Номер 8(21) - август 2011
Моисей Борода

Моисей Борода Подарок вождя

Однажды товарищ Жданов, верный сын партии, соратник товарища Сталина и пламенный борец за чистоту социалистического искусства, пригласил группу советских писателей на дружескую пирушку. Стол ломился от угощений — одной только чёрной икры стояло на нём сортов десять, так что красной и застесняться впору было, а уж балыков там всяких и других изделий — глазом не оглядишь, и всё было так вот чинно, красиво расставлено. Ну, и само собой, водок разных было — считать-не пересчитать: и в бутылках длинных с этикетками красочными, и в графинчиках хрустальных — господи ты боже мой, рай земной и небесный, да и только! Словом, всем пирам пир.

Все очень веселились, особо когда товарищ Жданов к роялю сел и, одним пальцем чего-то наигрывая, показывать стал, до каких вывертов формалисты в музыке докатываются. И смех, и грех.

А потом все хором гимн в честь товарища Сталина спели, а товарищ Жданов и пел, и на рояле двумя руками играл, аккомпанировал, чтобы складно получалось. А как спели, так кто-то из писателей посетовал, до чего, мол, композиторы у нас помельчали, даже хорошего гимна в честь Вождя нашего и Учителя товарища Сталина сочинить не могут, так что "Боже, царя храни" по-прежнему употреблять приходится. А как премии Сталинские получать — так все тут как тут! И тут его товарищ Жданов крепко поддержал — мол, правильные у Вас мысли, товарищ писатель.

А к концу пирушки, когда все вроде подустали и аппетит даже уже и на водку поугас, товарищ Жданов посерьёзнел и говорит: "А я ведь Вас, товарищи писатели, не просто так пригласил, не просто так народное достояние — водку эту, то есть, и закуски разные — на вас потратил. У меня к вам вопрос важный есть, государственный вопрос, не какой-нибудь.

А дело в том, товарищи, что нам в ЦК постановление надо принять на тот счёт, что некоторые наши писатели и поэты, некоторые литературного цеха деятели не на высоте своей задачи находятся, движение нашего народа к счастливому будущему не понимают и даже как бы не разделяют. А уж нашего счастливого настоящего и подавно видеть не хотят. А как во всём пример нужен, то и решили мы в Политбюро примером от писателей Зощенко взять, а от поэтов — Ахматову. Ну, у Ахматовой этой сын, враг народа, в лагере сидит, так она, вроде, особо не кочевряжится, а всё же и она нам элемент чуждый. А про Зощенку — ну, тут и говорить не приходится: печатей на нём ставить негде".

И тут вот писатель, только что товарищем Ждановым похваленный, и говорит: А чего там с ними церемониться? Расстрелять их по всей революционной законности - и дело с концом!

А товарищ Жданов на него так посмотрел с укоризной и говорит: Нет, товарищи, это уже ежовщина! Зачем расстреливать — может, они и переучатся, может, ещё на благо народа будут работать. Ну, а не поймут — тогда другое дело. Расстрелять там или что другое с ними сделать — это мы всегда успеем. А Вы, товарищ, ещё задачи актуального момента недостаточно понимаете, прошлыми представлениями живёте!

Покраснел тот писатель и голову опустил — осознал, значит! А товарищи его по цеху литературному стоят и улыбаются — не лезь, мол, поперёд батьки в пекло!

А товарищ Жданов и продолжает: Да, так о чём, бишь, я? Ну да — выбрать-то мы Зощенку с Ахматовой выбрали, а вот название им, как их нам в постановлении нашем обозначить — это ещё не придумали. Вот тогда товарищ Сталин мне и говорит: А почему бы нам, товарищ Жданов, к писателям нашим не обратиться, к мастерам литературного слова?

Вот и пригласил я Вас, товарищи, чтобы Вы нам помогли. Ну а то, что Вы сейчас в подпитии находитесь — так то не беда: в народе нашем недаром говорится: "В тонком деле без водки не разберёшься". Ну как согласны? Все, конечно, хором согласились.

— Ну что ж, — сказал тут товарищ Жданов, „когда так, то вот Вам моё предложение: так называемого писателя Зощенку подонком назвать, а Ахматову эту, у которой, что ни стих, так про любовь, так из всех строчек развратом и тянет — а Ахматову эту, значит, потаскухой, а то и того хуже. Какие будут Ваши мнения, товарищи? Только, пожалуйста, не все сразу, а организованно, по порядку.

Тут все стали организованно высказываться — и диву только даться было: все мысли были продуманные, трезвые, как будто б и не пил никто ничего, кроме лимонаду — а его-то как раз на столе и в помине не было.

Сперва за Зощенку этого взялись — и гляди: предложение товарища Жданова улучшили! Творчески переработали! И предложили так называемого писателя Зощенку, который над светлой нашей действительностью глумится и изгаляется, пошляком назвать и подонком. Как гвоздём его к позорному столбу присобачили! И товарищу Жданову определение это понравилось, так что он заулыбался даже: Молодцы, мол, товарищи писатели. А потом подумал немного и говорит: А всё же я, с Вашего позволения, тут небольшое изменение внесу: не просто "подонок", а именно вот "подонок от литературы" — или как Вы про то думаете?

Ну, тут все писатели хором в ладоши захлопали — понравилась им поправка товарища Жданова.

А товарищ Жданов на радостях и говорит: а что, мол, Вы, товарищи писатели, про угощение совсем забыли, так не стесняйтесь, мол, и выпить можете за первый успех и закусить! Да только все уж сытые были и никто к столу не потянулся.

Тогда товарищ Жданов и говорит: Ну что ж, товарищи, с Зощенко мы, вроде, разобрались, теперь вот с Ахматовой покончить надо.

Сказал он это — и видит: скисли писатели, вроде, стоят, с ноги на ногу переминаются, ни мычат, ни телятся.

— Это как же мне Вас, товарищи писатели, понимать? — спрашивает их товарищ Жданов. — Это мне, может быть, так понимать надо, что Вы здесь с решением Политбюро, с партийной нашей политикой вроде несогласные будете?

Тут писатели приглашённые хором ему и отвечают: Да как же Вы, товарищ Жданов, про нас такое подумать могли, когда мы все здесь нашей партии и товарищу Сталину преданные! И Ахматову эту мы не то что любим, а вот на дух не выносим. А всё ж как-то женщину прилюдно чтоб потаскухой назвать, да ещё в печатном слове — нет, тут чего-то другое придумать надо.

Ну, товарищ Жданов Андрей Александрович демократичный был человек: видит, что с потаскухой дело не проходит — так пожалуйста, товарищи писатели, предложите что другое, на то вы и мастера литературного слова.

Начали тут писатели судить да рядить, да слова сходные подбирать, и вот один из приглашённых возьми да скажи: А ну, если блудницей её назвать? Это, вроде, приличнее, не придерёшься, а по сути-то — то же самое. Блуд — он и есть блуд.

Тут другие ему возражать стали. Может, из зависти — а ну, мол, как он вот так вот запросто к начальству высокому проткнётся — а может из какой другой причины, кто его там знает? — но возразили: а где, мол, доказательства блуда-то? В стихах если искать — так там ведь про любовь сказано, а про блуд, про измену, вроде, нету. А которые другие стихи есть — так ведь строга в них Анна Андреевна, ну вот как монахиня какая. Вот, мол, тебе, не вылезай, из молодых да ранний! К начальству ему захотелось!

Ну, а он им и отвечает — задело его, видать, за живое: Монахиня? Блуда нету? Это как же так нету, когда чёрным у неё по белому сказано: "Я-то вольная. Всё мне забава". Плохо видите. Чутьё классовое притупилось, зажрались, видать.

Но и те не уступают: чутьё, мол, чутьём, а ты нам доказательства представь, на стол выложи. И пошла тут у них перебранка — не приведи господи! Только что в волосы друг другу не вцепились.

Товарищ Жданов это безобразие терпел, терпел, а потом как скажет: А знаете что, господа хорошие, не пора ли вам домой? Вижу я: толку с вас как с козла молока. Час уже поздний, а мне ещё сидеть и думать, завтра с товарищем Сталиным встречаемся. Отстоловались вы как следует, так что скатертью вам дорога, выметайтесь поскорее, а то неровен час...

Ну, писатели, само собой, неровного часа дожидаться не стали, так что остался товарищ Жданов один над нерешённым вопросом думать: как Ахматову эту самую к позорному столбу пригвоздить, да так, чтобы и товарищу Сталину понравилось.

И-таки придумал: назвать Ахматову эту полумонахиней-полублудницей. Так и доложил товарищу Сталину. И товарищ Сталин был выдумкой товарища Жданова очень доволен и прислал ему за это в подарок целых два литра грузинской чачи семидесятиградусной, чем немало товарища Жданова обрадовал: семьдесят градусов — это тебе не сорок! И товарищ Жданов, тем подарком довольный и от похвалы товарища Сталина гордый, выдумку свою и предложение писателей в речи своей использовал. А про Зощенко этого так в постановлении ЦК и записали: пошляк, мол, он и подонок от литературы. Так что добро народное на писательское угощение всё ж не зря израсходовали.

А ту чачу, подарок товарища Сталина — а была она аромата необыкновенного и вкуса неописуемого — решил товарищ Жданов только по особо торжественным дням и только помалу употреблять, чтобы растянуть удовольствие. Потому как рассчитывал он жить и работать на благо партии и народа советского долго, ибо задач видел перед собой великое множество, а врагам-формалистам и сионистским прихвостням было имя легион.

И может быть, и удалось бы ему ту чачу до семидесятилетия товарища Сталина дотянуть, чтобы тогда уж её с полным удовольствием в честь Отца и Учителя своего выпить — но не судьба была ему это сделать, потому как в августе одна тысяча девятьсот сорок восьмого года товарищ Жданов, верный сын партии и народа и борец за чистоту его идеалов, скончался, не дожив до юбилея товарища Сталина всего год и четыре месяца и не пережив ни пригвождённых им к позорному столбу писателя Зощенко и поэтессу Ахматову, ни многих других недобитых им врагов культуры социалистической, народу понятной.

Тяжкая ли работа довела товарища Жданова до его безвременного конца или врачи-убийцы, вскорости незабвенным товарищем Лидией Тимашук разоблачённые, тут свою подлую руку приложили — о том история умалчивает. Да и было это к тому времени если и интересно, то только как повод, ещё не разоблачённых, затаившихся врагов раскрыть, из их щелей тараканьих на свет божий вытащить: верный сын партии и соратник товарища Сталина свою историческую задачу выполнил и нужным быть перестал.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 18




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer8/Boroda1.php - to PDF file

Комментарии:

Янкелевич - Victor-Avrom
Натания, Израиль - at 2012-03-25 19:31:00 EDT
Уважаемый Victor-Avrom, Вы пишете, что "Диалоги были бы совсем другими. То есть и Сталин и Жданов написаны недостоверно. Представьте фильм, где Наполеон бы носил на голове бейсболку - понравилось бы? А ведь диалоги - это даже не антураж, они личость выражают."
Не могу с Вами согласиться. Есть такой фильм (рок-опера) "Jesus Christ Superstar". Эта рок-опера в нашем одобрении не нуждается. Так вот там Иуда - черный, а Магдалина - я бы сказал какого-то азиатского типа. Достоверно? А Каифа - тот вообще поет по английски. Ужас. Там еще и римский легионер шагает с копьем и в джинсах, а Христос разгоняя торгующих у храма, валит на землю пулемет! Это же вообще ни в какие ворота не лезет.
Да что это я про Христа. А вот Тенгиз Абуладзе описал выкидывание Автандила (если я не перепутал имя) из могилы. В милицейских хрониках того нет. Недостоверно. Но я и тут переборщил. Вот говорящее полено (Буратино) - это достоверно, там диалоги верные.

Victor-Avrom
- at 2012-03-25 17:33:19 EDT
Ион Деген
решил обратиться к первому по алфавиту – М.Бороде. (Признаюсь: в тайной надежде, что непременно найду безграмотно-пакостный отзыв, независимо от качества текста. И не ошибся)


Очень рад, Яна, что Вы за мною так скучали, но не
подкрепите ли ваши унучижительные эпитеты хоть какими-то
доказательствами.

Victor-Avrom
- at 2012-03-25 17:13:54 EDT
Янкелевич
При таком уровне обсуждения нужно тогда было бы поднять первоисточники и доказать, что такой встречи не было, а если встреча и была, то диалоги там были не совсем такими.


Ну да, именно. Диалоги были бы совсем другими. То есть и
Сталин и Жданов написаны недостоверно. Представьте фильм, где
Наполеон бы носил на голове бейсболку - понравилось бы? А ведь
диалоги - это даже не антураж, они личость выражают.

Янкелевич
Натания, Израиль - at 2012-03-25 16:41:03 EDT
Перечитал еще раз рассказ. Очень органично. Уход от соц. реализма позволяет вскрывать суть явления. Удивляют некоторые комментарии: А вот и не Жданов придумал "полумонахиня-полублудница"!!! и т.п. Какое это имеет значение? При таком уровне обсуждения нужно тогда было бы поднять первоисточники и доказать, что такой встречи не было, а если встреча и была, то диалоги там были не совсем такими.
Дорогой Моисей, спасибо Вам за рассказ. Успехов.

Victor-Avrom Kukin
- at 2012-03-25 16:34:57 EDT
МАСТЕР
Создатель данного портала явно не рассчитывал на малообразованных теток из Ярославля, выдающих себя за интеллектуалок.

Вероятно он также не рассчитывал на толкователей своих
сновидений. Кстати, почему малообразованная - потому что из
Ярославля?

Назвать всех почитателей таланта М. Бороды, среди которых признаные поэты, прозаики, историки.., неграмотными - это, конечно, круто.
Видимо "тетка из Ярославля" не понимает, что есть другие
причины для восхищения низкопробными произведениями,
кроме неграмотности.
Мне тоже непонятно положительное отношение Семена Ресника
к подобному графоманству. Возможно, причина в том, что
будучи добротным истириком, у Резника не все в порядке с
истетическим чуством?

В первую очередь, он - художник слова. А ещё, как сказал другой очень уважаемый здесь автор, он - "учёный, композитор, перводчик, писатель, поэт...".
Не знаю, какой он ученый, но уверен, что перводчик -
первостатейный. Время наше перводит.


Маргарита
Ярославль, Россия - at 2012-03-25 11:46:30 EDT
Моисей Борода написал очередную завирушку. Только неграмотным она может показаться оригинальной.
Не надо вводить читателей в заблуждение относительно того, что у Жданова было столь много ума, что вместо слова "потаскуха", которое Борода приписывает генсеку (относительно Ахматовой), Жданов додумался до столь оригинального образа как полумонахиня-полублудница. Жданову отыскали это его референты в критике Серебряного века и 20-х гг., эта дихотомия была распространена, Цветаева писала подобным образом и о себе (и чернокнижница, и монахиня), об Ахматовой писал критик Корней Чуковский, известный в Серебряном веке и позднее именно как критик (детский поэт - это спасительная ниша для поэта).Почитайте статью Чуковского "Две России" (Маяковский и Ахматова) 1922 года.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-09-05 03:30:35 EDT
Только сейчас прочитал. Замечательно! Зощенком автора назвать не могу - ещё обвинят меня в ругани теми нехорошими словами, которыми Зощенку обругивали, но ведь и Борода - тоже славное имя!
moriarti
- at 2011-08-31 22:42:51 EDT
+1000!
Ион Деген
- at 2011-08-31 22:19:09 EDT
Более трёх недель был отлучён от компьютера. А возвратившись к нему и увидев в «7 искусствах» любимых мной авторов (Б.Кушнер, В.Матлин, П. Межирицкий и А. Штильман), решил обратиться к первому по алфавиту – М.Бороде. (Признаюсь: в тайной надежде, что непременно найду безграмотно-пакостный отзыв, независимо от качества текста. И не ошибся). И не ошибся в том, что получу удовольствие от текста. Удивительное владение стилем русского сказа позволяет автору подать в виде фарса трагическое событие советской истории. Это, мне кажется, очередная глава удивительной книги, которая не может не появиться. Спасибо талантливейшему автору.
Фира Карасик
Россия - at 2011-08-30 06:05:19 EDT
Уважаемый V-A! Я - не литературовед, а всего лишь читатель. Слово, "по-моему" в данном случае означает, что я высказываю собственную точку зрения. Никому её не навязывая. Обнаруженные Вами смешения стилей в рассказе "Подарок вождя" как раз и придают своеобразие этому рассказу. На мой взгляд, он написан мастерски. Литературоведы вправе не соглашаться. Но они, бывает, склонны слишком умствовать.
Игонт
- at 2011-08-27 09:12:01 EDT
"Все жанры хороши,кроме скучного"
V-A
- at 2011-08-25 13:25:09 EDT
Фира Карасик
По-моему, уважаемый V-A, разобравший "по косточкам" стили рассказа М.Бороды, в литературных стилях и жанрах понимает столько же, сколько понимал сам товарищ Жданов Андрей Александрович.


Ув. Фира!
Средь нас, литературоведов, подобные инвективы как-то повелось подкреплять чем-то более весомым, чем "по-моему"

Фира Карасик
Россия - at 2011-08-25 06:09:40 EDT
По-моему, уважаемый V-A, разобравший "по косточкам" стили рассказа М.Бороды, в литературных стилях и жанрах понимает столько же, сколько понимал сам товарищ Жданов Андрей Александрович. Тут-то и есть полный абзац.
М. Борода написал превосходный рассказ! Присоединяюсь к мнению тех читателей, кто оценил его по достоинству.

sava
- at 2011-08-24 20:21:53 EDT
Как и многое предыдущее-превосходное сочинение. Высокий класс. Стиль, художественный вкус и превосходное чувство черного юмора.Браво Моисей. Так и далее держать. Дальнейших Вам творческих удач.
Виктор Каган
- at 2011-08-24 03:13:37 EDT
Отличный сказ ... Хорошая цепочка складывается. Счастливого продолжения.
Б.Тененбаум-М.Бороде
- at 2011-08-23 14:47:08 EDT
Мастерски написано. И троекратное тыканье писателей в корыто - так сказать, свинское хлебосольство, потому что свинья иначе и не мыслит - и особенно самый последний абзац, о выполнившем свой долг верном т. Жданове, который "... нужным быть перестал ....". Т.Жданов, помыкающий т.писателями. Т.Сталин, помыкающий т. Ждановым. Жуткая лестница многоступенчатого холуйства.
Прямо по Мандельштаму - "а вокруг него сонм тонкошеих вождей" ...
Мелкое примечание - может быть, Моисей, это вам пригодится ? Насколько я помню, термин "полу-монахиня, полу-блудница" изобрел К.Чуковский ? Это было в какой-то его статье об Ахматовой, написанной в счастливые дореволюционные времена, в контексте того времени рассматривалось как острое словцо, и не имело, конечно, хамского значения, вложенного в него т.Ждановым. Кто-то из референтов нашел эту цитату для Жданова. Смысла он, конечно не понял, но она ему понравилась ...

V-A
- at 2011-08-23 14:01:35 EDT
А дело в том, товарищи, что нам в ЦК постановление надо принять на тот счёт, что некоторые наши писатели и поэты
этот стиль - советский канцеляризм

некоторые литературного цеха деятели не на высоте своей задачи находятся, движение нашего народа к счастливому будущему не понимают и даже как бы не разделяют.
а этот стиль - стиль дикторов НТВ середины 90-х

А как во всём пример нужен, то и решили мы в Политбюро примером от писателей Зощенко взять, а от поэтов — Ахматову.
Стиль русского мыжика из сказок Лескова

Ну, у Ахматовой этой сын, враг народа, в лагере сидит, так она, вроде, особо не кочевряжится
а тут уже блатняк пошел.

Короче, полный абзац.

Марк Аврутин - М. Бороде
- at 2011-08-23 12:22:50 EDT
Как раз к двадцатилетию "кончины" Советского Союза подоспела очередная глава его истории, создаваемая несравненным Моисеем Бородой в жанре любимых русских народных сказов. На сей раз перед нами предстал обобщенный образ обласканного и знаменитого советского писателя, чьи произведения получали одобрение самого Сатаны. Других же, его одобрения не получивших, изымали "из оборота": кому повезло - только из литературного, многих же - вообще из жизненного. Так случилось с еврейскими писателями несколькими годами позже рассматриваемого здесь события. Писали они на непонятном вождю языке - вишь, не устраивал их великий, могучий. Ну, и получили по заслугам. Правда, говорят и другие прегрешения за ними были - отторжение, вроде, Крыма готовили, но опять же записи все вели на том же непонятном языке. Переводчиками же могли быть лишь одни евреи, а им вождь уже никому не верил.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//