Номер 9(22) - сентябрь 2011
Галина Феликсон

Галина Феликсон Стихи Химеры

 

 

 

 

 

 

 

 

ЦЕРБЕР

 

Сотворили меня в час веселья бессмертные боги.

Странный юмор у них – искаженье законов природы.

Появился на свет я нелепым мутантом убогим.

Трёхголовый щенок – кто полюбит такого урода?

 

Мне хотелось, как всем, быть весёлым, смешным и любимым,

Получать от хозяйки печенье и доброе слово,

Чтоб хозяин игрушки мне дал и красивое имя.

Почему эти боги со мной обошлись так сурово?

 

Подарили мне жизнь без игры, без хозяев, без дружбы,

Без прогулок, без дома, без ласки, за то и без срока.

Трёхголовый щенок никому в этом мире не нужен.

От пинков и гонений угрюмым я стал и жестоким.

 

Я кусался, рычал, надрывался от хриплого лая.

В равнодушье людском было больно мне, страшно и тесно.

Спохватились бессмертные, глупость исправить желая,

И отправили в ад – там чудовищу самое место.

 

На цепи я беснуюсь у чёрных провалов Аида,

Задыхаюсь и плачу. Но кто мои слёзы заметит?

Беспросветны тоска и печаль, бесконечна обида

Трёхголового пса, что никем не любим в целом свете.

 

Воплощением зла восседаю на адском пороге,

Чтобы вечно стеречь человечьи бессмертные души.

Для вошедших сюда не бывает обратной дороги.

Этот страшный порядок ни людям, ни мне не нарушить.

 

Из холодных глубин мы взываем к Олимпа вершине,

Где лукавые боги всё так же смеются над нами:

Охраняет заблудшие души бездомная псина –

Пёс обычный бродячий, да только с тремя головами.

 

ГАРПИЯ

 

Стать Гарпией совсем не тяжело.

Когда и стан и лик твой некрасивы,

И все мужчины, нос задрав спесиво,

Проходят мимо, обратив чело

Во след красоткам, от восторга пьяны.

Когда тебе уже немало лет,

А личной жизни не было и нет,

А зеркало покажет все изъяны

Фигуры, неприметного лица,

Когда тебя несчётно раз обманут,

Не доведя до брачного венца,

Когда тебя за преданность и труд

С глумливою насмешкой оболгут,

И вместо встреч в судьбе одни разлуки,

То в сердце пробудившееся зло

В кривые когти превращает руки.

С вершин надежд скатившись тяжело

В бездонную безрадостную скуку,

Ты брызжешь ядовитою слюной,

Мечтая истребить весь род мужской.

Стать Гарпией нехитрая наука.

 

КЕНТАВР

 

Взмывает над безмолвною толпой

Пегас. Шуршат расправленные крылья.

Несут его через дожди и зной

От пошлости, от глупости людской.

Слежу за ним с Земли томясь бессильем,

Копытами в тоске топчу цветы.

А он, блестя серебряною гривой

И выгибая шею горделиво,

Зовёт к себе с небесной высоты.

Я – тоже конь. Но странный облик мой

Должно быть, спьяну сотворили боги.

И вот я одинокий и убогий

Смотрю, как над моею головой

Скользит Пегас небесною дорогой.

Бег по Земле – вот сил моих предел.

Пегас – крылат. А я к Земле привязан.

Мне воспарить над мелочностью дел

Мешает трезвый человечий разум.

Да, я – Кентавр! Душа моя легка.

Она, играя звонкими словами,

Летит с Пегасом рядом в облаках.

Но, упираясь четырьмя ногами

В людских тревог неодолимый страх,

Врастаю телом в придорожный камень.

Так и живу – единый в двух мирах:

Увяз среди времён, пространств и вех,

Измученный работой и мечтами –

Не божество, не зверь, не человек.

 

СИРЕНА

 

Надо мною крылом нависает холодная вечность.

Я, как боги Олимпа, всегда молода и прекрасна.

Над окутанной перьями шеей лицо человечье

И волшебное пенье – но этого мало для счастья.

 

Я пою о любви. Только время сегодня другое.

Безразличные парни, должно быть, стоят у штурвала.

Раньше слышали песню лихие Эллады герои

И, с дороги свернув, разбивались об острые скалы.

 

Как любила я их – бездыханных, красивых и юных.

Как кружила над ними в слезах и безмерной печали.

Разрывались душа и пространство от страсти безумной.

Как я пела для них! Но они ничего не слыхали.

 

Знает небо Эллады, как сильно любви я хотела,

Как молила о ласках, о юношах чистых и нежных.

Лик красавицы дивной и птичье нелепое тело

Подарили мне боги. Но сердце лишили надежды.

 

Только чёрные скалы услышат печаль в моём пенье.

Только горное эхо тоску моих песен повторит.

За спиной громоздятся веков голубые ступени.

Впереди шелестит бесконечными волнами море.

 

МИНОТАВР

 

Задуматься, придумать и забыть…

А, может быть, придумать и запомнить?

В который раз по лабиринтам тёмным

Ведёт любви спасительная нить.

 

Знать бы ещё куда и для чего

Бежать, цепляясь за углы и стены,

Чтоб там за поворотом непременно

На злобное наткнуться существо.

 

Гудит в ушах немая тишина,

Как дальние победные литавры.

А впереди сопенье Минотавра

И ужаса звенящая струна.

 

Не человек. Не скот. На всех сердит,

Мычит, грозит рогами, дышит шумно.

За годы одиночества безумье

Кого угодно в зверя превратит.

 

Он так неистов, злобен и силён.

Сражаться с ним немыслимо, пожалуй.

А если подарить любовь и жалость?

Такого никогда не видел он.

 

А если обласкать приятным словом,

Погладить, злость и страх преодолев?

Он не Циклоп и не Нубийский лев –

Телёнок глупый. Что возьмёшь с такого?

 

И Минотавр под ласковой рукой

На каменной плите простёрт безгласно,

Такой смешной, нелепый, неопасный,

Беспомощный и даже небольшой…

 

Пришлось конец легенды изменить,

Чтоб осознать и навсегда запомнить:

На белый свет из лабиринтов тёмных

Ведёт любви спасительная нить.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 159




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer9/Felikson1.php - to PDF file

Комментарии:

Александр
Бад Фильбель, Германия - at 2011-10-23 18:27:45 EDT
Кентавры, глядя на Пегаса,
Шептались: - Горд крылатый конь!
А мы коняги - просто масса
Для мифа. Конь коняге - рознь!
:-))
Хорошие стихи. Нравятся!

Валентин Анохин
США - at 2011-10-05 15:00:19 EDT
Хорошие, искренние, честные стихи...В них правда женской неустроенной души...
полиглот
израиль - at 2011-09-27 20:21:39 EDT
Конечно, стихи и хорошие, и грамотные. Но главное, что они - Поэзия, ибо лишь Поэт в любой теме, даже и о мифических химерах, раскрывает собственную душу. И чем искреннее, тем более созвучны его строки и нам, читателям. Спасибо!
Эрнст Левин
- at 2011-09-22 12:36:49 EDT
Очень правильную оценку дал Борис Тененбаум: стихи хорошие, грамотные, точные, высоко квалифицированные – можно сказать, профессорские. А "прекрасных", "восхитительных", "ошеломляющих", "чарующих" (скажу одним словом – волшебных) стихов, по-моему, вообще не существует, есть только волшебные слова, и чем их больше, тем прекраснее стих.
Я, например, очень люблю стихотворение Заболоцкого:
Я трогал листы эвкалипта
И твердые перья агавы,
Мне пели вечернюю песню
Аджарии сладкие травы...
И т.д.
Конец тоже безумно красив, но это уже «литературная техника»:
А в небе, седые от пыли,
Стояли камфарные лавры
И в бледные трубы трубили,
И в медные били литавры.

А вот слово трогал мне кажется действительно волшебным.

Б.Тененбаум
- at 2011-09-22 04:41:01 EDT
Какие хорошие стихи. Вот именно что "хорошие" - не "прекрасные", не "восхитительные", не "ошеломляющие", не "чарующие". А вот "хорошие" - правильное слово.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//