд издателя и редактора.

Я благодарен внуку Сергею за постоянные консультации при использовании компьютеров и изготовление части иллюстраций.

 

Литература (неполный список)

 

1.             С.Э. Шноль, М.Н. Кондрашова и Х.Ф. Шольц «О многофазной зависимости аденозинтрифосфатазной активности актомиозина и миозина от различных воздействий» Вопросы Мед.Химии (1957) т. 3, вып. 1, с. 54-64

2.             С.Э. Шноль «О самопроизвольных синхронных переходах молекул актомиозина в растворе из одного состояния в другое», Вопросы Мед. Химии (1958) т. 4, вып. 6, с. 443-454.

3.             С.Э. Шноль, О.А. Руднева, Е.Л.Никольская, Т.А. Ревельская «Изменение амплитуды самопроизвольных переходов препарата актомиозина из одного состояния в другое при хранении препаратов». Биофизика (1961) том 6, вып. 2, с. 165-171

4.             С.Э. Шноль «Периодические изменения АТФ-азной активности растворов актомиозина». 5-й Международный биохимический конгресс, М. 1961. Тезисы

5.             С.Э. Шноль «Сложнопериодические спонтанные изменения препаратов актомиозина». 1-й Всесоюзный Биохимический съезд. Тезисы докл. вып. 1, 1964

6.             С.Э. Шноль и Н.А. Смирнова «Колебания концентрации SH-групп в растворах актомиозина, актина и миозина», Биофизика (1964) т. 9 вып. 4, с. 532-534.

7.             С.Э. Шноль «Синхронные конформационные колебания молекул актина, миозина и актомиозина в растворах», в сб. Молекулярная биофизика, Изд. Наука, 1965 М. с. 56-81.

8.             С.Э. Шноль «Неспецифическая многофазная зависимость от различных воздействий амплитуды конформационных колебаний белков актомиозинового комплекса». В сб. Биофизика мышечного сокращения. Изд. Наука, М. , 1966. с. 269-272.

9.             С.Э. Шноль «Конформационные колебания макромолекул». В сб. Колебательные процессы в биол. и хим. системах (1967) М.Наука с. 22-41.

10.          С.Э. Шноль «Влияние света и свойств внешней среды на амплитуду конформациолнных колебаний актомиозина». Биофизика (1968) том 13, вып. 5, с. 853-858

11.          Л.П. Калиниченко, М.Л. Христова, С.Э. Шноль «Влияние алифатических спиртов на амплитуду конформационных колебаний миозина и на скорость поглощения кислорода митохондриями». В сб. Свойства и функции макромолекул и макромолекулярных систем. Изд. Наука, М., 1969 с. 89-106 (соавторы Л.П. Калиниченко, М.Л. Христова)

12.          С.Э. Шноль «Спонтанные обратимые изменения («конформационные колебания») препаратов мышечных белков», (1969) дисс. докт. биол. наук, Пущино, Ин-т Биофизики АН СССР.

13.          С.Э. Шноль «Синхронные в макрообъеме колебания АТФ-азной активности в концентрированных препаратах актомиозина». В сб. Колебательные процессы в биол. и хим. системах. т. 2, Пущино, 1971, с. 22.

14.          С.Э. Шноль «Конформационные колебания в растворах белков актомиозинового комплекса». IV-ый Международный биофизический конгресс. Москва. Август 1972 г.

15.          S.E. Shnoll “Conformational oscilations in protein macromolecules” in: Biol. and Biochemical Oscillators (1973) Ed. B. Chance, Acad.Press,N.Y. p.667-669.

16.          S.E. Shnoll and V.A.Kolombet “Macroscopic fluctuations and statistical spectral analysis and the states of aqueous protein solutions”, in Sov.Sci.Rev. (1980) Ed. V.P.Sculachev, OPA, N.Y.

17.          В.А. Коломбет, Н.П. Иванова, Т.Я. Брицина, С.Э. Шноль «Спектр макроскопических флуктуаций ферментативной активности креатинкиназы». Биофизика (1980) том 25, вып.2, с. 213-217.

18.          В.А. Коломбет, Н.П. Иванова, Т.Я. Брицина, С.Э. Шноль «Зависимость спектров макроскопических флуктуаций ферментативной креатинкиназной активности от pH раствора белка. Биофизика (1980) том 25, вып.2, с.218 – 221

19.          С.Э. Шноль, В.А. Коломбет, Н.П. Иванова, Т.Я. Брицина «Макроскопические флуктуации – общее свойство водных растворов различных белков и других веществ. Статистический анализ макроскопических флуктуаций». Биофизика (1980) том 25, вып. 3, с. 409-416.

20.           Труды Всесоюзного Симпозиума по колебательным процессам в биологических и химических системах. Пущино-на-Оке, 21-26 марта 1966 г. Ред. Г.М. Франк. Изд. Наука, М. 1967.

21.          В.И. Дещеревский, А.М. Жаботинский, Е.Е. Сельков, Н.П. Сидоренко, С.Э. Шноль «Колебательные биологические процессы на молекулярном уровне». Биофизика (1970) том 15, вып. 2, с. 225-234.

22.           Е.П. Четверикова «Колебания активности креатинкиназы, выделенной из скелетных мышц». Биофизика т. 13, с. 864-869 (1968).

23.          Е.П. Четверикова «О существовании нескольких состояний креатинкиназы в растворе, различающихся по величине ферментативной активности». Биофизика т. 16, с. 925-928 (1971).

24.          В.В. Рыбина, Е.П. Четверикова «Реактивность и колебания сульфгидрильных групп креатинкиназы». В кн.: Колебательные процессы в биологических и химических системах, т. 2, Пущино, 1971, с. 29-32.

25.          E.P. Chetverikova “Oscillations in muscle creatine kinase activity” In: Bioloical biochemical oscillators. B. Chance (Ed.) AP, 1973, p. 347-362.

26.          S.E. Shnoll and E.P. Chetverikova “Synchronous reversible alterations in enzymatic activity (conformational fluctuations) in actomyosin and creatine kinase preparations”. Biochem.Biophys.Acta (1975), v. 403, p. 89-97.

27.          С.Э. Шноль, Е.П. Четверикова, В.В. Рыбина «Синхронные в макрообъеме конформационные колебания в препаратах белков актомиозинового комплекса и в растворах креатинкиназы». В сб. Молекулярная и клеточная биофизика. Изд. Наука, М., 1977 с. 79-92.

28.          Е.П. Четверикова, С.Э. Шноль, В.В. Рыбина, «Однотипность конформационных колебаний макромолекул белков актомиозинового комплекса и креатинкиназы». В сб. Биофизические основы и регуляция процессов мышечного сокращения. Изд. Наука, М. ,1977, с. 52-57.

29.          С.Э. Шноль «Космофизические флуктуации скоростей химических и биологических реакций». Тезисы докл. на 1-м Всесоюзном Биофизическом съезде. Изд. Наука, М., 1982, с. 119-120

30.          С.Э. Шноль, В.А. Намиот, В.Е. Жвирблис, В.Н. Морозов, А.В. Темнов, Т.Я. Морозова «Возможная общность макроскопических флуктуаций скоростей биохимических и химических реакций, электрофоретической подвижности клеток и флуктуаций при измерениях радиоактивности, оптической активности и фликкерных шумов», Биофизика, (1983) т. 28, вып.1, с. 153-157

31.          С.Э. Шноль, В.А. Намиот, Н.Б. Хохлов, М.П. Шарапов, Н.В. Удальцова, А.С. Данский, А.Ю. Сунгуров, В.А. Коломбет, Д.П. Кулевацкий, А.В. Темнов, Н.Б. Креславская, Л.П. Агулова Дискретные спектры амплитуд (гистограммы) макроскопических флуктуаций в процессах разной природы. Препринт НЦБИ, Пущино, 1985.

32.          С.Э. Шноль «Макроскопические флуктуации с дискретным распределением амплитуд в процессах различной природы», в: Итоги Науки и Техники Молекулярная биология, (1985) т. 5 М. ВИНИТИ, ред. В.П. Скулачев с. 130-200

33.           Н.В. Удальцова, В.А. Коломбет, С.Э. Шноль «Возможная космофизическая обусловленность макроскопических флуктуаций в процессах разной природы»» (книга) 1987, Изд. НЦБИ, Пущино.

34.           С.Э. Шноль, В.А. Коломбет, Н.В. Удальцова, Н.Б. Бодрова «Дискретные макроскопические флуктуации в процессах разной природы», Биофизика, (1989), т. 34, вып. 4, с. 711-722.

35.          С.Э. Шноль «Герои, злодеи, конформисты российской науки» Изд. «Кронпресс».М. 2001 г.(стр. 588-593; 766-770).

36.           С.Э. Шноль Д.С. Чернавский, У.И. Хургин «Молекула белка- фермента как механическая система» В сб. Колебательные процессы в биол. и хим. системах (1967) М.Наука с. 42-50.

37.          Д.С. Чернавский, У.И. Хургин С.Э. Шноль «Об упругих деформациях белка-фермента». Молекулярная биология (1967), том 1, с. 419-424.

38.          «Биологические часы» Изд. МИР. М. 1964 г.

39.          Б.П. Белоусов «Периодически действующая реакция и ее механизм» в Сборник рефератов по радиационной медицине за 1958 год, М. Медгиз, 1959 г. с. 145-147.

40.          A.J., Lotka “Contribution to the Theory of Periodic Reactions” J.Phys.Chem. 1910, v. 14, p. 271.

41.          А.А. Андронов, А.А. Витт, С.Э. Хайкин «Теория колебаний» Физматгиз. М. 1959.

42.           П.П. Лазарев «Исследования по ионной теории возбуждения». М. 1916.

43.          И.Е. Сальников «К теории периодического протекания гомогенных химических реакций» Канд. дисс. Горьковский ун-т, 1948.

44.          И.Е Сальников «Термо-кинетические колебания – взаимосвязанные колебания температуры и концентрации реагентов в гомогенной химической системе. (К 50-летию введения этого понятия Д.А. Франк-Каменецким)» Журнал Физической химии т. 72, № 7. С. 1193-1195. 1998.

45.          И.Е. Сальников «У истоков теории химических автоколебаний», в « Динамика систем. Динамика и оптимизация. Межвузовский сборник научных трудов. Нижний Новгород, 1992.

46.          Д.А. Франк-Каменецкий «Периодические процессы в кинетике окислительных реакций», Докл. АН СССР, 1939, т. 25.

47.          Д.А. Франк-Каменецкий Успехи Химии , 1941, 6 т.

48.          Д.А. Франк-Каменецкий, И.Е. Сальников «О возможности автоколебаний в гомогенной химической системе при квадратичном автокатализе», Журнал Физической Химии, 1943, т. 17, стр. 79

49.          Ф.М. Шемякин, П.Ф. Михалев «Физико-химические периодические процессы», М.-Л. Изд. АН СССР, 1938

50.          А.М. Жаботинский «Периодический ход окисления малоновой кислоты в растворе (исследование кинетики реакции Белоусова), Биофизика, 1964, т. 9 стр. 306-311.

51.          А.М. Жаботинский «Концентрационные автоколебания, М. Наука, 1974, стр. 178.

52.          “Oscillatios and Traveling Waves in Chemical Systems” Eds. R.J/Field, M. Durger, John Wiley and Sons, N.Y. 1985.

53.          Труды Всесоюзного Симпозиума по колебательным процессам в биологических и химических системах. Пущино-на-Оке, 21-26 марта 1966 г. Ред. Г.М. Франк. Изд. Наука, М. 1967.

54.          Д.Н. Насонов и В.Я.Александров «Реакция живого вещества» на внешние воздействия» М-Л. 1940.

55.          С.Э. Шноль «Многофазный характер изменений свойств белка под влиянием слабых воздействий (связывание меченых аминокислот белком как показатель состояния белковых молекул) с. 199-208 в кн. Применение радиоактивных изотопов в клинических и экспериментальных исследованиях (ред. В.К. Модестов) М. 1958.

56.          С.Э. Шноль и В.И. Гришина «Сложнопериодический характер изменения концентрации различных веществ в крови». Биофизика (1964) т. 9 вып. 3, с. 367-381

57.          Ю.А. Данилов «Лекции по нелинейной динамике» М.:КомКнига, 2006.

58.          С.И. Бородин «Система приборов лабораторной автоматики (СПЛАВ)» в сб.: 2-я Всесоюзная конференция по комплексной автоматизации и механизации технологических процессов в химико-фармацевтической промышленности 5-7 февраля 1974 г. Ленинград. Изд. Мин. мед. промышленности, 1974. с. 54

59.          Л.П. Калиниченко, М.Л. Христова, С.Э. Шноль «Влияние алифатических спиртов на амплитуду конформационных колебаний миозина и на скорость поглощения кислорода митохондриями». В сб. Свойства и функции макромолекул и макромолекулярных систем. Изд. Наука, М., 1969 с. 89-106.

60.          С.З. Рогинский и С.Э. Шноль «Изотопы в биохимии» (книга). Изд. АН СССР, М. 1963.

61.          С.З. Рогинский и С.Э. Шноль Возможное объяснение аномальных биологических изотопных эффектов, наблюдаемых в Д2О и H2O , ДАН СССР (1961) т. 137, с. 706-709.

62.          С.Э. Шноль «Влияние света и свойств внешней среды на амплитуду конформационных колебаний актомиозина». Биофизика (1968) том 13, вып. 5, с. 853-858.

63.          В.В. Рыбина «Колебания титра сульфгидрильных групп в растворах белков» дисс. канд. Пущино, ИБФ АН СССР, 1979.

64.          В.В. Рыбина и С.Э. Шноль «Синхронные конформационные колебания титра сульфгидрильных групп в растворах белков. Обратимое окисление как возможная причина этого явления». Биофизика (1979) том 24, вып. 6, с. 970-976.

65.          В.В. Соколовский «О биохимическом механизме реакции живых организмов на изменение солнечной активности» в сб. Проблемы космической биологии т. 43, с. 180-193 (1982).

66.          В.В. Соколовский «Ускорение окисления тиоловых соединений при возрастании солнечной активности» в сб. Проблемы космической биологии т. 43, с. 194-197 (1982).

67.          G. Piccardi “The chemical basis of medical climatology” USA, Springfield, Ed. Charles Thomas, 1962, p. 146

68.          Л.П. Агулова «Влияние слабых магнитных полей на агглютинацию брюшнотифозных бактерий (in vitro) и автоколебательную химическую реакцию Белоусова-Жаботинского» дисс. канд. биол. Пущино, 1985. Статьи в журнале Биофизика 1992.1995. 1998, 2004 гг.

69.          А.М. Опалинская, Л.П. Агулова «Влияние естественных и искусственных ЭМП на физико-химические т элементарные биологические системы», Томск, Изд. Томского ун-та. 1984 г.

70.          А.М. Опалинская «Корреляция хода реакции Пиккарди и агглютинации бактерий с космогелиогеофизическими факторами. Электромагнитные поля как возможные посредники этих корреляций» канд. дисс. ИБФ, Пущино. 1985.

71.          К. Капель-Боут «Факторы окружающей среды, ответственные за флуктуационные явления. Трудности восприятия соответствующих фактов научным сообществом» Биофизика т. 40 вып. 4 с. 732-736.

72.          А.С. Пресман, – Электромагнитные поля и живая природа, М. Наука, 1968.

73.           В.И. КлассенОмагничивание водных систем /.- 2-е изд., перераб. и доп.- М.: Химия, 1982. – 295 с.

74.          М.В. Волькенштейн «Трактат о лженауке» ж. Химия и Жизнь, № 10, 1975

75.          Н.А. Темурьянц, Б.М. Владимирский, О.Г. Тишкин «Сверх-низкочастотные электромагнитные сигналы в биологическом мире», Наукова думка, Киев. 1992. Статьи в журнале Биофизика 1992.1995. 1998, 2004 гг.

76.          С.Ю. Зинченко, В.И. Данилов «О чувствительности биологических объектов к воздействию геомагнитного поля» Биофизика т. 37. вып. 4, с. 636-641, 1992.

Другие статьи В.И. Данилова и сотр. журнале Биофизика 1992.1995. 1998, 2004 гг.

77.          А.Л. Чижевский «Физические факторы исторического процесса» Калуга. 1924 г.

78.          А.Л. Чижевский «Земное эхо солнечных бурь» Изд. Мысль М. 1976.

79.          Л.В. Голованов «Созвучье полное в природе» М.Мысль, 1977.

80.          С.Э. Шноль «Гелиобиология: от Чижевского до наших дней. Новое знание сквозь барьеры предыдущего» Природа № 9 с. 3-14. 1994.

81.          Б.М. Владимирский «Солнечная активность и биосфера – междисциплинарная проблема» Природа № 9 с. 15-19. 1994

82.          Солнечная активность и жизнь, – Рига, Зинанте, 1967.

83.          Влияние солнечной активности на биосферу Земли, – ред. М.Н. Гневышев, А.И. Оль; М. Наука, 1971.

84.          Б.М. Владимирский, Н.А. Темурьянц «Влияние солнечной активности на биосферу-ноосферу» Изд. МНЭПУ, М. 2000 (см. здесь библиографию)

85.          В.Т. Сидякин, Н.А. Темурьянц, В.Б. Макеев, Б.М. Владимирский, – Космическая экология – 1985, Киев, Наукова Думка.

86.           Б.М. Владимирский «Космическая погода».

87.          Биофизика 1992 №№ 3,4; 1995 №№ 4,5; 1998 №№ 4,5; 2004 спец.выпуск №7.

88.          В.Е. Жвирблис. Изв. АН СССР сер. биол. 1982, № 3, с. 467

89.          В.Е. Жвирблис «О возможном механизме связей Солнце-биосфера» В кн. Пробл. косм. биол. М. Наука, 1982, т. 43, с. 97-211.

90.          В.Е. Жвирблис «Использование круговой интерференции для регистрации малых флуктуаций спектральной чувствительности фотоприемников» в сб. тезисов международного симпозиума «Корреляции биологических и физико-химических процессов с солнечной активностью и другими факторами окружающей среды» Пущино, 1993, с. 219-220.

91.          П.П. Лазарев «Первичная и вторичная адаптация глаза при периферическом зрении. Флюктуации адаптации. Изменения адаптации в зависимости от времени дня, от времени года, от места в сетчатке» в кн.: «Исследования по адаптации» Изд. АН СССР. М-Л. 1947 г., с. 159-173.

92.          Т.В. Перевертун, Н.В. Удальцова. В.А. Коломбет, Н.П. Иванова, Т.Я.Брицина. С.Э. Шноль «Макроскопические флуктуации в водных растворах белков и других веществ как возможное следствие космогеофизических факторов», Биофизика (1981), т. 26, вып. 4, с. 604-614

93.          С.Э. Шноль, Н.В. Удальцова, Л.П. Агулова «Корреляции амплитуды макроскопических флуктуаций различных свойств водных растворов белков и других веществ с некоторыми космогеофизическими факторами». В сб. Физико-химические основы функционирования клеток. НЦБИ, Пущино (1983) с. 21-29.

94.          С.Э. Шноль, Н.В. Удальцова, Л.П .Агулова «Корреляции макроскопических флуктуаций в биологических и физико-химических процессах с космогеофизическими факторами». Сб. Электромагнитные поля в биосфере. Изд. Наука, М. 1984, том 1, с. 220-224

95.          Н.В. Удальцова «Возможная космофизическая обусловленность изменений характеристик биохимических и физико-химических процессов» Дисс. Канд. Пущино, ИБФ АН СССР, 1990

96.          В.А. Панчелюга, С.Э. Шноль «Неоднородность пространства, как фактор, определяющий результаты измерений» в сб. (в печати)

97.          Э.С. Горшков, С.Н. Шаповалов, В.В. Соколовский, О.А. Трошичев «О гравитационной обусловленности флуктуаций скорости реакции окисления унитиола нитритным ионом». // Биофизика, 2000, т. 45, вып. 4, с. 631-635.

98.          С.Н. Шаповалов, Э.С. Горшков, Т.Д. Борисова, В.В. Соколовский, О.А. Трошичев «Случайные флуктуации в показаниях измерительных приборов: эффекты космофизического влияния?» // Биофизика, 2001, т. 46, вып. 5, с. 819-822.

99.          V.V. Sokolovsky, E.S. Gorshkov, V.V. Ivanov, S.N. Shapovalov, and O.A. Troshichev Relation of the Regular Gravitational Field Variations to Biochemical Processes Observed In Vitro and In Vivo. // Biophysics, 2004,Vol. 49, Suppl. 1, pp. S85-S91.

100.      O.A. Troshichev, E.S. Gorshkov, S.N. Shapovalov, V.V. Sokolovskii, V.V. Ivanov, V.M. Vorobeitchikov Variation of the gravitational field as a motive power for rhythmics of biochemical processes. // Advances in Space Research 34 (2004) 1619-1624.

101.      S.N. Shapovalov, E.S. Gorshkov, O.A. Troshichev, T.D. Borisova, A.V. Frank-Kamenetsky Effects of Non-electromagnetic Disturbances from the Sun in “Computer Time” Instability. // Biophysics, 2004, Vol. 49, Suppl. 1, pp. S79-S84.

102.      S.N. Shapovalov, E.S. Gorshkov, O.A. Troshichev Cosmophysical Effects Observed in Impulses of the Microphotocolorimeter Current. // Biophysics, 2004, Vol. 49, Suppl. 1, pp. S119-S122.

103.      Э.С. Горшков, С.Н. Шаповалов, В.В. Соколовский, О.А. Трошичев «О детектировании импульсного космофизического излучения» // Биофизика, 2000, т. 45, вып. 5, с. 947-949.

104.      Н.В. Клочек, Л.Э. Паламарчук, Л.А. Плюснина, М.В. Никонова «К вопросу о космическом воздействии неизвестной природы» // Биофизика, 1992, т. 37, вып. 4, с. 656-660.

105.      Н.В. Клочек, Л.Э. Паламарчук, М.В. Никонова «Предварительные результаты исследований воздействия космофизического излучения неэлектромагнитной природы на физические и биологические системы» // Биофизика, 1995, 40(4), с. 889-896.

106.      Б.Ю. Богданович, Н.В. Егоров, А.П. Кулаго, В.Н. Смирнов «Регистрация детектором гравитационных взаимодействий различной орбитальной конфигурации планет солнечной системы» // Научная сессия МИФИ, 2006, т. 7, с. 101-104.

107.      В.Н. Смирнов, Н.В. Егоров «Моделирование приемника информации для исследования волновых процессов» // Stability and Control Processes, 2005, pp. 226-235.

108.      Труханов К.А. «О возможной роли эффекта Ааронова-Бома в биологическом действии магнитного поля» // В кн.: Физико-математические и биологические основы действия ЭМП и ионизация воздуха. М., Наука, 1975, Т. 1, с. 151-152.

109.      Труханов К.А. «О возможной роли эффекта Ааронова-Бома в биологическом действии магнитного поля» // Космическая биология и медицина, 1978, Т. 12, №3, с. 82-83.

110.      Ю.А. Бауров, К.А. Труханов «Возможная роль космологического векторного потенциала как фактора космо- и гелиофизических связей» // Биофизика, 1998, т. 43, вып. 5, с. 928-934.

111.      Бауров Ю.А. «Структура физического пространства и новый способ получения энергии» М., Изд-во «Кречет», 1998-240 с.

112.      Ю.А. Бауров, В.А. Яковенко, А.В. Комиссаров, В.Г. Вержиковкий, А.А. Конрадов «Экспериментальное исследование нового информационного канала в природе, обусловленного квантовыми свойствами физического пространства (вакуума) с помощью кварцевого резонатора» // Биофизика, 2001, т. 46, вып. 5, с. 823-828.

113.      Yu.A. Baurov, V.A. Yakovenko, A.V. Komissarov, V.G. Verzhikovski, A.Yu. Baurov, A.A. Konradov, T.A. Zenchenko Preliminary results of an experimental investigation of a new information channel in nature with the aid of quartz resonators’ system. // International Journal of Scientific Research, 2006, Vol. 16, pp. 469-473.

114.      В.А. Коломбет «Феноменологическое исследование «макроскопических флюктуаций» в физических и биологических системах» дисс. канд. Пущино, ИБФ АН СССР, 1993.

115.      П.С. Иванов «Устойчивость состояния грамицидиновых каналов» дисс. канд. Физ.ф-т МГУ, 1992

116.      Л.Я. Глыбин «Внутрисуточная цикличность проявления некоторых заболеваний» Изд. Дальневосточного университета. Владивосток. 1987.

117.      Л.Я. Глыбин «Космофизические аспекты внутрисуточной цикличности. Концепция временной организации жизни человеческого общества» Биофизика Т. 37. вып. 3, С. 559-565, 1992.

118.      Л.Я. Глыбин, В.А. Святуха, Г.Ш. Цициашвили «Статистическая оценка достоверности внутрисуточной цикличности с периодами 4-6 часов» Биофизика Т. 40, вып. 4, С. 829-833, 1995.

119.      Л.Я. Глыбин «Когда ложиться спать», Дальневосточное книжное издательство .1987.

120.      Б.Л. Ван дер Варден «Математическая статистика» М. ИЛ. 1960.

121.      С.Э. Шноль, В.А. Коломбет, Н.В. Удальцова, Н.Б. Бодрова «Дискретные макроскопические флуктуации в процессах разной природы», Биофизика, (1989), т. 34, вып. 4, с. 711-722.

122.      С.Э. Шноль «Форма спектров состояний, реализуемых в ходе макроскопических флуктуаций, зависит от вращения Земли вокруг своей оси», Биофизика т. 40, вып. 4, с. 865-875, 1995 г.

123.      С.Э. Шноль «Корреляция формы спектров амплитуд макроскопических флуктуаций с положением Луны относительно горизонта». Биофизика (1989) т. 34, вып. 5, с. 911-912.

124.      «Крымские семинары».

 

  аренда бренд волл


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 464




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer2/SShnol1.php - to PDF file

Комментарии:

Николай Давыдов
Осиповичи, Беларусь - at 2014-12-25 11:28:29 EDT
Уважаемый Симон Эльевич! С неослабным вниманием слежу за Вашей столь интересной и полезной работой "разбросом результатов последовательных во времени измерений ". Если будете снисходительны и выслушаете моё мнение по этому поводу, то буду Вам весьма признателен. Цитата : «разброс результатов» последовательных во времени измерений – неуничтожимое проявление фундаментальных свойств нашего мира. Этот «разброс» является следствием флуктуаций пространства-времени, происходящих вследствие движения объекта в неоднородном гравитационном поле». Конец цитаты.
По- моему, разброс результатов можно объяснить теорией относительности Энштейна. Вращение Земли вокруг солнца и вокруг собственной оси происходит со скоростью намного меньше скорости света, однако и разброс результатов отклонения распада радиоактивных ядер не так велик. Никакие электромагнитные или магнитные поля не могут повлиять на результат распада, это величина случайная. А вот интервалы времени, втечение которых фиксируются результаты такого распада, изменяются в зависимости направления вращения Земли. t=t?/(sqrt(1-sqr(v)/sqr(c)). Это лишний раз, уже с помощью Ваших измерений, доказывает справедливость теории относительности. Благодаря Вашему труду , Симон Эльевич, можно убедиться в этом. Плотность результатов отклонений будет меняться в зависимости от направления вращения Земли. Отсюда и совпадение суточных ритмов разброса.
Теперь позвольте пару слов о массе и времени: m=m?/(sqrt(1-sqr(v)/sqr(c)) . Внешнее сходство формул для изменения интервалов времени и массы неслучайно. Это лишний раз доказывает общую природу происхождения столь разных физических величин – большой взрыв. И время и масса имеют волновую природу, значит можно предположить, что они когерентны. Налагаясь, эти волны создают интерференционную картину в пространстве- так называемое сгущение масс. Пространство (измерение расстояний) l=l?*(sqrt(1-sqr(v)/sqr(c)) также имеет волновую природу, но не когерентно с массой и временем, посему ведёт себя иначе, оставаясь волной. В нём и происходят все энергетические изменения и перестройки вселенной.
Уважаемый Симон Эльевич! Очень надеюсь на Ваш отклик на столь смелое моё заявление. Буду с нетерпением ждать Вашего письма на адрес dddnnniii@mail.ru Спасибо. Николай Давыдов.

Семен Л.
Россия - at 2011-05-10 05:31:08 EDT
Получены данные, подтверждающие влияние внутрисолнечных процессов на периодические изменения радиоактивности на Земле:
http://sergepolar.livejournal.com/2052012.html

Блэйк
Россия - at 2011-04-09 16:20:20 EDT
Ох если бы можно было с вами связаться я бы подвел ваши догадки к концу а заодно получил бы от вас результаты эксперементов
сейчас могу скозать только одно все связано с солнцем луной вращением земли и растояния до этих обьектов а точнее гравитация связана с ними а реакции связаны только с гравитационным полем взять например периуд с 6:00 до 12:00 в это время мы приближаемся к солнцу гравитационное поле взаимодействует от сюда и результат

Майкл Бланк
Тинек, США - at 2011-03-15 15:08:25 EDT
Только такие люди, как автор этого текста, о чем-то дагадываются, прикасаются к Тайне Тайн...О неясное, о туманное...
И очень важно, что им отводится в журнале первое место...Какое увлекательное чтение...Лучшее лекарство от обряхления ума,
алсаймера и прочих деменций...Автор хорошо и доступно излагает...Если бы я сегодня начинал свою жихнь, сталь бы физиком, биологом, математиком...
С уважением,
Майкл Бланк

Семен Л. - Иону Дегену
Россия - at 2011-02-28 11:13:33 EDT
В 2009 г. вышла книга С.Э.Шноля "Л.А.Блюменфельд. Биофизика и позия". А в 2002 г. вышел сборник стихов Блюма: Лев Блюменфельд. "Стихи и переводы разных лет".

Ион Деген
- at 2011-02-28 09:19:55 EDT
Многоуважаемый профессор Шноль!
С интересом и удовольствием прочёл Вашу работу. Отлично воссоздан процесс творчества учёного. Как жаль, что ничего не знал о Ваших исследованиях до опубликования моей монографии «Магнитотерапия». Заключительная глава могла бы быть более продуктивной. Жаль.
Позволю себе согласиться с отзывом Семёна Л. о возможном влиянии на флуктуации не столько гравитации, сколько влияния электромагнитных полей. Тем более, что и Вы пишете: «Картина получалась стройной и могла служить основой объяснения механизма важных биологических явлений: ферментативного катализа, биологической подвижности, генерации и восприятия акустических и электромагнитных полей (Последнее – поскольку макромолекулы – электреты – содержат фиксированные электрические заряды, движение которых и создает электромагнитные поля)». И ещё позволю себе не согласиться с замечанием многоуважаемого Dorflehrer”а. Отсутствие флуктуаций при спектроскопии атома принципиально отличается от состояния органических молекул, тем более, если в их состав входит водв с разичной ориентацией атома водорода. Приятно было узнать, что Вы в какой-то мере ученик профессора Блюменфельда. В своё время очень внимательно следил за его работами и работами, вероятно, его сотрудников Калмансона и Бендерского. Всего Вам самого доброго, а главное - доброго здоровья
Ваш И.Деген.!

Симон Шноль
- at 2011-02-28 04:15:00 EDT
Уважаемый профессор Бормашенко!
"Волны структурной перестройки воды" - любимая мною гипотеза, не доказанная мною в те годы (до 1980...). Мне очень жаль, что я не смог ими заняться - из-за исследования "космофизических флуктуаций". В 1-ой части моей книги собрано все основное, что было сделано тогда. Там же вся библиография. Самое яркое явление синхронное в макрообъеме изменение свойств молекул белков (актина-актомиозинового комплекса, креатинкиназы). Эти волны были придуманы, чтобы объяснить колебания свойств белков. Инфракрасное излучение при переориентации молекул воды - чрезвычайно интересно. Адрес книги http://www.ptep-online.com/index_files/books.html http://sfa.ptep-online.com/
Отзыв, с "безобразным тоном" - я не видел. И не надо.
С.Ш.

Семен Л. - to Dorflehrer
Россия - at 2011-02-28 03:18:11 EDT
Dorflehrer
- Sunday, February 27, 2011 at 11:02:05 (EST)
------------------------
Советую Вам посмотреть какую-нибудь публикацию С.Э.Шноля на эту тему в научном журнале, например в "Успехах физических наук", 2000, т.170, № 2 (статья Шноля с соавторами и две статьи других авторов). Замечу только, что у С.Э.Шноля много и других заслуг (см. ВИКИ). Так, благодаря его усилиям получило признание открытие колебательных химических реакций Б.П.Белоусовым (реакция Белоусова-Жаботинского).

Бормашенко
Ариэль, Израиль - at 2011-02-28 02:41:00 EDT
Уважаемый Профессор Шноль, меня заинтересовали, предложенные Вами волны структурной перестройки воды. Я в последние годы много занимался проблемами гидрофобности и гидрофильности. Нельзя ли получить Ваш подробный текст на эту тему. Вот, что любопытно: синхронная переориентация диполей воды, сопровождается "лазерным" инфракрасным излучением. Этот малоизвестный но красивейший эффект предсказал недавно ушедший из жизни Марк Ефимович Перельман (один из постоянных авторов "Заметок" и "7 Искусств"). Эффект регистрировался Татарченко: M. E. Perel´man, V.A. Tatarchenko, Physics Letters A, 2008, 372 (14), 2480-2483. Если волны структурной перестройки воды - реальны, то можно попытаться зарегистрировать соответствующее им ИК-излучение.
И вот еще что, не обращайте внимания на безобразный тон предыдущего отзыва. Недостаток Интернета в том, что он предоставляет возможность высказаться и маловысококультурным людям.
С надеждою на переписку,
Ваш,
Бормашенко

Dorflehrer
- at 2011-02-27 09:39:41 EDT
Вау-вау! Разброс результатов измерений естественен как сама природа. Когда на результат влияет множество факторов как со стороны объекта измерений и измерительного прибора, так и со стороны окружающей среды, ожидать идеальной повторяемости не приходится. А когда в окружающей среде присутствует ещё и субъект, производящий измерения со своими тараканами... Похоже, что автор писал свою неоконченную книгу в сильно затараканенном кабинете.
Если "космофизические эффекты" проявляются на процессах в сложных органических молекулах, то на значительно более простых объектах - атомах - они должны были бы проявляться и подавно. Однако, спектроскопия, достигшая поразительной точности измерений (в отдельных случаях, помнится, до 15 значащих цифр) ничего подобного не обнаруживает.

Семен Л.
Россия - at 2011-02-26 14:55:44 EDT
Не совсем ясно, почему автор возлагает основную ответственность за эффект (пусть гипотетически) на гравитационное поле. По-моему, более естественно считать, что влияет электромагнитное поле, прежде всего, магнитные поля Солнца и Земли.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//