Номер 11(36) - ноябрь 2012
Ури-Цви Гринберг

Ури-Цви ГринбергТри стихотворения

Перевод с иврита Алекса Тарна

 

Мне мерзостно смирение отцов в огне еще не стихшего погрома,

средь вывернутых внутренностей дома, в крови распотрошённых мертвецов.

Меня тошнит от вспоротых перин, от вони разложения и страха,

от обгоревших трупиков Танаха в грязи проклятых северных равнин.

 

Отвратна лживость мудрости святой, внушившей нам мораль овечьих хижин,

где Кнессет Исраэль лежит, унижен, под римской императорской пятой.

Как будто трус, отдав врагу Йодфат, нас отравил предательством так сильно,

что с той поры от Кордовы до Вильны поганил наши вены гнусный яд.

 

Но правда в том, что правда - на войне: она звенит бейтарскими мечами,

над Гуш-Халавом вьётся наше знамя, и сам Бар-Кохба бьётся на стене!

Она и с Гиршем в дальней стороне,

и с Трумпельдором у ворот Тель-Хая…

 

В овечьем стаде, в сердце и в судьбе вскипает кровь сикариев густая,

и столп огня, дорогу предвещая, стоит и ждет попутчиков себе.

 

***

 

Есть птица Крум, подобная мечте,

в стране далёких звёзд, за крайними морями,

прекрасна, как заря, изменчива, как пламя,

спасение для тех, кто гибнет в темноте,

в горячем омуте истерзанных подушек,

для тех, чьё тело корчится от мук,

в попытках удержать тускнеющую душу,

уставшую в ночи от смерти и разлук…

 

Туда слетает Крум, в их тёмный душный ад,

чтоб слёзы все собрав до капельки последней,

украсить ими утро райских врат -

росою, радугой, сиянием соцветий… -

всем тем, чем этот мир и чуден, и богат.

 

Чтоб рано поутру, очнувшись от страданья

и в тайну слёз ночных проникнув до конца,

могли мы заново восславить мирозданье

и птицу Крум – посланницу Творца.

 

***

 

Идущие пóводу и вóрон

 

Моё безмолвие взывает к небесам

и отражается то молнией, то громом,

то каплями дождя на волосах

речной травы,

то месяцем суровым

в ночи невест, в заоблачных лесах…

Моё безмолвие взывает к небесам.

 

Колодец пуст.

Скрипучий журавель,

рассохшаяся кадка...

Только ветер

доносит запах призрачных земель –

как знак Эдема, память о Завете…

Услышишь ли безмолвие моё?

 

Услышишь ли безмолвие моё?

Я здесь ещё, у высохшей криницы,

у тела без души, чей грешный страж

сменил прохладу животворных чаш

на яркие, но лживые зарницы.

 

Моё безмолвие взывает к небесам.

Забыт колодец.

Жены и девицы,

верны зеленоглазым чудесам

вааловых ночей, к другим криницам

идут, неся кувшины на плечах.

 

Колодец пуст, и журавель зачах.

Лишь ворон на сухой его рычаг

садится, словно в память о пророке.

Садится – и не каркает, молчит.

Перелетит на крышу – и молчит –

подобно мне, немой и одинокий.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 117




Convert this page - http://7iskusstv.com/2012/Nomer11/Tarn1.php - to PDF file

Комментарии:

Артур Шоппингауэр
- at 2012-12-04 01:46:33 EDT
В прошлом теперь и ринг, и бега,
жизнь плоска и бездарна,
как-будто стихи
без Гринберга,
а перевод
без Тарна.

12.03.12

Юлий Герцман
- at 2012-12-01 22:20:08 EDT
К сожалению, не могу сравнить с оригиналом, но этот перевод сам по себе исключительно мощен.
Фаина Петрова
- at 2012-12-01 21:27:50 EDT
Спасибо, дорогой Алекс, за доставленное удовольствие. Мощно: глубочайщее содержание в совершенейшей форме!
Алекс Тарн
- at 2012-12-01 20:36:00 EDT
Ион Лазаревич, Анатолий Борисович, спасибо.
Анатолий Добрович
Бат Ям , Израиль - at 2012-12-01 19:23:28 EDT
Известно, что лучший перевод - это когда стихи звучат как "от автора", а не как "от переводчика".
Алекс Тарн делает это виртуозно, становится "равномощным" переводимому поэту.Восхищение! Поздравления! Признательность!

Ион Деген
- at 2012-12-01 16:47:34 EDT
Каким же надо быть прекрасным русскоязычным поэтом, чтобы в переводах Алекса Тарна так отчётливо и точно звучал ивритский голос великого Ури-Цви Гринберга.
Спасибо большое, Алекс!
Ваш
Ион.

Другие пояснения
- at 2012-11-30 20:12:35 EDT
В первом стихотворении трус, сдавший врагу Йодфат (67 г.), - это, конечно, Йосеф бен-Матитьягу, ака Иосиф Флавий.
Гирш - бундовец Гирш Леккерт, повешенный (1902 г.) за покушение на виленского генерал-губернатора после того, как тот отдал приказ о публичной порке 28 евреев и поляков, арестованных за участие в демонстрации. (28 - что-то роковое есть в этом числе, правда?)
Гуш-Халав - последний из городов Галилеи, захваченных римлянами в Иудейскую войну (67 г.)
Бар-Кохба - вождь последнего антиримского восстания (132-5 гг.)
Тель-Хай (Верхняя Галилея) - место гибели (1920 г.) Йосефа Трумпельдора, героя Порт-Артура, Георгиевского кавалера и одного из создателей Еврейского легиона.

Алекс Тарн
- at 2012-11-30 18:56:07 EDT
хотелось бы знать что за птица Крум

Спасибо за добрые слова. Ури-Цви Гринберг - большой поэт, сложный и для понимания, и для перевода. Вообще ивритская поэзия второй трети ХХ века представляет собой чрезвычайное достижение, учитывая молодость современного литературного и разговорного иврита. В принципе ясно, почему вначале вперед вырвались именно поэты: проза требует намного большего словарного запаса, большего количества оттенков, жаргонов, языковых заимствований, которые к тому времени еще не были наработаны (сейчас уже есть). Так Рахель, знавшая язык не слишком хорошо, могла при этом писать великие стихи на иврите. Ее масштаб в ивритской поэзии - цветаевский, не меньше. Леа Гольдберг, Ури-Цви Гринберг и Натан Альтерман (они и жили подольше, и язык знали получше) - тоже необыкновенно талантливы, особенно Альтерман, совершенно пастернаковский тип (и масштаб) поэта.
Счастье для иврита, что они оказались в Стране, а не разделили судьбу тех, кто попал в кровавое колесо. Сколько таких Альтерманов, Гринбергов, Гольдберг и Рахелей вылетели в трубы крематориев, погибли в сталинских лагерях. Скольких убили, скольким заткнули рот. השם יקום דמם.

Птица Крум - легендарная птица, чье имя встречается в толкованиях Гемары. Считается, что ее оперение меняет цвет при восходе солнца. Насколько я понял, принятое толкование заключается в том, что так и жизнь человека приобретает дополнительные оттенки и цвета в свете Торы (не уверен, пусть местные знатоки Талмуда поправят, если что не так).
Толкование Гринберга, как видите, несколько иное. У него цвета, которые птица Крум приносит в дневной мир, составлены из наших ночных слез.
Ворон в третьем стихотворении - атрибут пророка Элиягу (составлял пророку компанию в пустыне).

Виктор Каган
- at 2012-11-30 18:35:30 EDT
Сравнить с оригиналом не могу, но ощущение, что перевод на одном дыхании с ним. Сильно.
Б.Тененбаум
- at 2012-11-30 18:19:49 EDT
Какие замечательные стихи ... По-видимому, следовало бы сказать - какой замечательный перевод, это было бы более чем справедливо. Но при том, что оригинала я заведомо прочесть не могу, остается только впечатление, и тут не думаешь о том, перевод это или оригинал.

Какие замечательные стихи ...

М. Аврутин
- at 2012-11-30 18:13:50 EDT
Вот уж действительно, талантливый человек - талантлив во всем.
Остается сожалеть о невозможности прочесть в оригинале.
Может статься, что это тот случай, когда перевод лучше оригинала.

Манасе
Германия - at 2012-11-30 17:58:19 EDT
Стихи понравились, большое спасибо. хотелось бы знать что за птица Крум, как Фёникс или. Если не затруднит прошу пожалуста объяснить . заранее благодарен.
Янкелевич
Натания, Израиль - at 2012-11-30 17:15:02 EDT
Алекс, просто великолепно. Спасибо. Я очень люблю Гринберга, и это, на мой взгляд, лучшие переводы. Но нужно еще.
Правый
- at 2012-11-30 17:09:10 EDT
Первое - за пределами добра и зла. Как та рыжая телица - без изъяна.
Зависть к тем, кто прочтет на иврите и подтвердит, что это не только прекрасно само по себе, но и максимально возможно приближенно к тексту оригинала, по скорбной и одновременно набатной тональности, ритму, размеру.

А вот это, так хорошо, просто до слез хорошо:

Чтоб рано поутру, очнувшись от страданья
и в тайну слёз ночных проникнув до конца,
могли мы заново восславить мирозданье
и птицу Крум – посланницу Творца.

Дар, Алекс, дар небес явственно слышен в этой подборке.
Желаю Вам дальнейших творческих озарений.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//