Номер 9(22) - сентябрь 2011
Александр Баршай

Александр БаршайСказки Нижних земель
Заметки туриста-дилетанта

А еще жизнь прекрасна потому,

что можно путешествовать…

Н.М. Пржевальский

Может ли человек, не знающий английского языка, не умеющий водить машину и пользоваться космическим навигатором - GPS; человек, который ни черта не смыслит в паутине Интернета и весьма слабо ориентируется в географических картах, планах и схемах, - может ли такой человек совершить свободное автомобильное путешествие по дорогам Европы, чтобы в полной мере насладиться причудливым разнообразием, красотой и богатством «доброго Старого Света»?

Может, отвечу я. Может, если у этого человека есть взрослый сын-программист, решивший взять своих немолодых родителей в десятидневную поездку в неведомые для них европейские страны – на этот раз в Бельгию и Голландию. Он, наш сын уже дважды «испытывал» на нас этот распространенный нынче способ путешествия по Западной Европе: прилетаем в крупный международный аэропорт, там же, на месте арендуем легковой автомобиль (конечно, не UAZ Patriot), снабженный электронным навигатором, задаем ему маршрут и едем в заранее заказанную и не очень дорогую гостиницу. Отсюда ежедневно совершаем произвольные – куда душе и настроению угодно - автомобильные броски в ближайшие города, а иногда и страны. При этом нашим водителем и штурманом, нашим переводчиком и гидом, интендантом и грузчиком, нашим другом, помощником и советчиком, а иногда и строгим, непререкаемым командором выступает наш собственный сын Владимир.

Вот и наше путешествие 2011 года проходило примерно по такой же схеме.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ: БРЮССЕЛЬ - МЕХЕЛИН - ЛИР - БРАНДВЕЙК

Итак, в день Победы, 9 мая 2011 года вылетаем в Брюссель. Хотя нам нужно в маленький голландский городок Брандвейк, сын выбрал бельгийский аэропорт Брюссель. Во-первых, это дешевле и на полчаса быстрее, чем полет в Амстердам. Во-вторых, арендная плата за автомобиль в Брюсселе значительно ниже, чем в Амстердаме. И, в-третьих, раз уж нам все равно путешествовать на автомобиле, то почему бы после самолета не проехаться по Бельгии, а к концу дня добраться и до неведомого нам Брандвейка, тем более, что до него всего каких-то 180 километров. А там нас ждет маленький гостевой домик, чьи хозяева – Жаннет и Мартин Стерк - большие патриоты Израиля – с удовольствием предлагают его израильским туристам.

Наш полет из аэропорта Бен-Гурион до Брюсселя прошел четко, минута в минуту, вплоть до аплодисментов всех пассажиров экипажу в связи с мягкой посадкой на бельгийской земле. Быстро и четко проходим таможенный и пограничный контроль, получаем багаж, грузим чемоданы на тележки, и тут же, в зале аэропорта сын находит офис кампании, сдающей в рент автомобили, где спокойно, без суеты ему оформляют документы и выдают ключи от автомобиля. Находим сектор и ряд, где находится наш черный «мерседес». Наш! Черный! «Мерседес»! Ощущаем себя хозяевами жизни.

Сын включает навигатор, настраивает его на русский язык, и мы выезжаем из подземной стоянки на воздух, на европейский простор. «Заказываем» маршрут до голландского Брандвейка. Он проходит через несколько бельгийских городов. Владимир рассматривает карту и предлагает для начала заехать в город Мехелин. «Это тот самый Малин, где лили колокола с малиновым звоном, - говорит нам наш штурман и гид, а мне сразу же вспоминается обсуждение на радио РЭКА вопроса о том, как перевести на иврит «малиновый звон».

Минут 20 езды по скоростному шоссе, и мы в Мехелине. Это первый бельгийский город на нашем пути, поэтому нам все интересно вокруг. Паркуемся прямо на улице, оставляем машину на свой страх и риск. Вокруг высокие и узкие – буквально в два, редко в три окна – старинные, разных цветов дома, ни один из которых не похож на другой. На некоторых из них год постройки – 1620-й, 1547-й. Мы идем по мощеной брусчаткой улице к центру города, наслаждаемся свежим, чуть влажным воздухом, солнышком, иногда выглядывающим из дождевых облаков. Людей в этот утренний час немного, в основном они передвигаются на велосипедах, видно, что едут по делам – на работу, на учебу, в магазин. Бросаются в глаза арабские женщины в хиджабах, некоторые из них тоже едут на велосипедах. Когда мы подходим к центральной, видимо, ратушной площади, начинается дождь, но какой замечательный вид открывается перед нами!

Площадь Гроте Маркт в Мехелине

Сверкающий от дождя каменный «настил» площади напоминает паркет огромного танцевального зала, а его обрамление – яркие и богатые театральные декорации эпохи Средневековья и Возрождения. Но это не декорации, а отлично сохранившаяся эпическая архитектура глубокой старины: огромный, внушительный, взметнувшийся в высь кафедральный собор, а рядом – весь переливчатый, ажурный, как будто замок на песке, дворец с многочисленными башенками, скульптурными завитушками, колоннадой овальных арок - настоящий дворец. Как я потом узнал, это и есть «дворец Марии Австрийской, который поражает готическим великолепием и легкостью ренессанса».

Мы постоянно вертим головами, показывая друг другу чем-то удивившие нас памятники, многоцветные дома, колокольни, часовни, витражи, балкончики и эркеры, кованые решетки, витрины магазинов, ресторанчики и бары с немногочисленными в эти воскресные часы посетителями, разнообразные цветники и скульптурную пластику из бронзы, камня, дерева. Хочется все запечатлеть, отложить в памяти. И мы щелкаем, щелкаем без конца затворами фотокамер.

Но труба зовет нас вперед – в город Лир – следующий на нашем пути туристический объект. Тоже очень быстро добираемся до города, названия которого я раньше, кажется, и не слышал. Снова площадь, завораживающая глаз, с башенками, собором, ратушей, цветными, вытянутыми вверх домами, с причудливыми фонарями, скульптурами, чугунными фигурными решетками. Снова город, утопающий в зелени и цветах, с уличными кафе и ресторанами, чем-то напоминающий Мехелин, но определенно со своими отличиями, которые мы еще не в состоянии ухватить.

И все-таки одну особенность Лира мы сразу подмечаем: в центре города доминирует старинная квадратная башня с огромными, почти во всю ее ширину, сверкающими часами. На них кроме основного - еще 10 циферблатов поменьше и два окошка с глобусами. Очень красиво и очень необычно: сочетание глубокой старины и современного промышленного дизайна. Оказывается, это знаменитая «Башня Зиммера» - старинная крепостная башня 15-го века, вторую жизнь которой подарил местный часовщик Луи Зиммер. В 1928 году он передал родному городу эти самые чудо-часы, которые были вмонтированы в башню, и с тех пор она стала ярким символом бельгийского Лира. Часы эти действительно настоящее чудо техники, поскольку они показывают не только время суток, но и фазы Луны, дни недели, месяцы, время года, время по Гринвичу, созвездия Зодиака, цикл Солнца, время приливов и отливов и многое другое.

Город Лир - башня Зиммера с часами

Кстати, мы смотрим на часы и видим, что уже четыре пополудни, а по израильскому времени так и все пять. Господи, неужели это мы только сегодня сошли с самолета, и как были – в плотной, рассчитанной на холодную Северную Европу одежде – ходим и паримся по теплой и, в общем-то, солнечной Бельгии, и так напитались впечатлениями, что кругом идет голова! Усталость и голод все же берут свое, и мы решаем двигаться дальше – в Брандвейк.

Незаметно оказываемся на территории Голландии, и если бы сын не сказал, мы бы этого не заметили. Правда, ландшафт за окном постепенно меняется – становится больше зеленых луговых просторов и больше ветряков – элегантных высоких башен с тремя медленно вращающимися лопастями. Это современные ветряные электростанции, забирающие у вольно дующих ветров их энергию для нужд человека. И чем дальше в глубь Нидерландов мы забираемся, тем чаще попадаются нам старинные ветряные мельницы – каменные и деревянные, стоящие одиноко в полях или же рядом с аккуратными голландскими домиками. Все чаще и чаще мы видим узкие речные каналы и широкие медлительные реки. Вот уже и коровки мирно пасутся на бескрайних росистых лугах и, странное дело – вроде кругом полно влаги, а на полях то и дело встречаются дождевальные установки. Неужели эти низкие, близкие к воде земли нуждаются еще и в искусственном орошении?

А тем временем наш космический штурман, которого мы, как и нашего сына, именуем Володей, четкими бесстрастными указаниями ведет нас к цели. Съезжаем на узкое и прямое, как стрела, асфальтовое покрытие, где едва разъезжаются два автомобиля. «Володя» из навигатора сообщает: «Через 800 метров прибываем в пункт назначения». Тут же и наш Владимир говорит: «Кажется, приехали!».

Поперек нашего пути - неширокий канал, по обоим берегам которого расположились невысокие голландские домики из красного кирпича. Такое впечатление, что канал здесь, у нашей дороги и заканчивается: вода никуда не движется, все заросло ряской, камышом. Тут же скромный синий указатель: «Brandvijk». Второй от дороги дом по правому берегу канала должен быть наш, вернее, наших хозяев. Смотрим на высокую черепичную крышу. Так и есть: на скате, обращенном к нам, крупно выведено слово “Shalom”. Да, сомнений не может быть, это дом Жаннет и Мартина, и он приветствует нас – израильтян на иврите. Подъезжаем к дому поближе, и вот уже к нам выходит улыбающаяся хозяйка, которая знает несколько слов на иврите – она бывала в Израиле…

Жаннет приводит нас к нашему жилищу: на зеленой лужайке в глубине двора стоит ладный, будто игрушечный деревянный домик с высокой двускатной крышей и круглым узорным окошком под ней. Мы входим в стеклянную дверь и через стеклянную же стену видим, что наш домик стоит прямо на бережку маленькой то ли речушки, то ли канальчика, метра три-четыре шириной, не больше. Берега речушки – нет, все-таки канала – покрыты густой зеленью, над водой склонились вязы, а в воде тихо плавают утки с выводком маленьких утят. За каналом, прямо напротив нашего домика – огороженный жердями небольшой манеж для лошадей, а дальше – сколько хватает глаз – сплошной зеленый луг. Хотя уже семь вечера, но еще ярко светит закатное солнышко, приятный ветерок гонит белые облака. Да, замечательный сельский пейзаж в самом сердце Голландии!

Сельская идиллия А из нашего окошка – вот – Голландии немножко!

И мы, как говорится, усталые, но довольные, устраиваемся на новом месте, с аппетитом уминаем то, что приготовили себе на ужин сами, успеваем посмотреть урок выездки, который Жаннет на серой в яблоках кобылке дает для молодой женщины, сидящей на гнедой лошадке. Красивое зрелище! И мне сразу же вспоминается мой любимый Бабель, герой которого «смотрел на мир, как на луг в мае, как на луг, по которому ходят женщины и кони»...

 Голландские женщины и кони

ДЕНЬ ВТОРОЙ: АНТВЕРПЕН

Утром – «утро туманное, утро седое» – сын объявляет: «Едем в Антверпен. Быстро завтракать и в путь!». Небо заволочено тучами, идет густой дождик, от него рябит вода в канале. Погода совсем другая, чем накануне вечером. Неужели нам не повезет, и мы будем путешествовать под дождь и серые тучи. Но по мере приближения к Антверпену, небо над нами светлело, дождь ослабевал, а то и вовсе пропадал, иногда сквозь тучи пробивалось солнце, словом, становилось веселее.

Каждый город начинается с парковки. Подземная стоянка, куда мы поставили нашу машину, и улица, где находится паркинг, называются одним именем – Майер. Здесь все выглядит солидным, осанистым, фешенебельным. Оказывается, улица Майер считается главной торговой и одной из самых красивых улиц бельгийской столицы алмазов. Она пешеходная, очень широкая, зеленая и, главное, застроена необыкновенно яркими, можно сказать, сверкающими зданиями, на которых и, правда, много позолоченных скульптур, рельефов, разных украшений и завитушек. Старинная архитектура соседствуют здесь с модерном - зданиями из стекла и бетона, но все это очень органично и празднично.

И конечно, мы вскоре вышли на главную историческую площадь Антверпена, которая, как и во многих здешних городах, называется Гроте Маркт – то есть, большая рыночная площадь. Доминирует над ней, как, впрочем, и над всем городом, поскольку видна отовсюду – грандиозная готическая башня кафедрального собора Богоматери, как говорят, самая высокая церковная башня в Бельгии, Нидерландах и Люксембурге – она поднялась над городом на 123 метра. На серых ажурных гранях башни сверкают золотом огромные круглые часы, как диадема на груди чопорной матроны.

Кафедральный собор Антверпена – самый высокий в Бенилюксе

Ярким, многоцветным – из-за обилия флагов и позолоты - украшением рыночной площади, без сомнения, являются здание Ратуши - городского совета, больше похожее на королевский дворец. Тут же - комплекс прижавшихся друг к другу зданий профессиональных гильдий Бельгии – одно другого краше и богаче. В центре огромной брусчатой площади странный бронзовый многофигурный фонтан – на самой верхотуре его атлетически сложенный парень с разбегу собирается зашвырнуть куда-то далеко то ли большую перчатку, то ли кисть чьей-то отрубленной руки. Потом мы прочли, что этот фонтан – памятник римскому воину-центуриону, племяннику Цезаря Сильвиусу Брабо. По легенде, этот самый Сильвиус встал на защиту моряков, которых третировал некий великан по имени Дрюон Антигон. Он обложил непомерной данью шкиперов, заходивших на торговых кораблях в устье полноводной реки Шельды как раз на том месте, где стоит сейчас Антверпен. Тому, кто не мог или не хотел платить несправедливую подать, великан отрубал кисть руки. Сильвиус Брабо вызвал Антигона на бой, одолел его и сделал ему то же, что он вытворял над своими жертвами: отрубил великану кисть руки и выбросил ее в Шельду. Так, согласно легенде, от слов «hand werpen» - «бросать руку» - и возникло имя города Antwerpen. Ученые же лингвисты предполагают, что название произошло от слова «de aanwerp», т.е., «песчаная отмель».

 Фонтан в честь легендарного героя Сильвиуса Брабо

С другой стороны ратушной площади, перед собором антверпенской Богоматери мы увидели величественный бронзовый памятник великому сыну Антверпена Питеру Паулю Рубенсу – гениальному «художнику королей и королю художников». И сын тут же предложил нам направиться в дом-музей Рубенса, музей, который нельзя было не посетить.

Что касается посещения музеев, то я убедился: ни в какую серьезную кунсткамеру нельзя идти, что называется, с пылу, с жару, как бы мимоходом, с вещами, устав от других туристических впечатлений. В музей надо являться, специально настроившись, хотя бы минимально подготовившись. Надо быть легко одетым, свежим, восприимчивым к большому объему информации.

Увы, так не получается, когда путешествуешь «галопом по Европам», поэтому мы многое потеряли, знакомясь с шедеврами музеев Голландии и Бельгии. И все же даже поверхностное знакомство с художественным наследием великих мастеров прошлого оставляет неизгладимое впечатление. Дом Рубенса поразил, прежде всего, своим богатством, великолепием и пышностью интерьера. По самой усадьбе видно, что Питер Пауль был не только гениальным художником, но и деловым, влиятельным, весьма состоятельным и уважаемым человеком, знающим себе цену. А цена его таланта – вот она – на стенах его мастерской. Огромные, полные энергии и красоты картины Рубенса поражают жизненной наполненностью, невероятным мастерством, яркостью форм и красок. В доме Рубенса собрана также богатейшая коллекция работ его друзей и учеников.

Мы так устали и упарились в роскошном доме Рубенса, что не менее, пожалуй, роскошный музей и дом Фрица Майера ван дер Берга – богатого мецената и коллекционера художественных ценностей – уже не смог поразить нас так же, как Рубенс. А ведь там выставлено уникальное собрание картин, скульптур, мебели, гобеленов, фарфора, ювелирных изделий и даже… старинных ключей!

С тайным облегчением покинули мы великолепные, но давящие своим богатством залы музея Берга, и с наслаждением вдохнули свежий воздух живого солнечного Антверпена. Нам не терпелось попасть на набережную, и по знакомой уже улице Мейера мы спустились к морю, вернее, к реке Шельде, соединяющей город с Северным морем. Нетерпение наше было вполне вознаграждено. Мы увидели необыкновенно красивый широкий проспект, идущий вдоль набережной. Увидели древний каменный замок-крепость Стен, в котором ныне расположен национальный морской музей.

Мы увидели десятки пришвартованных к берегу яхт, шхун, баркасов, многие из которых служат кафе и ресторанами. А на действующем морском причале нас ждал сюрприз: впритирку к стенке стоял корабль-небоскреб. Девять или восемь палуб круизного красавца-лайнера «Аида» под немецким флагом были переполнены людьми, которые высыпали на правый борт, чтобы послушать зажигательные мелодии местного диксиленда. Зрелище было замечательное. Как жаль, что нам пора было возвращаться домой – в Брандвейк…

Плавучий небоскреб – немецкий лайнер «Аида» 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ: БРЮГГЕ

Перед отъездом в Европу опытные туристы, люди, объездившие полмира, сказали нам: «Будете в Бельгии, обязательно побывайте в Брюгге. Это сказка!».

Брюгге не обманул нас. Во-первых, над городом стояло дивное солнце, и он светился ярким переливчатым светом своих башенок и шпилей, многоцветных домов, ажурных, как кружева, радужными козырьками уличных кафе и ресторанчиков. Во-вторых, город был полон людьми, на главной площади, конечно же, Гроте Маркт – шла оживленная ярмарочная торговля, звучала музыка, словом, был сплошной праздник.

Наш автобус, проехав эту площадь, остановился на боковой улице недалеко от магазина бельгийских кружев. И мы решили сначала посмотреть на кружева. Причудливые нитяные узоры, действительно связанные руками местных мастериц, вызывают восхищение, приковывают взгляд, особенно женский. Мы долго любовались обилием разноцветных изящных кружев и купили несколько сувенирных вещиц в виде узорных шестиконечных звезд для подарков родным и знакомым.

Выйдя из магазина, мы окунулись в праздничную стихию праздничного города. Площадь, переполненная людьми и торговыми вагончиками, почему-то напомнила мне площадь святого Марка в Венеции, может быть, атмосферой тотального туризма, приподнятости, простора.

Площадь Гроте Маркт в Брюгге

Доминантой площади, конечно, служит колокольная, или дозорная башня Белфорда высотой почти 90 метров с оригинальным восьмиугольным навершием. За небольшие деньги можно было подняться на эту башню по внутренним ступеням, число которых, как говорят, составляет 366. Мы решились на этот подвиг, и минут за пятнадцать с легкой одышкой одолели эти все сужающиеся и сужающиеся ступени, идущие вдоль темных каменных стен башни, вдоль огромных зубчатых шестерен, приводящих в движение многочисленные колокола. Мы увидели сами эти колокола, услышали их звон.

Брюгге с высоты… башни Белфорда

Поднялись на смотровую площадку, по периметру которой из окошек бойниц открылся нам потрясающий вид, раскинувшегося внизу волшебного города. Тут у меня не хватает слов, и я сошлюсь на мнение интернетовского гида, с которым я полностью согласен:

«Сам город Брюгге - сказка, созданная переплетением каналов и стариннейших улиц, площадей XIV - XVI веков и современных магазинчиков, наполненных знаменитыми кружевами, бельгийскими шоколадом и пивом. Вас не покидает ощущение сна: настолько все подлинно, красочно и вместе с тем ярко и жизненно… Каждый поворот улицы или набережной превосходит все ожидания: уютные причалы, дома, встающие из живописных каналов, по которым скользят моторные лодки, маленькие ресторанчики, горбатые мостики, непревзойденная резьба по камню, статуи, ангелы, памятники... Таков весь город, которому в Европе нет равного в поэтичной старине, нежащейся на современном солнце!».

Мы уезжали из Брюгге с ощущением романтической сказки. Но сказки осязаемой, реальной, сказки, которая действительно стала былью без всякой коммунистической демагогии, а благодаря тяжкому и долгому труду многих поколений людей – предков нынешних жителей славного города Брюгге...

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ:  ДЕЛЬФТ И ГААГА

Достойным голландским соперником Брюгге – в наших глазах, естественно, – стал Дельфт – первый город в Нидерландах, с которым мы познакомились, и, как оказалось, ее первая столица.

По своим размерам Дельфт, очевидно, уступает Брюгге. Это мы поняли сразу, поскольку первый же на нашем пути паркинг – сверкающая чистотой, безлюдная подземная многоэтажка – оказался в двух шагах от центра города.

Вышли из паркинга и сразу же попали в дельфтский плен.

Перешли по красивому арочному мосту через живописный канал и очутились на жужжащей, как растревоженный улей, главной площади. Конечно же, ее тоже зовут…Гроте Маркт. Всю площадь накрыл мелодичный и неустанный перезвон колоколов, как мне показалось, даже более звучный и радостный, чем «малиновый» звон Мехелина. Мы не знали, куда раньше смотреть: то ли на величественную башню главного собора, откуда шел этот медный переливчатый гул; то ли на торговые ряды – такие яркие и шумные, как на рынке «Махане Йегуда» в Иерусалиме; то ли на очень красивое, ярко-театральное здание ратуши на противоположной стороне площади.

Решили начать с самого земного и жизненного – с торговых рядов. И действительно: какая жизнь кипела там! Мы увидели голландцев в торговом действии: с каким азартом, сноровкой и юмором они предлагали и продавали свои товары! Жареную прямо у вас на глазах рыбку. Свежую и соленую рыбу всех видов и сортов, другие продукты моря, вплоть до самых экзотических. Целые развалы клубники, фрукты и овощи широчайшего ассортимента, картофель и орехи, грибы и ягоды! Все виды хлебов и кондитерских изделий, готовую еду в маленьких закусочных. А сыры и молочные продукты! А колбасы и сосиски, мясо и птицу! И еще много-много чего. Я уже не говорю об одежде и обуви, товарах для дома, бытовой электротехнике, игрушках и сувенирах! Глядя на этих проворных фламандских мужчин и женщин, громко и весело зазывающих покупателей к своим прилавкам, начинаешь понимать, почему Голландия еще пару столетий назад была великой торговой державой, одной из богатейших стран мира. Торговая жилка у них в крови уже много веков, и по купеческой части голландцы, наверное, дадут фору самим евреям...

Больше всего нас восхитила в Дельфте четкая планировка небольших живописнейших каналов. Все эти рукотворные водяные улицы (само слово «дельфт» означает – «искусственно вырытый») отстоят друг от друга примерно на равном расстоянии (в 100-150 метров), образуя таким образом очевидную сетку городских кварталов. Во всяком случае, в центре Дельфта. Понятно, что здесь расположены самые красивые, самые затейливые и старинные здания города, тщательно отреставрированные и находящиеся в прекрасном состоянии. Да, городские власти и жители Дельфта содержат его в полном порядке, всегда памятуя, видимо, что их родной город был первой столицей страны и резиденцией ее правителя герцога Вильгельма Оранского…

 Люди, лодки, лебеди и утки: канал в Дельфте

 Вдруг мы увидели белоснежное здание с колоннами и портиком, на котором сияют золотом ивритские письмена. Ба, да это же синагога! Табличка на голландском и английском сообщает, что эта синагога в неоклассическом стиле построена в 1861-1862-м годах по проекту Леви (Леона) Винкеля, отреставрирована в 1974 году. Синагога охраняется городом Дельфтом.

Синагога в Дельфте охраняется городом

В тот день синагога была закрыта: видно, не так уж много евреев живет в современном Дельфте. Но вызывает уважение и приятно уже то, что еврейский молельный дом бережно сохраняется городскими властями...

Находясь в Голландии, мы просто не могли не побывать в Гааге – официальной столице страны. Поэтому после Дельфта направились на северо-запад, к Северному морю. На его берегу, всего в 30 километрах от Дельфта и стоит столица Нидерландов.

Гаага показалась нам чуть надменным и весьма респектабельным городом, этаким суперПетербургом. Сразу видно, откуда у Питера ноги растут. Регулярные линии, каналы, одетые в камень, фонтаны, фешенебельные торговые ряды и пассажи, бронзовые памятники, высокие чугунные ограды, «петербургские» уличные фонари. Вот конная полиция чинно патрулирует зеленые улицы города. Вот огромный то ли пруд, то ли канал, из середины которого бьет огромный фонтан. Из воды же вырастает и строгое квадратное здание-дворец с большими окнами и фигурной железной крышей. Это музей Маурициуса – собрание полотен великих голландских художников. Из многих гаагских музеев мы выбрали именно этот, потому что в нем хранится знаменитая картина Вермеера «Девушка с жемчужной сережкой», которую мы очень хотели посмотреть, так сказать, в оригинале.

Когда ты смотришь на творения фантастических мастеров «золотого века» голландской живописи, невольно поражаешься тайнам невероятного мастерства, терпению и трудолюбию фламандских живописцев, сохранивших на своих полотнах дыхание жизни своего времени, мельчайшие подробности быта, нравы и характеры людей.

Мы видели как хорошо известные, так и вовсе не знакомые нам работы Рембрандта, Рубенса, Ван Дейка, Брейгеля, Яна Стена, Ганса Гольбейна-Младшего, Франса Хала, Паулюса Поттера, Амброзиуса Босхарта, Карла Фабрициуса и других старых волшебников кисти.

И, конечно же, мы внимательно рассмотрели главную гордость музея, его, можно сказать, бренд – «Девушку с жемчужной сережкой» Йоханесса Вермеера. Ничего не скажешь – хороша девушка! Хороша сережка! Хороша простая и гениальная работа Мастера!

После музея решили посмотреть берег Северного моря и поехали на один из двух пляжей Гааги. Очень быстро пересекли город, снова напомнивший нам Петербург, и оказались на огромном, далеко отстоящем от моря и относительно пустынном песчаном пляже. Город резко нависает над морем высокой красной башней маяка, какими-то техническими строениями под серо-свинцовым небом. Чуть в стороне стоят типовые жилые пятиэтажки. Пейзаж, надо сказать, довольно скучный, суровый, северный.

Гаагский маяк

Хотя дул прохладный, если не сказать – холодный ветер, на пляже и даже в воде были отдельные люди в купальниках, молодежь запускала воздушных змеев, мимо нас проезжали парни на велосипедах с досками для виндсерфинга. Не густо было людей и в прибрежном кафе под названием «Де Арк ван Ноах», что переводится как «Ноев ковчег».

ДЕНЬ ПЯТЫЙ: ПАРК КЕЙКЕНХОФ

«Мы едем в парк «Кейкенхоф», - объявил нам утром сын и добавил: - Это знаменитый парк цветов, одна из достопримечательностей Голландии. Он работает всего два месяца в году – апрель и май. Так что нам повезло».

Да, нам действительно очень повезло. И с парком. И с погодой – теплой, солнечной, ясной. И со всем остальным в парке тоже.

Забегая вперед, скажу только одно, нет, три слова: «Потрясающе! Невероятно! Фантастично!».

Почему же я никогда прежде не слышал о таком восьмом чуде света, как этот парк «Кейкенхоф»?..

У входа вас встречают статные улыбчивые девушки в национальных костюмах. Они продают посетителям схемы и карты парка и разрешают сфотографироваться с ними.

А дальше – вы в свободном полете, вернее, походе. Вы попадаете в удивительную атмосферу Ган-Эдена - райского сада. В тени зеленых дубрав и липовых рощ, наполненных пением птиц и ароматом процеженного сквозь листву весеннего зефира, проложены бесконечные дорожки, выложенные брусчаткой или утрамбованной щебенкой. Вдоль них проложены гигантские шпалеры тюльпанов всех цветов, оттенков и форм. И не только тюльпанов, но и гиацинтов, ирисов, лилий, нарциссов, роз, орхидей, сирени и еще Бог знает, каких цветов. Их многоцветье отражается в тихой воде каналов и прудов, вдоль которых мы движемся. Через каналы перекинуты деревянные романтические мостики, на их берегах, увитых густой травой, разбросаны живописные павильончики, скульптуры и ландшафтная пластика, вазоны с благоухающими цветами. А в воде плавают грациозные лебеди, уточки и даже, кажется, лодки с туристами.

Дорога тюльпанов

И мало того, что вы идете сквозь мириады цветов (говорят, что здесь высажено около восьми миллионов цветочных луковиц), в парке вас ждут две красивейшие теплицы с фантастическим набором невообразимого цветового запаса земли. Здесь люди только открывают рты и еле успевают фиксировать все вокруг своими фото- и видеокамерами. Недаром, утверждают, что парк Кейкенхоф считается одной из самых фотографируемых достопримечательностей мира, ведь каждый из гостей хочет увезти с собой хотя бы маленькую частичку этой фантастической цветочной феерии.

Вдруг мы вышли к старинной ветряной мельнице, откуда неслись звуки музыки и хорового пения. Мельница и хор в парке цветов?! Что еще интересного подарит нам этот удивительный парк? Мы подошли поближе и увидели, что на большой площадке возле мельницы идет концерт мужского хора голландских моряков-ветеранов. Молодой морской офицер-капельмейстер руководил небольшим оркестром и группой пожилых, но веселых и бодрых мужчин – числом примерно 30 . Почти все они были в тельняшках, повязанных шейными галстуками, и в морских картузах с крабами. Все они пели с большим запалом, задорно и весело, так что зрители, собравшиеся вокруг, охотно им подпевали. Тем более, что дирижер время от времени поворачивался лицом к публике и призывал ее активнее присоединяться к хору. Жаль, что мы не знали голландских народных песен, а то непременно втянулись бы в эту хоровую феерию.

 Поют моряки-ветераны

Но надо было двигаться дальше.

И снова мы продолжили свое движение сквозь море цветов, опьяненные, обалдевшие от всей этой неземной красоты. Тут я умолкаю и привожу короткую реплику из Интернета, под которой я полностью подписываюсь:

«Восемь миллионов цветочных луковиц! Запах и пение птиц как в раю. Парк оживает лишь два месяца в году. Выходишь оттуда, и понимаешь, что теперь можно спокойно умереть. Ничего более прекрасного, созданного руками человека, на Земле быть не может». Амен и амен!..»

ДЕНЬ ШЕСТОЙ - ШАБАТ:  БРАНДВЕЙК

Хотя, как известно, шабат – суббота - наступает на седьмой день недели, в нашем случае он пришелся на шестой день путешествия. В шабат верующие евреи не «совершают никакой работы», не зажигают огонь, не ездят на машине, не включают телевизор или компьютер, не говорят по телефону и так далее и тому подобное. Короче, евреем быть совсем не легко. Ну, это тоже всем известно.

Словом, после утренней молитвы и кидуша, то есть, освящения «царицы-субботы» мы решили пешком прогуляться по Брандвейку. Городок это, как я уже говорил, расположен по двум сторонам неширокого, но уходящего за горизонт канала. И вдоль канала по обоим его берегам идут две асфальтированные дорожки, на которых едва разъезжаются два автомобиля. Вот по этим-то дорожкам мы и пошли, время от времени переходя с одного берега канала на другой по мостикам, перекинутым примерно через каждые полтора-два километра. Жаль, что мы не могли фотографировать в этот день. Иначе мы запечатлели бы неповторимые дома и домики в сельской глубинке Нидерландов. Каждый семейный дом из красного кирпича не похож на другой и каждый как-то по-особому и любовно украшен и декорирован то ли витиеватой лепниной, то ли резными ставнями, наличниками, дверями, филенками, скамеечками, то ли горшочками с цветами, зеленой пластикой деревьев и кустарников, и практически все – причудливым навершием фасадной стены. Эти навершия над крышей, которые делают особняки более вытянутыми и нарядными, – фирменная примета голландских домов, по которой их всегда можно отличить от домов жителей других стран.

На многих домах мы видели отметки уровня воды, которая поднялась здесь метров на пять при наводнении 1700 года. Два других менее высоких «потопа» случились в этих краях в 19-м веке.

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ:  АМСТЕРДАМ

Утром нам предстояло ехать в Амстердам – встречать нашу дочь Майю, решившую на четыре дня составить компанию родителям и брату. Она давно мечтала побывать в художественных музеях Голландии и доме-музее Анны Франк.

Пока в зале аэровокзала мы ждали нашу дочь Майю, сын успел куда-то сбегать и приобрести пакет туристических карточек, дающих право проезда на городском транспорте и посещение нескольких музеев.

Наконец прилетела дочь, встреченная нами так, как будто мы не виделись целый год.

Теперь в полном составе едем в Амстердам – главный город Нидерландов!

Трамвай довольно быстро доставил нас в центр города. Мы, естественно, вышли на Музейной площади. Она открылась перед нами ярким, праздничным зданием «Концерт-Гебау» - Концертного дома. Нидерландский филармонический оркестр под управлением Макса Альбрехта приглашал любителей музыки на Вторую симфонию Малера.

На другой стороне площади как раз и расположены Государственный музей Нидерландов – Рейксмузеум, Городской музей и музей Ван Гога, куда мы, прежде всего, и направили свои стопы. Нам повезло: в музее Ван Гога в те дни была развернута выставка работ раннего Пикассо – 1900-1907 годы. Стояла длиннющая очередь, но нас по нашим карточкам-билетам – спасибо сыну – впустили через другой ход практически прямиком.

Ну, что сказать о музее Винсента ван Гога - главном хранилище его шедевров, а также работ многих его современников и друзей? Это надо видеть, это надо ощущать, надо самому пройтись по четырем этажам современного, очень продуманного музейного комплекса. Конечно, это ни с чем несравненное эстетическое наслаждение – впитывать в себя и самому погружаться в творения подлинного Винсента ван Гога, Поля Гогена, Клода Моне, Эдуарда Мане, Камиля Писарро, Гюстава Курбе, Анри Тулуз-Лотрека, Жоржа Сёра, Альфреда Сислея и других выдающихся мастеров художественного видения мира!

Замечательной, разумеется, оказалась и выставка ранних – парижского периода - работ Пабло Пикассо, по которой мы, честно говоря, пробежались галопом. Но от многих полотен гения невозможно оторвать глаз, даже если сильно спешишь.

Совершенно насыщенные пищей духовной мы почти без сил выползли из музея в поисках пищи телесной. Решили на трамвае добраться до района еврейских кафе и ресторанчиков в современной части города. В небольшой закусочной «Голани-гриль» мы хорошо подкрепились вкусной кошерной едой и поговорили с хозяином заведения бухарским евреем Барухом, уже сорок лет живущим в Амстердаме...

Возвращаемся к трамвайной остановке и чувствуем какие-то изменения в окружающей среде. Вокруг полно возбужденных молодых людей в красно-белых футболках и шарфах, с банками пива в руках. Они горланят какие-то песни, речевки, весело толкают друг друга, прыгают, дурачатся. С гиком взяли они подошедший вагон, так что мы туда уже попасть не смогли. А на остановку движутся все новые толпы горячей молодежи. Многие укутаны в голландские флаги, но среди них один парень почему-то завернут в сине-голубой израильский со звездой Давида в центре. Странно, очень странно. При чем тут флаг Израиля?

Сын объяснил нам. Это болельщики «Аякса», знаменитой футбольной команды амстердамской. Наверное, сегодня она победила в финале голландского чемпионата, и болельщики вышли на улицу праздновать победу любимого клуба. «Аякс» называют «еврейской» командой, потому что ее основателями и первыми болельщиками были амстердамские евреи. Даже одно из прозвищ «Аякса» - «Евреи». Поклонники «Аякса» часто используют еврейские и израильские символы, желая выразить свою преданность клубу.

Да, интересно. Теперь понятно, почему этот пьяный парень с лицом охотнорядовца обернул себя израильским флагом.

Фанат «Аякса» в израильском флаге

Мы с трудом протиснулись в вагон следующего трамвая. А там кипели нешуточные страсти: весь вагон ревел, вопил, свистел, пел и плясал. Десятки молодых рук под ритм кричалок колотили по окнам и потолку вагона так, что он трясся, как на вибростенде. Мы боялись за стекла оконные, но они, к счастью, выдержали. К нашему удивлению, водитель трамвая не только не пытался успокоить бушевавших пассажиров, но и сам выдавал в микрофон синкопы речевок.

Мы же были так сдавлены возбужденными до предела болельщиками, что не смогли сдвинуться с места до самой остановки трамвая в центре города. Здесь он уже не мог ехать дальше из-за огромной толпы фанатов, перегородившей все пути-дороги.

Все мы вываливаемся из трамвая. В городе творится что-то невообразимое. Реки людей в красном с флагами и пивом текут по всем улицам через площадь в каком-то общем направлении.. Мотоциклы и автомобили бешено мчатся мимо людей, резко сигналя клаксонами. Из окон машин по пояс высовываются молодые люди, неистово размахивая шарфами и флажками и выкрикивая здравицы в честь «Аякса».

 Вива, «Аякс»!

Похоже, что эйфория всеобщая. И это спокойные, степенные, вежливые голландцы?! Да, футбол тут, видимо, национальный наркотик. И мы – слегка растерянные, ошеломленные - чувствуем себя немного чужими на этом празднике жизни. Слава Богу, что нужный нам трамвай подошел к остановке и смог проехать до Олимпийского стадиона. Мы сели в свой «мерседес» и укатили домой, в Брандвейк.

Уехали, чтобы на следующий день вернуться в Амстердам – в этот манящий и многоликий город…

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ:  ВНОВЬ АМСТЕРДАМ

На следующее утро город было не узнать: притихший, стыдливо-понурый после вчерашнего балагана. Повсюду рабочие с наплечными пылесосами втягивают с лужаек, улиц и площадей живописный мусор – жестяные банки из-под пива, лохмотья флажков, плакатов, одноразовые стаканы и другой пластмассовый ширпотреб. Идет мелкий дождь, который, как известно, смывает все следы…

А поутру они проснулись… Утро после футбольной горячки

Сегодня у нас первым делом – Амстердамский Государственный музей – Рейксмузеум по-голландски.

Ну, что сказать об этом огромном и богатейшем хранилище уникальных художественных ценностей!? Пересказывать содержание музейных сокровищ – неблагодарное дело.

Для каждого, зашедшего сюда, сразу же становится ясно, откуда «растут ноги» у нынешнего богатства и благополучия Голландии и Бельгии. Ведь еще три века назад объединенная Нидерландская Республика была великой морской державой, одной из самых богатых и процветающих стран в мире. Несомненно, что могущество ее экономики и благосостояние граждан обеспечивалось высочайшим уровнем голландского мореплавания и международной торговли, а также бурным развитием промышленности, науки и культуры. Можно предположить, что знаменитая на весь мир транснациональная Ост-Индская Компания, созданная голландскими купцами, была прообразом нынешнего Международного валютного фонда.

Весьма удивительно в истории Золотого века Нидерландов то, что в отличие от других стран Европы, они в те бурные времена были настоящей республикой, управляемой свободными гражданами страны.

Может быть, всем этим – высоким уровнем благосостояния жителей страны, их свободой и независимостью, энергией и предприимчивостью - объясняется и небывалый расцвет здесь всех видов искусства, прежде всего, конечно, изобразительного, но также и прикладного, декоративного, ювелирного. И, конечно же, великолепной архитектуры. О расцвете Нижних Земель в их Золотой век – экономическом, политическом, духовном, эстетическом – и рассказывает Рейксмузеум. Недаром, основная экспозиция музея часто называется одним словом – «Шедевры»!

Еще бы не шедевры! Лучшая живопись Рембрандта, Вермеера, Франса Халса, Яна Стена, Якоба ван Рейсдала и других мастеров голландского искусства Золотого века!..

Прогулка по любому голландскому городу, тем более по такому, как Амстердам, это всегда прилив адреналина, приятные сюрпризы, любопытные неожиданности. Не успели мы пройти несколько кварталов от Концертного дома - Концертгебау, как увидели посадку людей в прогулочный катер на одном из каналов в центре города. Везет же нам!

Капитан, он же рулевой и гид тепло приветствовал нас на борту своего судна. Когда мы отплыли, капитан спросил публику, на каких языках давать пояснения. Сошлись на английском, голландском и испанском. Жаль, что русского у него в запасе не оказалось.

 Наш катер и его капитан-рулевой  Наша «кают-компания»

Плавно двигались мы вдоль неповторимых голландских зданий, арок, монументов, часовен, базилик, церквей. Катер то и дело поворачивал то влево, то вправо, давал задний ход, чтобы развернуться в узком канале. Над нами проплывали романтичные мостики, мосточки и большие уличные мосты.

К обеим стенкам каналов причалены самые разнообразные плавсредства – лодки и лодчонки, шлюпки, баркасы, небольшие яхты, катера, а также дебаркадеры, плавучие бары, кафе и ресторанчики. Набережные, вдоль которых двигалось наше судно, густо завалены велосипедами разных типов и марок. Многие из них свисали колесами над водой, вот-вот готовые упасть в канал. В связи с этим наш капитан спросил нас, знаем ли мы, какова глубина амстердамских каналов. И сам же ответил, мягко улыбнувшись: «Три метра. Метр ила. Метр велосипедов. И метр воды». Публика весело рассмеялась: похоже на правду.

Нам очень хотелось увидеть дом-музей Анны Франк. Мы все выглядывали и ждали его, и вот капитан сказал, что по правому борту перед нами Ане-Франк-хаус. Скромное трехэтажное здание из желтого кирпича, стоящее чуть в глубине набережной Принсенграхт, ничем особенно не привлекает благодушного туристического взгляда. Но это если не знать, какая история произошла в стенах этого дома, символом какой чудовищной трагедии и вместе с тем силы духа и душевной красоты стали эти желтые стены!

Канал, по которому мы идем, становится все шире и полноводнее, и тут мы замечаем, что катер наш вышел в открытое море. Ну, может, и не в море, а в залив, но все равно пространство воды расширилось почти неоглядно, за бортом нешуточная морская волна. Мимо проплывают длинные причалы, пакгаузы, портовые краны, современные высотные здания из стекла и стали, шпили соборов и церквей, встречные суда.

Наконец, обогнув едва ли не весь залив, наш катер входит в канал с другой стороны причалов, и мы совершаем обратный путь, но уже по другим каналам. Возвращаемся к исходной точке нашего путешествия. Мы были на воде не больше часа, но это были минуты полного восторга и блаженства.

Такие минуты, составившие несколько часов, продолжились и в нашей пешей прогулке по Амстердаму. Дошли до главной площади города дамб – «Дам». Уличный певец с партнером-гитаристом собрал небольшую толпу слушателей и зевак. Кое-кто даже покупает диски самодеятельных исполнителей. Среди слушателей замечаем двух арабок в хиджабах. М-да, исламский прогресс налицо…

Уже немного пресыщенные голландскими красотами, бегло осматриваем огромную и еще малолюдную в этот час площадь, традиционно щелкаем аппаратами и направляемся по широкой улице Damrak в «злачную» зону Амстердама. Вокруг - сверкающие магазины и магазинчики, кафе и бары, рестораны и ресторанчики, музеи, выставочные залы, отели. Вот перед нами музей кошельков и сумок. А вот «Vodka museum» и чуть ниже и мельче, но, видимо, правдивей - «Vodka shop» и «Мы говорим по-русски». Ну, как же в Амстердаме без русской водки!

Куда ж без русской водки!

Медленно, но верно приближаемся мы к району «красных фонарей», куда нас тянет и любопытство, и просто туристический азарт: ведь район этот – одна из пикантных достопримечательностей вольного города Амстердама. Перед тем, как вступить на одну из «красных» улиц, сын инструктирует нас: «Ни в коем случае не фотографировать, не останавливаться возле секс-шопов и массажных кабинетов, не смотреть на «жриц любви» – могут быть неприятности!».

 За углом – улица «красных фонарей»

Думаю, советы эти были перестраховкой, но мы старались их придерживаться. Как могли.

Хотя, честно говоря, ничего там опасного не было, да и любопытство брало верх над осторожностью. И потом, как не взглянуть на витринную жрицу секса, если она изо всех сил колотит по стеклу и зовет к себе всех проходящих, без различия пола и возраста. Ну, перезрелая пышная блондинка в минимальном секс-белье. В общем, ничего особенного. Чуть дальше за стеклом – еще более зрелая брюнетка в ботфортах и с чудовищным макияжем на лице. Эта никого не зовет, просто слегка виляет бедрами. Тоже не очень-то интересно.

Мы увидели еще несколько витринных или, лучше сказать, дежурных зазывал-проституток – черных, белых и цветных - представителей разных национальных меньшинств, главным образом, восточных. Кое-кто из них болтал по телефону, пил кофе, читал книжку, а одна, кажется, даже работала с ноутбуком. Короче, отбывали, бедные труженицы секса, свою рабочую смену.

Народу на «красных» улочках было не так уж много, а особо заинтересованных мы даже и не видели. Видимо, апогей активности клиентов наступит ближе к полуночи, которой мы, естественно, не стали дожидаться. А медленно побрели обратно, вдыхая свежий вечерний воздух, всматриваясь в блики каналов, отражающих яркую уличную иллюминацию, вглядываясь в прохожих, в нормальные влюбленные парочки, которые не нуждались в порочном допинге красных фонарей…

ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ:  ГЕНТ

Решили показать Майе Бельгию – поехали в древний Гент. Тем более, что он, как говорят, по своей значимости и популярности соперничает с Брюгге, куда мы ее повезти уже не могли – слишком далеко. Единственной нашей целью в этот день было расслабиться, отдохнуть от сонма амстердамских впечатлений.

Расслабиться нам вполне удалось: мы прекрасно посидели за чашечкой кофе на свежем солнечном воздухе у тихого канала с потрясающими старинными зданиями на противоположном его берегу. Мы очень приятно прогулялись по древним, но таким цветущим и молодым улочкам Гента, который берет свое начало, как утверждают историки, еще в 7-м веке новой эры.

Пред нами – старинный Гент

Но вполне отдохнуть от ярких впечатлений мы, понятно, не смогли. Они настигали нас почти на каждом шагу. Старина, почтенный возраст города, действительно, проступают в любой его точке. Например, доминирующая над Гентом гигантская башня собора святого Баво – одного из крупнейших в Бельгии.

Весьма впечатлил нас и старинный – 12-го века - графский замок Гравеншталь – настоящий шекспировский замок Эльсинор, каким я, да и большинство, думаю, знакомых с «Гамлетом» людей, его себе представляют. Грозный, с неприступными стенами, ощетинившийся своими башнями, зубцами и бойницами, окруженный глубоким рвом, он явственно переносит вас в раннее средневековье, в эпоху феодальных и религиозных войн, во времена рыцарей, графов, князей. А когда узнаешь, что внутри замка расположен музей истории тюрем, с большой коллекцией старинных орудий для пыток, понимаешь, что здесь им самое место.

ДЕНЬ ДЕСЯТЫЙ: УТРЕХТ

О, Утрехт!

Город накрепко врезался в память своей особостью, неповторимым очарованием и колоритом (даже на фоне других неповторимых городов Нидерландов).

Может быть, особое очарование придают ему очень живописные и глубоко внизу текущие каналы, каких мы больше нигде не видели. Оказывается, это действительно так называемые двухъярусные каналы – в том смысле, что их высокие берега были застроены в два яруса. Дома нижнего – на уровне воды - яруса в средние века служили складами - грузы с барж перегружались в них напрямую. Сейчас эти бывшие склады превращены в симпатичные кафе, бары и ресторанчики, где люди за столиками сидят прямо у воды. Спуститься же туда с верхней набережной можно по крутым лестницам с перилами.

Берега в два этажа

Нам показалось, что Утрехт – самый велосипедный город из всех велосипедных городов Голландии и Бельгии, а, может, и всей Европы. Такого обилия, таких огромных лежбищ двухколесных транспортных средств на улицах, набережных, скверах и площадях города мы не видели нигде! Люди, сидящие за рулем велосипеда, - неотъемлемая часть урбанистического пейзажа Утрехта. Возможно, это отчасти объясняется тем, что Утрехт – большой университетский город, и студенческая молодежь составляет значительную часть его населения. А кому же, как не бедному студенту крутить педали железной лошадки!

Правда, одного утрехтского студента мы увидели сидящем не на велосипеде, а на… фонтане. Это был очень серьезный школяр в старинной студенческой шапочке, склонившийся над манускриптом. И сидел он действительно на четырехструйном бронзовом фонтане удивительной красоты. Фонтан-памятник студенту установлен в зеленом дворике старинного университета Утрехта.

Фонтан - памятник студенту-школяру

Да, Утрехт очень старый город. Он начинался еще в первом веке новой эры, как римская крепость на северной границе империи. Здесь, в исторической части города, мы увидели впечатляющий Домский собор – Домкерк – самый старый готический собор страны с самым высоким в Нидерландах шпилем. Жители Утрехта по праву гордятся тем, что в их городе еще в 12-м веке состоялась первая в Европе международная ярмарка, что именно здесь после подписания Утрехтской унии образовалась Голландская республика, объединившая семь самостоятельных провинций Нидерландов. В начале 19-го века именно Утрехт, а не Гаага, был резиденцией короля Голландии.

Яркие следы этого былого величия видны повсюду и сегодня в блестящем современном Утрехте – четвертом городе страны, крупном торговом, промышленном, научном и студенческом центре Голландии.

ДЕНЬ ПОСЛЕДНИЙ: БРЮССЕЛЬ – ТЕЛЬ-АВИВ

Всему, увы, приходит конец, все проходит, как утверждал еще Шломо а-мелех – царь Соломон. Подходило к концу и наше путешествие. 19 мая был его последний – одиннадцатый день.

С утра мы проводили Майю в Амстердам, откуда вечером она улетала в Тель-Авив. Дочь планировал побывать в доме-музее Анны Франк, куда мы не успели попасть, погулять по городу.

Мы же направились в Брюссель – конечный пункт нашей приятной одиссеи. В аэропорту сдали хозяевам наш верный «мерседес», оставили вещи в автоматической камере хранения и налегке отправились на автобусе в столицу Бельгии и Евросоюза. В нашем распоряжении было пять-шесть «чистых» часов для беглого знакомства с огромным городом…

Выражение «галопом по Европам» в точности соответствует нашей пешей прогулке по Брюсселю. Но даже и такая форма экскурсии позволила нам кое-что увидеть, почувствовать, ощутить в общей атмосфере мегаполиса.

Автобус высадил нас возле комплекса зданий Европарламента. Стекло, металл, элегантные линии современной архитектуры. Все величаво, значительно, эпично. Большинство людей вокруг – легко и модно одетые мужчины и женщины с пластиковыми карточками на груди – видимо, сотрудники различных учреждений Евросоюза. Среди них люди самых разных национальностей, все они выглядят предельно озабоченными, деловыми и вместе с тем элегантными, внутренне свободными.

От здания Европарламента мы спустились к центральному парку бельгийской столицы, поели и погуляли в нем и с другой стороны вышли к парламенту - уже бельгийскому. Это строгое здание в классическом стиле с портиком и колоннами стоит за красивой железной оградой и с полицейским у калитки. Такого же полицейского с красной фуражкой мы видели спящим на скамеечке в парке. Видно, у стражей порядка в Брюсселе не так уж много дел, если они могут спокойно дремать средь бела дня.

 Полицейский спит – служба идет

Мы двинулись дальше и естественным образом оказались у гигантского готического собора из двух башен, как Нотр-Дам де Пари, доминирующего над всей округой. Это собор святой Гудулы начала 13 века. После всего, что мы видели, нас уже трудно было чем-то удивить, хотя собор в Брюсселе, конечно, грандиозный.

Постепенно мы вышли к сердцу Брюсселя – на ее главную площадь, которая так и называется - Гранд-Пляс. Мне кажется, что это самая большая, самая роскошная и самая позолоченная площадь из всех виденных нами в городах Бельгии и Голландии. Все восхищает и поражает в ней.

Это архитектурное величие готической Ратуши с ее 90-метровой дозорной башней.

Это ажурно-кружевное и скульптурное волшебство Дома короля, в котором никогда не жил никакой король!

Эти раззолоченные здания купеческих гильдий!

Так называемый Дом короля

Из площади Гранд-Пляс людская река выносит нас к другому символу Брюсселя – Маннекен Пис, или Писающему Мальчику с его, так называемым фонтанчиком. Темный кудрявый мальчонка, прижавшийся попкой к стене, вот уже четыреста лет неустанно исполняет свое нехитрое дело. И все это время к нему не зарастает народная толпа. Вот и сейчас Мальчик, поднятый от земли на пару метров и загороженный чугунной оградой, окружен толпой людей из разных стран мира. Его без устали фотографируют, им любуются, о нем рассказывают детям. Кто-то при этом аппетитно жует бутерброд или гамбургер, но у всех хорошее настроение.

А мы продолжаем все ускоряющуюся – время поджимает – прогулку по улицам Брюсселя. Какое наслаждение любоваться великолепием этого огромного, размашистого и вместе с тем роскошно уютного, спокойного, не суетного города! Какая захватывающая, уходящая вдаль архитектурная панорама бельгийской столицы открывается с верхней точки Брюсселя!

Панорама Брюсселя

Конечно, и нескольких дней не хватит, чтобы оглядеть все его примечательные уголки. Брюссель стоит специального и неспешного путешествия. Мы же галопом пробегаем мимо памятнику королю бельгийцев Бодуэну, мимо стелы памяти павших евреев города, мимо уличного оркестрика, мимо памятнику Дон-Кихоту, мимо фонтанов, цветников, современных скульптур и старинных монументов, мимо замечательных – старинных и современных зданий.

И вот, наконец, уже знакомые очертания Европарламента, откуда автобус доставит нас в аэропорт. Еще немного – и мы могли бы опоздать на регистрацию, ведь до аэропорта целый час езды.

Но мы успели. Все прошло благополучно, и утром следующего дня наш самолет приземлился в аэропорту имени Бен-Гуриона. Правда, без аплодисментов экипажу, поскольку посадка оказалась не совсем мягкой, слегка шероховатой. Видно, пилоты тоже спешили домой.

Как говорится, в гостях хорошо, даже сказочно и волшебно, но дома, на родной земле все-таки лучше!..


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 312




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer9/Barshaj1.php - to PDF file

Комментарии:

Михаил Бурштин
Ришон ЛеЦион, Израиль - at 2011-10-03 11:52:38 EDT
Спасибо за очень интересный и познавательный материал,написанный живо и завлекательно - как будто там сам побывал!
Viktor
Minsk, Belarus - at 2011-09-25 07:29:38 EDT
Zamechatel´no , luchshe vsego samomy , s sem´ei pyteshestvovat´! Ydachi vam i vashei sem´e , bydem jdem novih rasskazov .
efim
beer-sheva, izrail - at 2011-09-24 14:45:12 EDT
sasha klasno
Aschkusa
- at 2011-09-21 01:01:52 EDT
Интересный очерк, повидали очень много.
Жаль только, что не увидели курорт Схевенинген, входящий в агломерацию городов Гаага-Роттердам-Схевенинген и Дельфт. Исключительно симпатичный и демократический курорт.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//