Семь искусств
Номер 11(36) - ноябрь 2012  года
Мир науки

Борис Болотовский
Памяти Юрия Абрамовича Гольфанда
Довольно быстро весть о том, что Гольфанд сокращен, распространилась в среде физиков, сначала в Москве, а потом и вне Москвы. Реакция физиков была сходной: они сочувствовали Ю.А.Гольфанду и не одобряли его увольнение.

Илья Куксин
Евгений Исаакович Рабинович
После Второй мировой войны Евгений неоднократно бывал в СССР. Он сблизился с Анной Ахматовой, которая редактировала его стихи. Оба они страстно любили свой город и, как утверждают критики, его лучшие стихотворения посвящены именно Петербургу.

Печатаем с продолжением

Борис Альтшулер
Экстремальные состояния Льва Альтшулера. Главы из книги
Огромный по объему сборник под редакцией Б.Л. Альтшулера и В.Е. Фортова представляет обзор удивительных судеб нескольких поколений российских ученых, создавших советское ядерное оружие, восстановивших ядерное равновесие и тем самым предотвративших угрозу самой страшной атомной войны.

Культура

Мина Полянская
Фридрих Горенштейн: страсти по Пушкину
Горенштейн пьесу о Пушкине не успел написать, однако написал блистательное эссе, полное юмора, сарказма и трагизма одновременно о происхождении Пушкина «Тайна, покрытая лаком».

Марк Лейкин
Осторожный экскурс в «некую давнюю земную бесконечность». Из студенчества Горенштейна
Первыми пришли двое: долговязый, кожа да кости, явно бесперспективный Феликс Горенштейн и Митенька Брондз, росточком с ноготок, но с могучими, закрепощенными безграмотной ранней накачкой плечами, скажем так, несколько менее бесперспективный.

Возвращаясь к теме

Элиэзер Рабинович
Толстой, революция, Ростовы, Грибоедов, Фамусов, Чацкий. Размышления после чтения статьи Эдуарда Бормашенко о Толстом
Писатель - гениальный, читать его очень интересно, хотя и допускал он огрехи в языке, за которые его упрекают некоторые русскоязычные писатели еврейского происхождения, у коих таких огрехов не бывает.

История

Борис Тененбаум
Испанская партия
В ходе Гражданской Войны у Франко сложились хорошие отношения с Бенито Муссолини. Конечно, они не были равны рангом. Франциско Франко стал главой режима только весной 1939-го - a Муссолини к этому времени правил Италией уже 17-й год.

Евгений Брейдо
Жатто. Фрагмент повествования
В 27 лет бригадный генерал. Хотя кто тогда не был генералом. Но для мальчика из польского еврейского местечка, может быть, и не так плохо.

Татьяна Левина
Ольга Бимман
Чай в России
Ритуал чаепития всегда отражал традицию объединения семьи, когда к чаю собирались все члены семьи и друзья, и стар и млад.

Музыка

Артур Штильман
Юрий Фёдорович Файер. Легенда и реальность
Юрий Фёдорович очень любил рассказывать о своём покровительстве музыкантам, композиторам, дирижёрам. Это была постоянно одна и та же история, только менялись имена его протеже.

Галерея

Александр Кацура
Изобразительное искусство – время и вечность
«Квадрат» Малевича – это угольное ушко, через которое, как верблюд, вынуждена была протиснуться вся мировая живопись (по преимуществу европейская), чтобы потом обрести новую свободу и новые возможности.

Семен Талейсник
Все «Ботинки» Ван Гога
На картине Ван Гога «Ботинки» изображены два измятых, вконец исхоженных, ботинка, причём кажущиеся, что оба с левой ноги, в то же время равные друг другу в своей принадлежности одному хозяину.

Люди

Игорь Ефимов
Билл Клинтон (1946- )
Провинция жила по старинке: губернатор был власть и мог позволять себе нарушать многие запреты, даже бравировать этим. Когда Пола Джонс вчинила свой иск о сексуальных домогательствах, дело поначалу попало к судье, назначенному Клинтоном, и тот легко смёл его под ковёр.

Мемуары

Валентин Лившиц
История появления у меня фотографии Александра Николаевича Вертинского и Михаила Борисовича Брохеса, или Про то, как я «работал» преподавателем «сценической речи»
Пластинки выпускали в виде больших чёрных дисков, а скорость у патефонов была 78. Чего «семьдесятвосемь» мы не знали, но знали, что «семьдесятвосемь». Потом, через много лет, появились «долгоиграющие пластинки» на 33 оборота в минуту, вот тогда мы и поняли, что же такое было 78.

Геннадий Несис
Вернуться в прожитую жизнь
В юности мы с Виктором Леонидовичем были добрыми товарищами, играли в одних шахматных соревнованиях. У нас было много общих друзей. Более того, он придерживался странной гипотезы, будто бы у нас один и тот же отец.

Педагогика

Александр Зильберман
Юлий Брук
Александр Ковальджи
Александр Зильберман: Педагогические этюды. Предисловие Юлия Брука и Александра Ковальджи
Александр Рафаилович начал преподавать совсем молодым человеком. Но всегда его ученики чувствовали, что контакт с ним – нечто большее, чем просто обучение, что это настоящее «прикосновение к тайнам бытия».

Поэзия

Виктор Каган
е.б.ж.
Оставить всё, как есть, а если нет,
оставить с жизни на чекушку сдачу.
На дне заката прячется рассвет.
Чекушка. Хлеб. И луковка впридачу.


Валентин Ткачев
Виктор Голков
Валентин Ткачев: Стихотворное слово. Предисловие Виктора Голкова
То обиды накинутся сворами,
То уже и не рад калачу…
Всё приходит, но только не вовремя,
Я сегодня об этом грущу.


Юрий Аврех
Полдень в Градчанах и другие стихи
Девушка пела в еврейском гетто
В платье белом и голубом.
В сумерках. У ворот Рассвета.
Между явью своей и сном.


Проза

Александр Костюнин
Пёрышки. Методика поиска себя
Прошло три часа, и так же, как испокон веков, море заполнило всю прибрежную часть, затопило дно, отвоевав у суши спорную территорию, соединив Колежму с открытым морем. Камень у берега возвышался на метр – скрыло полностью. Прилив, как время, не умолим.

Александр Бизяк
Вечера на улице Альцгеймера
Отношения Норы и Ефима носили до неприличия затяжной, платонический характер. Наученная предыдущим горьким опытом, девушка была настолько осторожна и пуглива, что не позволяла ухажеру даже невинных поцелуев.

Елена Матусевич
По доброте душевной. Рассказы
А кровь у них особенная. Хитрая. Не поддается алкоголю. Он у них как бы сквозь проходит, а у нас за эти, как его, ну, за всё, в общем, зацепляется. И остается. Мы от него дуреем, а они наоборот. И все так: им на пользу, нам во вред.

Переводы

Ури-Цви Гринберг
Алекс Тарн
Ури-Цви Гринберг: Три стихотворения. Перевод с иврита Алекса Тарна
Есть птица Крум, подобная мечте,
в стране далёких звёзд, за крайними морями,
прекрасна, как заря, изменчива, как пламя,
спасение для тех, кто гибнет в темноте


Альберто Моравиа
Наталиа Гинзбург
Моисей Борода
Итальянская проза ХХ века: Альберто Моравиа, Наталиа Гинзбург. Перевод Моисея Бороды
Первые два года Катерина оставалась такой же мягкой, как была, когда я с ней познакомился, и даже, может быть, ещё более мягкой, поскольку она любила меня и была мне благодарна за то, что вышла замуж, стала жить в собственном доме, попала в лучшие условия, чем у неё были до замужества.

Театр и кино

Злата Зарецкая
Сами Федер – режиссер тюремного театра «Кацет». 05.12.1909-12.04.2000
Открытое представление в концентрационном лагере было для Федера сражением за еврейское самоуважение и человеческое достоинство. Нацисты зашли для проверки в театральный барак. Все замерли.

Читальный зал

Михаил Юдсон
Простор лабиринта. Марек Краевский. «Голова Минотавра», пер. с польского Сергея Подражанского
Сыщики-загонщики старательно гоняются за зверем – азартный гон спозаранку, гоньба в ночи – всяко льётся преступная пся крев, курвы в притонах занимаются присущим, а на арене текста оттиснут символ: дрессировщики – Львов.

Соня Тучинская
"Перышки" – глазами благодарного читателя
От страницы к странице голос автора обретает власть над материалом, в котором зримо проступает не только гармония и противоречивое могущество жизни, но и непостижимая глубина главного ее действующего лица - человеческого «я». В редких цитатах, в самой ткани текста явственно слышен голос русского интеллигента, склонного к рефлексии, к тончайшему анализу своих чувств.

Страны и народы

Надежда Кожевникова
Жизнь – это неожиданности и приключения
В середине прошлого века Французскую Ривьеру облюбовали богатые американцы, об этом написан роман Скотта Фицджеральда «Ночь нежна». Были ли они столь же вульгарны как российские нувориши, не знаю, не видала. А вот новорусские, даже стильно, дорого одетые, – или, скажем, на пляже «Палома» дорого, стильно раздетые, – и ни звука не произнося, сразу узнаваемы.

Марк Фукс
«Бен-Гурион» – «Враждебна» и обратно. Август 2012. Путевые заметки
Старожилы рассказывают, что дорогу в горах и многочисленные на ее пути туннели строили, зарабатывая на кусок хлеба, офицеры и солдаты русской Белой армии, нашедшие после бегства с Крыма приют в Болгарии.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//