Номер 5(30) - май 2012
Наум Зайдель

Наум Зайдель В начале сотворил Бог звук и ритм

 Заметки по поводу фильма режиссера Олега Дормана "Нота"

5 ноября 2011 года в Москве Государственный камерный оркестр России под управлением Алексея Уткина открыл свой филармонический абонемент концертом памяти легендарного музыканта и дирижера Рудольфа Баршая. А днем раньше, 4 ноября в Камерном зале Московской филармонии состоялся закрытый показ документального фильма "Нота" режиссера Олега Дормана о жизни и творчестве дирижера. После премьеры фильма состоялась пресс-конференция. На ней присутствовали французский скрипач и режиссер Бруно Монсенжон (Франция), автор документальных фильмов о Святославе Рихтере, Давиде Ойстрахе, Иегуди Менухине, Мстиславе Ростроповиче. Участвовали также режиссер Олег Дорман и вдова Рудольфа Баршая Елена Баршай.

Каково же было мое удивление, когда мне сообщили, что фильм "Нота" будет показан 14 ноября у нас в Израиле, в поселении Элазар, в Гуш-Эционе.

В просторном гостеприимном доме семейства Аарона и Майи Бренер, зятя и дочери журналиста Александра Баршая, родственника знаменитого дирижера, большая комната была приспособлена для демонстрации фильма. Продюсер фильма Феликс Дектор рассказал, как создавался фильм.

"Олег Дорман и я приехали в Швейцарию познакомиться с Баршаем, составить план, оценить условия съемок на месте. Мы поняли, снимать фильм должны начать немедленно. Все может случиться.

Режиссер Дорман взял кинокамеру в руки, и работа началась. В течение двух недель мы сняли и записали 60 часов материала. Возвратившись в Москву, мы узнали о смерти Баршая. Из отснятого материала в фильм отобрано около 90 минут".

Первые кадры фильма. Крупным планом лицо мудрого человека, ненатруженные физическим трудом руки, тонкие длинные пальцы музыканта. Неторопливая речь, ясная мысль, тяжелая походка старика. Маэстро рассказывает о своей прожитой жизни, o женах, детях, о единственной Музе, которая всегда вдохновляла его – Музыке.

Камера перемещается. Крупные капли дождя бьют по стеклам окна, низкие облака застилают швейцарские горы, сильный ливень, непогода, надвигается гроза. Съемки Олега Дормана великолепны. Эти кадры не могут не вызвать у зрителя ассоциации с музыкой Л. Бетховена "Gewitter und Sturm", – четвертой частью Шестой симфонии – "Пасторальной". Как выяснилось, отличное совмещение в одном лице профессий режиссера и оператора.

В 1956 году Баршай создал Московский камерный оркестр. Более двадцати лет был его бессменным руководителем. Глубокие знания оркестра, методика педагога для музыкантов-профессионалов, только ему присущая концепция звучания оркестра делали плоды его работы абсолютно фантастическими. Это художник, который служил музыке, а не использовал ее, как средство для достижения своего личного и легкого успеха. Мне довелось играть с ним в те далекие 1950-е и 1960-е в Московском камерном оркестре.

Малый зал консерватории

Вторник, 11 ноября

Сезон 1958-1959 гг.

Я неоднократно слышал фразу, которую он любил повторять:

"Если написано piano, я добиваюсь piano, если написано forte, я добиваюсь forte, если crescendo, я добиваюсь crescendo. Вот и все, секретов никаких нет. Это отношение честное к искусству, я бы сказал, к своей профессии, к своей деятельности. И я добиваюсь, бывает, что и скандалю с оркестрантами, требуя точного выполнения того, что написано в нотах".

Не надо забывать, перед дирижером в оркестре сидят живые люди, со своими проблемами и заботами. Не черные и белые клавиши фортепиано. Дирижер наталкивается на явное или скрытое противодействие оркестрантов. Каждый из них учился у профессора, играл с разными дирижерами эту симфонию. Какие проблемы?! В симфонии Моцарта играть нечего. Оркестр настроен скептически. Баршай умел убедить музыкантов в важности своих требований, был настойчивым и бескомпромиссным на репетициях.

Московский камерный оркестр состоял из музыкантов-единомышленников. Они не только репетировали и играли концерты, но и отмечали праздники, – как любили говорить – alle zusammen. Так я участвовал на встрече Нового года 1957 или 1958. Торжество состоялось в знаменитом доме на ул. Грановского 5, принадлежащем до революции графу Шереметьеву, а в 30-х годах квартиры занимали члены правительства и партийные деятели. На фасаде дома я прочитал надпись на мраморной плите

Здесь жил и работал выдающийся деятель партии и правительства...

Кто? Не помню.

В тот праздничный вечер я познакомился с женой Баршая Анной Сергеевной Мартинсон. Вову, их сына я не видел, он был еще совсем маленький, и, спокойно спал, пока все веселились.

С Ниной Баршай, первой женой Р. Баршая, вторая скрипка квартета им. Бородина, я работал 13 лет в Большом симфоническом оркестре. Она сидела за пультом в двух метрах от меня. Кроме того, я был пайщиком в кооперативном доме работников Всесоюзного Радио на улице Беговая, 7-9. Естественно, в доме занимали квартиры музыканты из разных оркестров, певцы-солисты, хористы, дикторы. Нина Баршай имела там квартиру. Часто мы ездили на троллейбусе на репетиции и концерты.

В одном эпизоде фильма Баршай говорит о своей работе над Десятой симфонией Густава Малера. Она оказалась последним сочинением композитора, незаконченным, и состоящим из частично оркестрованных набросков, написанных крайне неразборчивым почерком. Великий композитор и дирижер страдал от неизлечимой болезни сердца, его семейная жизнь была разбита. Он скончался в возрасте 50 лет. Было предпринято несколько попыток завершить симфонию. Шостакович, Шенберг и Бриттен не выразили готовности выполнить эту работу. Задача была подхвачена музыковедами. Попытки реализации всей работы были сделаны Клинтоном Карпентером, Дериком Куком и другими видными фигурами музыкального мира того времени.

Баршай загорелся этим проектом. Все началось с телефонного разговора с композитором Александром Локшиным в конце пятидесятых годов. "Бросай все и приезжай ко мне немедленно". Примчавшись к нему, Баршай услышал интересную новость. Оказалось, дирижер Арвид Янсонс привез из заграницы пластинку для Локшина. Герман Шерхен дирижирует Adagio из Десятой симфонии Г. Малера. Локшин поставил пластинку на проигрыватель. Оба были под большим впечатлением, вернее сказать, потрясены новым восприятием мира композитора, техникой оркестровки.

 

Запись 1952 года. Hermann Scherchen, the Vienna State Opera Orchestra

– И первое, что я сделал, уехав за границу, – стал искать манускрипт Десятой симфонии Малера, – вспоминает Рудольф Баршай. Копия обнаружилась в Копенгагене у одного датского композитора, ученика Альбана Берга. Я на коленях умолял дать ее мне на несколько часов! Он отказывался: бесценная вещь, свадебный подарок его жены. Потом он пришел после концерта, где я как раз играл Малера – кажется, Девятую симфонию. Ему очень понравилось, и он согласился мне дать партитуру на одну ночь. Я поехал на радио, там сделали мне копию. Наутро отдал партитуру и с копией не расставался до того дня, пока не была издана партитура. 18 лет я над ней работал и два года ее писал. Ее выпустило издательство Universal Edition, и Джонатан Карр, крупнейший специалист по Малеру, отзывался о ней очень высоко. Первое исполнение было во Франкфурте, играл оркестр Junge Deutsche Philharmonie – коллектив, куда молодые музыканты поступают по конкурсу. –

Интервью. Рудольф Баршай: "В маститых оркестрах бывает много наглецов"

Десятая Малера не оставляет Баршая в покое, много дум и сомнений занимали его денно и нощно. Баршай достаточно подробно рассказывает об этом в фильме, Трудно запомнить, точно воспроизвести, проанализировать то, о чем он говорит, просмотрев фильм один раз. Инстинкт подсказывал мне, обязательно нужно иметь текст перед глазами. Попросил режиссера Олега Дормана прислать текст. Он любезно выполнил мою просьбу.

Здравствуйте, уважаемый Наум. Вот, пожалуйста, по стенограмме.

"Я начал изучать рукопись опять с самого начала. Взял лупу, через лупу изучал это все. И я нашел в этой рукописи его, где много вариантов зачеркнутых, вариант – перечеркнут, новый, другой, на другой странице... Ну, может быть, было сто с лишним вариантов этого места как быть с этим соль-бемолем. Видно, что он не хотел расставаться с ми-бемоль-мажором. Как поступил Деррек Кук? Очень просто: он этот ми-бемоль-мажорный аккорд, чтобы не портить мелодию, превратил в ми-бемоль-минорный аккорд. И сразу стал характер унылый, понимаете, унылый сразу, в ми-бемоль-минор разрешается, да ми-бемоль-минор еще такая унылая тональность, что деваться некуда, жизнь не мила, а этого нельзя. Бах не разрешал тоже этого, потому что Бах был послушен воле божией, он не протестовал против воли божьей. Бетховен мог протестовать, но как!

Я думаю: я найду что-нибудь в этой рукописи, какую-то ноту... И я нашел какую-то ноту в третьем голосе, то есть в третьем голосе снизу, снизу, в одном из нижних голосов какая-то нота написана, непонятно, вроде кляксы какой-то… Ну, нота написана, но какая нота – непонятно. Сколько я ни смотрел в самые сильные лупы, я не мог разгадать, что это за нота. А потом я сам себе сказал: все равно, какая нота, это будет по моему – ре-бемоль. Я считаю, что это будет ре-бемоль. И когда я написал туда ре-бемоль, я в это время был еще в кровати, спал, ну, так, дремал, но когда я написал ре-бемоль, я в голове написал, меня взорвало всего! Я вспотел, как мышь, потому что я услышал то, что я искал, как раз то, что… Нота, которая превращала ми-бемоль-мажор в доминант-септаккорд к ля-бемоль-мажору. Понимаете, доминант-септаккорд что такое? Это уже не ми-бемоль-мажор, а доминант-септаккорд к ля-бемоль-мажору или, другими словами, в смысле аллитерации – к соль-диез-мажору.

Ми-бемоль-мажор с ре-бемолем, такой аккорд, превращают тогда этот ми-бемоль-мажор в доминант-септаккорд к ля-бемоль-мажору, то есть к соль-диез-мажору. А соль-диез-мажор – это уже два шага, в смысле, э-э…модуляции до фа-диез-мажора. Один тон – и уже в фа-диез-мажоре. А что такое фа-диез-мажор? Я очень извиняюсь, это главная тональность всей симфонии".

С уважением, Олег

Перед зрителем предстает музыкант-художник, настойчивый исследователь в поисках истины, одержимый разгадкой авторского замысла. Он педантично вникает в каждую точку, в каждую мелочь. И вдруг, озарение среди ночи. Он нашел правильную ноту ре-бемоль, и одновременно модуляцию в главную тональность симфонии. Не случайно режиссер Дорман назвал свой фильм просто, непретенциозно "Нота".

 

Густав Малер Десятая симфония (реконструированная)

Дирижер Рудольф Баршай

В 1977 году Баршай эмигрировал в Израиль. Израильское радио в передаче "Последние известия" сообщило о его приезде. В тот же день я появился в номере отеля "Sheraton" в Тель-Авиве. Потом он более месяца жил в Иерусалиме, в Mishkenot Sha’ananim, – guest house для писателей, художников, музыкантов. Здесь Рудольф Борисович прослушивал музыкантов, обдумывал свой первый концертный сезон в Израиле. Муниципалитет Тель-Авив – Яффо предоставил ему просторную квартиру. Иными словами, были созданы необходимые условия для творческой работы музыканта. Как никого другого из мира искусства приняли нового репатрианта Рудольфа Баршая, знаменитого на весь мир дирижера – с большим вниманием, уважением и почетом.

Мои отношения с ним были близкими и доверительными. Он звонил мне по нескольку раз в день. Я уже "старожил", целых пять лет в стране, знал многих лично, рекомендовал ему музыкантов для прослушивания. Когда Баршай уволил директрису оркестра, я посоветовал обратиться к Рони Абрамсону.

Рони работал в должности инспектора в Иерусалимском симфоническом оркестре. Баршай назначил его директором Израильского камерного оркестра.

В самом начале своего пребывания в Израиле Баршай написал отзыв обо мне, который я до сих пор никому не показывал, нигде не представлял, не публиковал, даже забыл, где он находится. Только сейчас в процессе написания этих заметок я с трудом его обнаружил. Отзыв положительный, хвалебный. Зная, каким Баршай был рафинированным, изысканным, требовательным музыкантом, мне до сих пор не верится, что это написано обо мне. 

Благодаря усилиям Голды Меир и Вилли Брандта, бывшего канцлера Западной Германии, приехала в Израиль Елена Баршай. Удивительное достижение по тем временам, так как супружеские отношения Баршая и Елены не были зарегистрированы официально в Советском Союзе. По приезде Елены я бывал у них неоднократно, сначала в пустой, а потом со вкусом обставленной мебелью квартире.

Приглашая Баршая возглавить Израильский Камерный оркестр, местные музыкальные функционеры предполагали и надеялись, что он сделает из него оркестр, не уступающий по мастерству и звучанию Московскому. Так и произошло.

После двух лет работы с Баршаем Израильский Камерный оркестр играл "Искусство фуги" И.С. Баха не хуже Московского. Это были событийные концерты в Израиле.

Какими же тугими на ухо "глухарями" оказались околооркестровые власть предержащие и некоторые израильские музыкальные критики. Они видели в Баршае не музыканта-художника, а отставшего от времени педагога-репетитора, без свежих идей и фантазии, а исполнение оркестра скучным, музейным. Закончив концертный сезон 1980-81 года, Маэстро уехал в Германию, где у него были обязательства работать как гость-дирижер с оркестром Западногерманского радио. Там он получает сообщение из Тель-Авива, извещающее, что договор, заключенный с Израильским камерным оркестром не будет продлен.

Трудно не заметить отсутствие в фильме даже намека, упоминания о проведенных дирижером годах в Израиле. Я виделся с Р. Баршаем в Лондоне в 1983 году. Тогда он тоже не вымолвил ни слова об Израиле. Никогда больше не приезжал, не дирижировал. Тому причина одна из двух: или его полное безразличие, или тяжелая душевная травма.

Рудольф Баршай и Наум Зайдель

Лондон 1983 год

После распада Советского Союза Баршай триумфально возвратился в Россию в 1993 году. Дирижировал Большим симфоническим оркестром им. Чайковского. Играли Девятую симфонию Г. Малера. В 2007 году Баршая пригласили дирижировать камерным оркестром "Виртуозы Москвы" в Большом зале консерватории.

Газета Культура 37 (7700) 24-30 сентября 2009 г. опубликовала сообщение, очень короткое, поэтому приведу его полностью.

"Из других новостей: остался без шефа Государственный камерный оркестр России, которым до недавнего времени руководил Константин Орбелян. Руководство филармонии решило пока не торопиться с назначением преемника, а послушать в течение сезона разных дирижеров, и только потом определяться с кандидатурой. Одним из тех, с кем ведутся переговоры о выступлениях с оркестром, – легендарный основатель коллектива Рудольф Баршай".

Была идея, чтобы он приехал в Москву и поработал с Государственным камерным оркестром России. Тогда ему было уже 85 лет.

Рудольф Баршай завоевал всемирную известность и признание, как дирижер Московского камерного оркестра и автор переложений для струнного оркестра сочинений Баха "Искусство фуги", (Die Kunst der Fuge BWV 1080), "Музыкальное приношение" (Ein Musikalisches Opfer C minor, BWV 1079), пяти струнных квартетов Д. Шостаковича, "Mимолетности" С. Прокофьева.

Пусть простят меня пианисты. "Мимолетности" мне нравятся больше в оркестровке и исполнении баршаевского оркестра тончайшая нюансировка, богатство тембров, певучесть звука струнных инструментов, чем фортепианный оригинал.

За неделю до смерти в конце октября 2010 года Рудольф Баршай закончил оркестровку "Искусства фуги" Баха. Маэстро работал над ней последние 44 года своей жизни, и труд этот считается самым большим его достижением.

Работа над реконструкцией Десятой симфонии Густава Малера продолжалась 20 лет. В 2004 году она была записана с Молодежным оркестром Немецкой филармонии (Junge Deutsche Philharmonie).

Документально-художественный фильм-монолог "Нота" заканчивается кадрами похорон легендарного музыканта.

Совсем недавно он жил, дышал, говорил, творил. Маэстро Баршай сыграл тысячи концертов, записал множество грампластинок. Своим высочайшим исполнительским искусством он сотворил себе монумент из прекрасных звуков и чудесных гармоний на радость почитателям музыки.

Лично меня порадовали интерес и внимание собравшихся на просмотре. Секрет, по-видимому, в том, что 90-минутный фильм-монолог обращен к широким массам зрителей, понятен каждому.

Из отснятого материала в фильм отобрано 90 минут. Режиссер Олег Дорман, наверное, сам участвовал в отборе материала. Он точно знает, что нужно взять, что отложить в сторону. Техническое средство монтаж – превращается в средство художественное.

По окончании просмотра состоялось краткое обсуждение фильма. Зрители, большинство из них не музыканты, долго не расходились. Не каждый день доводится посмотреть фильм о жизни нашего современника, о счастье и муках творчества, о смерти, которую еще никому, даже самым гениальным и самым богатым, не удалось избежать.

Postscriptum

27 апреля 2012 года на российском телеканале "Культура" состоялся показ нового фильма режиссера Олега Дормана "Нота".

Израильский камерный оркестр запланировал два концерта, посвященные памяти Маэстро Рудольфа Баршая, которые состоятся 18 и 19 декабря 2012 года. Концерты организует и частично спонсирует его сын Владимир Баршай.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 226




Convert this page - http://7iskusstv.com/2012/Nomer5/Zajdel1.php - to PDF file

Комментарии:

Виктор Ф.
Дортмунд, ФРГ - at 2012-07-04 17:41:54 EDT
Дорогие друзья! Возвращаясь к теме переложений, выполненных Маэстро Р.Баршаем, интересуюсь вашим отношенем к его оркестровым вариантам квартетов Д.Д.Шостаковича. Хочу признаться, что при всем моем пиетете к Рудольфу Баршаю ( я посещал его концерты в Москве ещё в 50-60-х годах), не могу не отметить, что на мой , далеко не просвещенный взгляд, оригиналы намного превосходят переложения. Отзывы Дмитрия Дмитриевича принимать в расчет вряд ли стоит: известна его чрезвычайная щепетильность в отношениях с уважаемыми им людьми, одним из которых несомненно был Рудольф Баршай.
Что касается христианской атрибутики и похорон Маэстро, то полностью разделяю точку зрения Артура Давидовича Штильмана. К сожалению, действительно в последнее время мы наблюдаем подобные картины довольно регулярно. Увы!

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-06-29 15:36:30 EDT
Александр Баршай
Иерусалим (Элазар), Израиль - at 2012-06-29 15:02:05 EDT

А.Баршай – Марку Фуксу
Израиль, Элазар – 29 июня 2012 г.


------------------------------
Уважаемый Александр!
Ваш ответ меня удовлетворил. Мне было бы достаточно одной последней фразы. Спасибо.
М.Ф.

Александр Баршай
Иерусалим (Элазар), Израиль - at 2012-06-29 15:02:05 EDT


А.Баршай – Марку Фуксу
Израиль, Элазар – 29 июня 2012 г.

Уважаемый Марк Фукс!
Вы меня, конечно, извините великодушно, но Ваш вопрос ко мне немного напоминает допрос следователя: «Скажи мне «да» иль «нет» и будешь на свободе!».
Понимаете, как я могу взять на себя смелость, ответственность или, если хотите, наглость, отвечать за другого человека (пусть даже и дальнего родственника) на такой глубоко интимный, больной, экзистенциальный вопрос, каким является для всякого человека разговор о собственной смерти и похоронах!
Но, между прочим, на этот Ваш вопрос отчасти уже ответил Наум Зайдель в своем ответе А.Штильману: «Вы затронули вопрос религиозно-философский, этический и нравственный. Замечу только, что зритель видит Баршая физически слабого, с трудом передвигающегося по квартире. Насколько мне известно, Баршай не думал, не говорил о смерти, не давал каких-либо указаний насчет своих похорон. Смерть пришла неожиданно и быстро. Его жена, православная христианка Елена Сергеевна Раскова-Баршай решила, что похороны должны проходить согласно христианским обрядам и традициям. Все так просто. Хотя я был бы более в согласии с собой, если бы Маэстро Баршай был бы похоронен на еврейском кладбище».
Полностью согласен с мнением уважаемого Наума, в том числе, и с последней его фразой. Более того, скажу (думаю, что при этом не выдам большой семейной тайны), что и сын Рудольфа Борисовича Владимир (Вальтер) Баршай, прибывший на похороны из США, где он сейчас живет, был недоволен тем, что отца хоронят не по еврейскому обряду и не на еврейском кладбище (хотя такого в ближайшей округе, насколько мне известно, просто нет). К сожалению, Володя мало что мог изменить, ведь хозяйкой положения в данном случае была вдова маэстро – Елена. Эта больная и сложная тема – нееврейские жены великих (и не очень) евреев – затронута некоторыми участниками нашей дискуссии, и я не буду сейчас ее касаться, поскольку это уже совсем другая и обширная тема.
На Ваш же категорический вопрос отвечаю не столь категорично, хотя, думаю, что все-таки «да».

P.S.А Ваши заметки памяти Вашего тезки Марка Азова (зихроно ливраха), мне показались очень теплыми, проникновенными, сердечными. Так что спасибо Вам за это.
А.Б.
________________________________________

Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-06-29 02:46:48 EDT
Ошибка, сделанная матерью, стала ясна им обеим в момент пересечения границы на первой станции, и мать сказала, что возврата обратно нет, и его не было. Как? Кого выпускали обратно? Неприемлемость же жизни в СССР, на мой взгляд, - об этом как раз весь фильм. (Но это уже "на мой взгляд", это вопрос личного вкуса, и Ваш подход может быть иным.) При всей массовости арестов не все же были арестованы: ни Пастернак, ни Маршак, ни Чуковский, ни Паустовский, ни Шостакович, хотя вокруг них было полно арестованных. У них было бОльшее благополучие, чем у Лунгиных, дачи в Переделкино или Таруссе. Если бы один из них сел для такого интервью, как с Лунгиной, и про них можно было бы сказать то же самое, что их, дескать, устраивала тогдашняя жизнь на фоне неблагополучия их круга.

Как я уже Вам написал - немногие отважатся задать эти вопросы

Т.е. какой ценой они это благополучие получили? Нет, я бы не отважился задать такой вопрос без априорного обоснованного подозрения в доносительстве.

A.SHTILMAN -Элиэзеру РАБИНОВИЧУ
New York, NY, USA - at 2012-06-29 02:20:38 EDT
Нет, уважаемый Элиазер, между политическим обвинением / на что никто из нас не имеет права, как мне кажется/ и констатацией факта приемлемости жизни в СССР г-жой Лунгиной, отсутствием желания и даже мыслей когда-либо вернуться на Запад, и их с мужем до известной степени элитарным положением и подозрением в стукачестве дистанция очень большая. Хотя никто и никогда не мог поручиться даже за своих самых близких друзей, а иногда и родственников. Эта констатация факта их жизни на фоне дикой неустроенности людей их круга после возвращения из Гулага и даёт много возможностей и причин для вопросов. Вопросов к создателю фильма /почему не спросил об этом? Не хотел прерывать рассказа? / Но у меня было бы очень много вопросов к г-же Лунгиной. И думаю, что не только у меня. Как я уже Вам написал - немногие отважатся задать эти вопросы - даже лично, если бы такая возможность имелась, в том числе и к режиссёру, знавшему и записавшему значительно больше, чем было показано на экране. Что вполне нормально. Так что простое сравнение уровней жизни / а многие из этих людей были лингвистами, но им почему-то перепадало очень, очень мало заработков от переводов/ и наводит на эти вопросы. Вот и всё.Помните, как сказал комиссар Мегрэ в "Восточном экспрессе: "Я подозреваю всех!" Ну, а о жизни в СССР...тут большой простор для мыслей, сопоставлений и размышлений.
Элиэзер М. Рабинович - Артуру Штильману
- at 2012-06-29 01:19:27 EDT
Дорогой Артур,

Я буду счастлив, если я Вас неправильно понял и дело в недоразумении. До предыдущего постинга Вы выражали несогласие со всеобщей положительной оценкой "Подстрочника", я пытался Вас переубедить, но такой спор мог продолжиться ещё одно-два сообщения и заглохнуть - в конце конwов, о вкусах не спорят, и вполне достойные люди могут резко расходиться и в оценке Прокофьева, как личности и как творца, и в оценке Вагнера и всего на свете.

Но Вы вдруг дали такое объяснение неприятия "Подстрочника":

Что же касается до горячо любимых большинством зрителей и читателей "Подстрочников", то у меня своё мнение - мне довелось знать некоторых людей - обсуждать я это не буду ни в каком контексте и ни в каком месте - из близкого окружения Лунгиной. Очень близкого. Все эти немногие близкие люди были арестованы и провели много лет в Гулаге. Вот потому для меня всё это и весь рассказ - "тёмные".

То-есть из этих слов следует подозрение, что супруги Лунгины были стукачами и посадили ВСЕХ, хоть и немногих, близких к ним людей? Я буду очень счастлив услышать, что я Вас неправильно понял, что Вы этого совсем не имели в виду и взять свои слова обратно. Потому что если я Вас понял правильно, Вы выступили не с художественным мнением, а с жёстким политическим обвинением, которое для меня без доказательств совершенно неприемлемо даже как основа для какого-либо обсуждения.



A.SHTILMAN -Элиэзеру РАБИНОВИЧУ
New York, NY, USA - at 2012-06-28 23:18:06 EDT
Дорогой Элиэзер!
Честно говоря я не совсем понимаю, что Вас так взволновало в моём частном видении "Подстрочника"? Да, я признаю восторженное мнение большинства, особенно российских зрителей от этого фильма. Мне понятны мотивы этого - Лунгина нигде не проклинала режим, страну,в которой он был рождён, но самое главное - НИКОГДА НЕ ХОТЕЛА ВЕРНУТЬСЯ НА ЗАПАД. Вот в чём сила фильма для российских зрителей. В отличие от жены Прокофьева Лины, которая при первой же возможности уехала в Париж.Но очень много людей - если они даже и не "молчаливое большинство" - думающих и знающих предмет исследования с иной стороны, близкой к моей точке зрения. Я ведь никого не обвиняю, но вопросов от того фильма так много, что если их задать автору фильма, баланс мнений может очень измениться. Да, знал я людей из её окружения , а один человек, о котором была речь в этом фильме был даже моим преподавателем в Консерватории. Никакой информации - негативной или позитивной от него я и мои соученики не получали. Была простая,сухая статистика. Вот и всё. Потому для меня фильм остался тёмным. Не забудьте, что Лунгина была вполне "у себя дома" в московской элите. Те люди никогда там не были - ни до своего ареста, ни тем более после. Простое сопоставление фактов жизни. Может быть некоторым везло больше, а другим меньше? Это удобная формула.
Что до второго фильма - о Баршае, то Александр Баршай почему-то решил, что критика финала фильма "бросает тень на светлый образ Баршая"? Почему? Сам артист здесь непричём. Речь шла о действиях его жены. И только. Я не думаю, что любые рассуждения, кроме действительно беспочвенных ОБВИНЕНИЙ кого-либо в чём-либо , как-то влияют на репутацию - мою или чью-либо ещё. Всегда возникают конфликты, когда кто-то один не боится сказать то, о чём большинство молчит, быть может опасаясь ,как бессмертно выразился наш учитель математики ещё в ЦМШ -"общественного мнения Трубного рынка". Ну, здешнее мнение большинства - конечно же не Трубный рынок, но недооценивать силу инерции мнения этого большинства тоже не стоит. Честно говоря, меня мало тревожит репутация, для меня гораздо ценнее право высказывать мнение свободно и без оглядок на любые мнения. Можно и ошибаться. Вот я сделал описку в названии оперы. Боже, что тогда поднялось! Ну, сделал ошибку. Да и не одну! Но что-то нестандартное или интересное всё же осталось. Вот этим, на мой взгляд и ценна здешняя трибуна. А недостатки есть везде .Мои сердечные Вам пожелания.

Марк Фукс - А. Баршаю
Израиль, Хайфа - at 2012-06-28 10:21:26 EDT
Александр Баршай
Иерусалим, Израиль - Wed, 27 Jun 2012 12:33:11(CET)

Александр Баршай (Израиль)

……..
Я, религиозный еврей, побывавший в гостях у Рудольфа Борисовича за полгода до его кончины, совершенно не ощутил того, что могло, по мнению АШ, «затемнить» светлый образ Р.Баршая, оскорбить мое религиозное чувство, то есть, не увидел в доме никаких икон, образов, крестов, никакой христианской атрибутики, даже и этой пресловутой иконки не заметил. Хотя, вполне возможно, она там была и есть, ведь не будем забывать, что его жена – русская женщина, православная христианка по вероисповеданию. Сам Рудольф Борисович не был религиозным человеком, но при этом никогда не забывал, что он еврей, очень трепетно относился и к еврейству, и к иудаизму, и к Израилю. И уж, конечно, он никогда не думал отказываться, отрекаться от своего еврейства……..

-----------------------------------------

Уважаемый Александр Баршай!

Следует ли из вышеприведенной цитаты из Вашего отзыва (ответа А.Штильману) понимать, что ритуал, согласно которому маэстро Баршай был предан земле в Швейцарии, противоречил мировоззрению, мировосприятию, пониманию верности традициям предков, совести покойного и будь на то его воля, он не пожелал и не позволил бы этого?
Меня удовлетворит Ваш ответ в лаконичной форме «да» или «нет».
М.Ф.


Элиэзер М. Рабинович - Артуру Штильману
- at 2012-06-28 06:34:39 EDT
Что же касается до горячо любимых большинством зрителей и читателей "Подстрочников", то у меня своё мнение - мне довелось знать некоторых людей - обсуждать я это не буду ни в каком контексте и ни в каком месте - из близкого окружения Лунгиной. Очень близкого. Все эти немногие близкие люди были арестованы и провели много лет в Гулаге. Вот потому для меня всё это и весь рассказ - "тёмные". Мои лучшие пожелания.


Ну, уважаемый Артур, нельзя такие вещи говорить без имён, доказательств, свидетельств. За несколько лет сценической жизни "Подстрочника" я не слышал, что бы кто-нибудь ещё выступил с подобными обвинениями. Это подобно тому, как обвиняют Солженицына, в значительной степни, на основании подброшенной КГБ фальшивки о его роли в расстрелах в одном из лагерей, но он хотя бы признался, что подписывал обязательство работать под кличкой "Ветров", или как обвинения четы Синявских, на мой взгляд, недостаточно обоснованные. И вдруг Вы огульно, без имён и фактов, выступаете с таким обвинением и заявляете, что не будете дальше это обсуждать ни в каком контексте! У Вас же здесь заслуженная уважаемая репутация, как можно так бездумно ей рисковать?

A.SHTILMAN Александру БАРШАЮ
New York, NY, USA - at 2012-06-28 06:04:02 EDT
A.SHTILMAN Александру БАРШАЮ
New York, NY, USA - Thu, 28 Jun 2012 01:29:44(CET)

"не будем забывать, что его жена – русская женщина, православная христианка по вероисповеданию. Сам Рудольф Борисович не был религиозным человеком, но при этом никогда не забывал, что он еврей, очень трепетно относился и к еврейству, и к иудаизму, и к Израилю. И уж, конечно, он никогда не думал отказываться, отрекаться от своего еврейства".

Глубокоуважаемый Александр!
Эти похороны вызвали воспоминания о таких же похоронах Иосифа Бродского. Огромный мраморный крест. Так возжелала его жена. Для чего? Вот в чём вопрос, а мой, как Вы написали "пуританизм" ведь никакой роли тут не играет. Наши оценки - это всегда индивидуальная реакция на происходящее.Почему они хоронили своих мужей-евреев как христиан? Об этом интересно бы спросить у них самих.Сделать их после смерти "своими"? Более "русскими", христианами? Зачем? Всё равно, будь могила в России её бы осквернили. Гарантия в этом полная.
Так вот - хоронили-то всё же Рудольфа Баршая, а не его жену. Если бы её - какие вопросы? Она христианка и всё ей в помощь! Но она хоронила еврея не-христианина по СВОЕМУ обряду. Ели там какие-то блины...Странные похороны всемирно известного еврейского музыканта.Вот и показалось мне это фальшивой нотой. Как я понял уважаемый мной Наум Зайдель вообще предпочёл бы не касаться этого вопроса, слишком связанного с деликатной сферой нравственности и морали. Но мы говорим о публичной фигуре - Рудольфе Баршае - и о фильме, сделанном о нём и показанном по ТВ. Так что же? Некоторых тем вообще не следует даже касаться?
Знаете почему даже Вагнер подвергался и при жизни многим атакам? Потому, что был тоже публичной фигурой, знаменитостью, а все знаменитости мирового уровня, став таковыми уже не имеют иммунитета в отношении критики и комментариев .Так и эпизод похорон, показанный в фильме, вызывает недоумение после всего сказанного самим Маэстро. А что до жены - так опять же -хоронили всё же не её, а ОНА - своего мужа. И в свете всего рассказа это мне лично - я выразил лишь своё мнение - показалось фальшивой нотой, особенно с эпизодом какого-то странного поедания блинов...Мне,конечно здесь же в Гостевой объяснят возмущённые "новообращённые" о тайном смысле блинов. Но это не меняет всей темы. Выглядит это по меньшей мере странно. Вот и всё. Что же касается до горячо любимых большинством зрителей и читателей "Подстрочников", то у меня своё мнение - мне довелось знать некоторых людей - обсуждать я это не буду ни в каком контексте и ни в каком месте - из близкого окружения Лунгиной. Очень близкого. Все эти немногие близкие люди были арестованы и провели много лет в Гулаге. Вот потому для меня всё это и весь рассказ - "тёмные". Мои лучшие пожелания.

Александр Баршай
Иерусалим, Израиль - at 2012-06-27 12:33:11 EDT
Александр Баршай (Израиль)

Всегда с большим интересом читаю статьи уважаемого Артура Штильмана и его комментарии к выступлениям других авторов. Не будучи музыкантом и даже мало-мальски музыкально подготовленным человеком (кроме фамилии – общей с моим великим родственником), не берусь судить о чисто музыкальных, профессиональных оценках маэстро Штильмана. Это касается и его суждений о некоторых сторонах творчества Рудольфа Баршая в связи с кинофильмом Олега Дормана «Нота» и статьей Наума Зайделя об этом фильме. Но относительно ряда других высказываний Артура готов поспорить с ним и поддержать его оппонентов – того же Наума Зайделя и Элиэзера М.Рабиновича.
Во-первых, никак не могу согласиться с оценкой Штильманом предыдущего фильма О.Дормана - «Подстрочник». Артур почему-то называет этот фильм «темным». Хотя мне кажется, что более светлой, более искренней, более откровенной исповеди, чем многочасовое повествование Лилианы Лунгиной, трудно себе представить. Думаю, что со мной согласится каждый, кто посмотрел фильм или прочитал книгу по фильму «Подстрочник». Несмотря на то, что к разговору о «Ноте» это вроде бы непосредственно не относится, все же, мне кажется, справедливость по отношению к работе режиссера, создавшего обсуждаемый фильм, должна быть восстановлена.
Тем более, что какие-то темные, фальшивые ноты Артур Штильман усмотрел и услышал также и в фильме «Нота». Возможно, что у известного скрипача абсолютный слух, и в музыке он может различить любую неточность, любой сбой. Но здесь-то речь идет не о музыке, а о маленькой православной иконке, промелькнувшей в одном из кадров в квартире Р.Баршая и его жены Елены Баршай-Расковой. И, кроме того – о кадрах похорон великого маэстро на кладбище маленького швейцарского городка Рамлинсбург, где последние три десятка лет жил легендарный дирижер.
Непонятно, почему эти детали, никак не акцентированные в фильме, могут вызвать ощущение фальши в отношении самой картины, как произведения киноискусства. Но даже если говорить по существу обсуждаемых деталей, мне кажется, религиозный и национальный пуританизм А.Штильмана в данном случае неуместен, о чем очень тактично и совершенно справедливо заметил ему в своем ответе Наум Зайдель.
Я, религиозный еврей, побывавший в гостях у Рудольфа Борисовича за полгода до его кончины, совершенно не ощутил того, что могло, по мнению АШ, «затемнить» светлый образ Р.Баршая, оскорбить мое религиозное чувство, то есть, не увидел в доме никаких икон, образов, крестов, никакой христианской атрибутики, даже и этой пресловутой иконки не заметил. Хотя, вполне возможно, она там была и есть, ведь не будем забывать, что его жена – русская женщина, православная христианка по вероисповеданию. Сам Рудольф Борисович не был религиозным человеком, но при этом никогда не забывал, что он еврей, очень трепетно относился и к еврейству, и к иудаизму, и к Израилю. И уж, конечно, он никогда не думал отказываться, отрекаться от своего еврейства, в отличие от многих, очень многих наших «культурных» соплеменников, с усердием и страстью, достойной лучшего применения, принимающих христианство, носящих на груди огромные кресты, усердно бьющих поклоны в церквах, и, что самое отвратительное, - поливающих грязью Израиль, и нас, русскоязычных евреев, живущих здесь. (Смотрите, к примеру, в интернете статью В.Опендика из Нью-Йорка «Как Арбатова с Арбата выступала быдловато...).
Что же касается похорон Рудольфа Баршая (зихроно левраха – благославенна память его!), то, понятно, что ни сам Маэстро, ни тем более создатели фильма «Нота» тут ни при чем. Дорман, увы, вынужден был как-то сказать о неожиданной смерти музыканта. И сделал он это весьма лаконично и, по-моему, достаточно тактично. Так что, на мой взгляд, светлый образ великого подвижника музыки остался ничем не затемненным, не замутненным. Ни в жизни, ни на экране.




Борис Э.Альтшулер
- at 2012-06-26 19:47:22 EDT
Наум Зайдель - Артуру Штильману
- at 2012-06-26 17:27:06 EDT
0000000000

Позвольте сказать несколько слов по поводу иконки.
История смерти и похорон Баршая - не первая в целом ряду похожих примеров смешанных браков. Нечто подобное произошло с великим Марком Шагалом. Воспоминания его сына появились вчера или позавчера в Гостевой. Крестившаяся последняя жена Шагала, Валентина Бродская, была авантюристкой и просто примазалась к легенде династии сахарозаводчиков Бродских на основании своей фамилии. Она обрубила все контакты близких с художником и похоронила его, несмотря на мольбы раввинов, на католическом кладбище и по католическому риту. Такая шоковая терапия позволила ей отогнать всех родственников великого Марка и завладеть его наследством.

Я далёк от мысли, что вдова маэстро Баршая руководилась подобными мотивами, но, всё равно, получилось некрасиво.

Наум Зайдель - Артуру Штильману
- at 2012-06-26 17:27:06 EDT
Дорогой Артур,
спасибо за Ваше внимание к моей скромной работе. Хочу коснуться той части Вашего отзыва, где Вы пишете о демонстрации гроба, христианских похорон, русской иконе на столе и - "фальшивой ноте". Вы затронули вопрос религиозно философский, этический и нравственный. Замечу только, зритель видит Баршая физически слабого, с трудом передвигающегося по квартире. Насколько мне известно, Баршай не думал, не говорил о смерти, не давал каких-либо указаний насчет своих похорон. Смерть пришла неожиданно и быстро. Его жена, православная христианка Елена Сергеевна Раскова-Баршай решила, что похороны должны проходить согласно христианским обрядам и традициям. Все так просто. Хотя я был бы более в согласии с собой, если бы Маэстро Баршай был бы похоронен на еврейском кладбище.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-06-24 02:45:35 EDT
Рекоммендация уважаемого Артура Штильмана достаточно сильна для того, чтобы мне захотелось купить любимые мною "Времена года" в исполнении Рудольфа Баршая. В то же время несколько удивила его реакция на "Подстрочник" - мне этот фильм представляется самым крупным культурным явлением российской жизни после "Одного дня Ивана Денисовича". И именно слава "Подстрочника" сделало то, что любая работа Олега Дормана будет смотреться с интересом.
A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2012-06-24 02:30:03 EDT
Отличная, искренняя,как и всегда, статья выдающегося московского музыканта.Только что просмотрел фильм Дормана "Нота". Картина отлично снята, хорошо смонтирована и мне кажется большой удачей по сравнению с его тёмным "Подстрочником".Не сам режиссёр был "тёмным", а история,им рассказанная устами Лилии Лунгиной. Ну "темнота" повествования всё же отражала эпоху жизни возвращенцев 30-х годов в Советскую Россию.
Этот фильм очень хорош по многим параметрам. Прежде всего по преданности и пониманию идей героя фильма. И это производит впечатление - посвящённость Баршая своим идеям, своим целям, своим идеалам. К концу жизни он понял, что всё же лучший период его жизни связан с Москвой - там он был частью музыкальной элиты, и всё же пользовался до известной степени некотрой творческой свободой - он исполнял со своим оркестром и Шёнберга, и Веберна, и Стравинского, и новинки / весьма удачные!/ современной советской музыки. Его обработки и переложения для камерного оркестра были всегда отмечены отличным вкусом и высоким профессионализмом. Мне кажется, что в генеральной оценке своего пути мастер ошибался.Думается, что всё же вряд ли, как это ни грустно, кто-нибудь в будущем будет исполнять его редакцию 10-й Малера. Вариант Кука был одобрен вдовой Альмой Малер-Верфель. Для музыкального истеблишмента Запада /достаточно,как ни странно, консервативного/ это является как бы "благославлением" от "духа Малера". Буду счастлив, если я ошибусь. Так же обстоит дело и с "Искусством фуги" Баха. Я за 32 года жизни здесь ни разу не видел и не встречал исполнения "Искусства фуги" в инструментовке Баршая - ни в программах, ни в записях. Всегда этому удивлялся. Но то, что было ново, ценно и необходимо для России, вероятно не всегда вписывалось в традиции Запада.Так случилось и в Израиле. Наивно было думать, что можно было собрать и СДЕЛАТЬ Камерный оркестр Баршая №2 за короткий или длинный срок. Мнения Дани Фрадкина или Тавора не так важны - скорее всего они выражали чужие мнения. Фрадкин ,кажется у Баршая никогда не работал, а играл, если мне не изменяет память, в камерном оркестре Росконцерта п.у. Карначёва - скрипача Баршая одного из его ранних составов. Фрадкин - востребованный в Европе и Израиле исполнитель на виол-д´амуре и альте, но его мнение о работе Баршая в Израиле не является ни сколько-нибудь обоснованным и скорее всего, как уже было сказано - даже не его собственным.
Кажется никто не обратил внимания на маленькую деталь в конце фильма: Баршай занимается корректурой партитуры, а на столе перед ним стоит русская икона.Почему? Ведь его предки с материнской стороны приняли иудаизм? Так что фильм,на мой взгляд , потеряял от демонстрации гроба и христианских похорон. Для меня он затемнил светлую ноту, на которой сам Баршай закончил свой рассказ о Малере.Это как раз и стало некоторой "фальшивой нотой" в удачном в целом повествовании об одном из крупнейших советских музыкантов второй половины ХХ века. Ну, а что же всё-таки по большому счёту осталось от всего творчества Баршая с его Камерным оркестром? Опять же я выражу лишь своё мнение - "Времена года" Вивальди - запись на пластинках, не имеющая аналогов подобного качества и вдохновения во всей всемирной дискографии этого великого сочинения.Баршай не был симфоническим дирижёром, но оставался всегда прекрасным музыкантом, и потому всё же лучшими остались его записи не Моцарта или Гайдна, а именно Вивальди, некоторые пьесы Прокофьева, Шостаковича, Бунина, Стравинского,и конечно авторская инструментовка "Искусства фуги" Баха. Спасибо автору статьи и комментаторам, наведшим меня на интересный фильм.

Мадорский
- at 2012-06-15 12:45:12 EDT
Прекрасный очерк. Я учился у скрипача оркестра ( ансамбля скрипачей) Рудольфа Баршая Владимира Рабея в период их первых репетиций. Знал также другого скрипача оркестра Льва Маркиза. Оба рассказывали об удивительном энтузиазме и непривычном сегодня отсутствии меркантильного начала у первых артистов этого оркестра. А играли они потрясающе.
Н. Зайдель - А. Избицеру
- at 2012-06-06 19:21:32 EDT
Дорогой Александр!
Я очень высоко ценю Ваше отношение ко мне, "то флейта слышится, то будто фортепьяно", предмета спора между нами нет. Спасибо. Доброе слово - лекарство. Я благодарю также Эдуарда Бормашенко, Марка Фукса, Элиэзера М. Рабиновича за их положительные отзывы о фильме "Нота" и моем очерке.
Credo Баршая и ответ на важный вопрос выражены устами Рудольфа Борисовича в фильме "Нота".
"В России вообще камерных оркестров не было. Старинную музыку и Баха, и Вивальди до Моцарта включительно, играли большими составами, просто обыкновенными симфоническими оркестрами. Я все время думал, как это сделать, чтобы играть вот эту музыку в оригинале, из кого создать. Очень многие музыканты представляют себе, что камерный оркестр - это просто уменьшенный симфонический оркестр, те же оркестранты, с теми самыми оркестровыми лабужскими навыками. Это не те музыканты, которые могут составить настоящий камерный оркестр. А настоящий камерный оркестр может составиться из музыкантов камерных оркестров, из солистов, из квартетов, например".
Израильский камерный оркестр был создан Гарри Бертини по образу и подобию любого другого симфонического оркестра.
ИКО работал с дирижерами-гастролерами. Как это обычно бывает - две-три репетиции и программа концерта - готова.

Р. Баршай стал музыкальным и художественным руководителем ИКО, пост занимаемый, как правило, коренными израильтянами или признанными в музыкальном мире музыкантами, каким его видел израильский истеблишмент. Интрига заключалась в том, что функционеры на местах, израильская пресса и примкнувшие к ней русскоязычные критики нашли идеологическое обоснование свергнуть с пьедестала Маэстро Баршая.
Свое личное мнение, концептуальное видение этих событий воспроизвели Йоси Тавор, обозреватель по вопросам культуры и искусства ряда газет и журналов, радио "Kol Israel", и концертмейстер группы вторых скрипок Иерусалимского оркестра Даниэль Фрадкин. Обоих я знаю лично десятки лет. Их тексты довольно точно дают представление, как и что, писали израильские газеты о Баршае, их стилистике и содержании, да и сами они характеризуют Баршая как неисправимого Homo Sovieticus, ограниченного, старомодного музыканта, изолированного от музыкальной культуры Запада.
"Когда в 1976 году израильский камерный ансамбль после ухода его главного дирижера Гарри Бертини возглавил новый репатриант из Москвы Рудольф Баршай, его развитие пошло по пути жесткой дисциплины. Но оказалось, что муштра не может заменить подлинного энтузиазма, а отсутствие музыкальных идей нельзя восполнить даже великолепным звучанием.
Думается, что здесь сыграл роль важнейший фактор нашей творческой жизни: успех зависит от нашего умения воспринять новые идеи, новый стиль, новую систему отношений, короче, атрибуты творческой жизни в свободном мире. Рудольф Баршай, выдающейся знаток струнных инструментов и феноменальный педагог-репетитор, в Москве диктовал вкусы публике. Его система взглядов на барочный и классический репертуар, а именно эти произведения составляют основу программ камерного оркестра, оказались сильно устаревшими. Баршай не сумел понять это.
К счастью, это не свойственно основной массе музыкантов из СССР. Большинство из них готовы понять, осознать и более того - развивать новые идеи и течения, которые они наблюдают на Западе". (Девять мер красоты Рассказы о культуре Тарбут 1987)
Мне хочется повторить знаменитое "Нет пророков в своем отечестве". И спросить, - а судьи кто?
После разрыва с Р. Баршаем Израильский камерный оркестр возвратился к рутинному формату в работе. Пост музыкального руководителя коллектива занимали знаменитости Лючано Берио, Йоав Тальми, Шломо Минц, Ноам Шериф, Гиль Шохат. Сегодня главным дирижером оркестра является маэстро из Австрии Роберто Патерностро.



Элиэзер - Редактору
- at 2012-06-03 15:38:21 EDT
Редактор
- at 2012-06-03 14:21:20 EDT
Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-06-03 01:40:12 EDT
---фильм "Нота" сейчас легко доступен на You Tube:
http://www.youtube.com/watch?v=9hUj92_wXF0

Ссылка на этот фильм стояла и стоит в статье Наума Зайделя - в конце статьи подчеркнуто слово "Нота", подчеркивание здесь означает наличие активной ссылки. Если обращать внимание на ссылки в статье, можно сэкономить много времени и получить дополнительную информацию. Удачи!


Спасибо. Я этого не знал, и, оказывается, не знали и некоторые другие. Впредь буду знать. Я надеюсь, что я не занял много места и не отнял много внимания и времени тем, что ссылку повторил. Удачи и Вам!

Редактор
- at 2012-06-03 14:21:20 EDT
Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-06-03 01:40:12 EDT
---фильм "Нота" сейчас легко доступен на You Tube:
http://www.youtube.com/watch?v=9hUj92_wXF0


Ссылка на этот фильм стояла и стоит в статье Наума Зайделя - в конце статьи подчеркнуто слово "Нота", подчеркивание здесь означает наличие активной ссылки. Если обращать внимание на ссылки в статье, можно сэкономить много времени и получить дополнительную информацию. Удачи!

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-06-03 08:05:18 EDT
Замечательная статья профессионала, написанная с большим тактом и пониманием сути и сложности человеческих отношений.
Спасибо автору.
Отдельная благодарность Э.М. Рабиновичу за активную ссылку на замечательный фильм.
М.Ф.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-06-03 01:40:12 EDT
После подвига с "Подстрочником" понятно, что любая работа Олега Дормана будет встречена с жгучим интересом. Его фильм "Нота" сейчас легко доступен на You Tube:

http://www.youtube.com/watch?v=9hUj92_wXF0

Фильм великолепный и создан героическим усилием: интервьюируя умирающего музыканта, Дорман не имел даже времени для приглашения своего оператора и должен был снимать сам, устраивать свет и т.д. (В то же время из уважения к героине Дормана Лилиане Лунгиной мы предоставили второй шанс её сыну и после мерзкого "Острова" посмотрели его другой фильм "Ветка сирени" якобы о Рахманинове - мерзейшее упражнение, и никогда больше ни одного фильма Лунгина!)

Меня несколько удивило, что в фильме о Баршае, если я не пропустил, совсем не упоминается израильский период его жизни. То, что написал уважаемый Александр Избицер:

Само то, что Рудольф Борисович, оказавшись в Израиле, вынужден был словно начинать с нуля – как неожиданно, так и печально. Понять это трудно – ведь его столь высоко ставил Шостакович!

неверно, и уважаемый г-н Зайдель как раз и пишет о том, как хорошо приняли Баршая в стране, с пониманием, что приехал великий музыкант, и предоставили ему все возможности. Начинать с нуля было нужно только в одном смысле: заново набирать музыкантов, но это было бы в любой стране эмиграции. Но - как-то всё-таки у него с Израилем не получилось...

Есть один момент, который не обсуждается в фильме, и оба уважаемые музыанты на портале его не затронули, а мне было бы интересно объяснение. Малер оставил 10-ую симфонию в состоянии невозможности исполнения. Стало быть, любой, кто доведёт музыку до концертного зала, де-факто становится со-автором. Это сделал Дерик Кук, и Альма Малер одобрила и разрешила исполнение.

Версия Рудольфа Баршая делает его автором или со-автором другого произведения, не того, которое получило признание как 10-ая симфония Малера ДО работы Баршая, даже если версия Кука не выдерживает сравнения с версией Баршая. Как вы оба предполагаете будет продолжаться совместная жизнь двух версий? Кто исполнил версию Баршая и есть ли записи?

Ведь слущатель будет в непонимании, если будут существовать две разные 10-ые симфонии одного и того же Малера.


А. Избицер
- at 2012-06-02 22:37:19 EDT
Дорогой Наум Зайдель!
Спасибо за Ваш трогательный ответ – и очень познавательный для меня экскурс в историю флейтовой сонаты. Увы, я играл её множество раз, но исключительно со скрипачами – хотя к моему уху больше льнёт флейтовая версия.
Думается, по большому счёту, предмета спора между нами нет – Баршай создал свою версию «Мимолётностей», одну из нескольких возможных, и, убеждён, сделал это превосходно. Мысль же моя состояла в том, что рояль в одиночку способен играть «оркестрово» и, при этом, в зависимости от фантазии исполнителя, различными тембрами и «оркестрами». Мне, например, нравится оркестровка Равеля «Картинок», я прекрасно знаю, как действует на слушателя именно эта версия, но, тем не менее, оригинал для меня лично намного более заманчив.

Вернусь к Вашей статье. Так вышло, что немало ярких музыкальных впечатлений моей юности так или иначе, как стало мне ясно сейчас, связаны с Вашим именем. 60-70 гг. производили впечатление какого-то благотворного взрыва в концертной жизни страны – в том числе и главным образом, самим существованием и баршаевского оркестра, и «Мадригала». В те годы я не задумывался о том, что всё это стало возможным вопреки, а не благодаря. У меня, правда, было зыбкое подозрение, что эти явления - некие "белые ворОны", но тогда я не был знаком с «внутренней кухней» близко. Всё прояснилось гораздо позднее – и продолжает выявляться всё отчётливей, в т.ч., благодаря Вашим работам. Оценки многих явлений прошлой жизни неизбежно пересматриваются, но, в т.ч. - не оркестр Баршая, не "Мадригал".
В этой Вашей статье самым любопытным и захватывающим стало для меня столь робко, скромно высвеченная Вами тема Баршай – и Вы, Ваше мастерство. В подобных случаях невозможно сказать, кого из вас двоих это больше представляет. Это много говорит о Баршае, не ведомом мне прежде. Но и о Вас – близко работавшим с ним в Москве и протянувшем ему руку в его «минуту жизни трудную» в Израиле.

Само то, что Рудольф Борисович, оказавшись в Израиле, вынужден был словно начинать с нуля – как неожиданно, так и печально.
Понять это трудно – ведь его столь высоко ставил Шостакович! Ведь именно ему ДД доверил премьеру Четырнадцатой симфонии – и никому другому.
У меня к Вам вопрос - участвовали ли Вы в записи на пластинку 14-й Симфонии с Баршаем?

И в моём представлении Ваше сотрудничество и с Баршаем, и с Юдиной, и с Волконским – всё то, что складывается из фрагментов различных Ваших очерков в некую общую картину – наполняет меня радостью от простой мысли, что Вы живы и, хочу думать, здоровы, и что мы здесь можем общаться. «То флейта слышится, то будто фортепьяно». Ещё раз благодарю Вас.

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-05-31 15:10:19 EDT
Чудесная статья. К счастью, молоденьким парнем часто бывал в Дзинтари на концертах оркестра Рудольфа Баршая. Баршай и баршаевцы там бывали каждое лето.

В Израиле его толкади в сторону состязания с Зубином Мета, но, IMHO, он как художник был не для таких состязаний, а для вдумчивого творчества со своим оркестром.

Сделал для себя в Германии открытие: есть ещё один Рудольф. На сей раз австрийский пианист и дирижёр чешского промсхождения (?) Рудольф Бухбиндер (Rudolf Buchbinder), который в своё время работал в Саарбрюккене. Совершенно потрясающий гениальный пианист, особенно исполнитель фортепианных концертов Бетховена. Он играет на рояле и дирижирует как это делал и ещё делает Баренбойм. Только мне кажется, что Бухбиндер сильнее.

Наум Зайдель
- at 2012-05-31 09:26:25 EDT
Н. Зайдель - А. Избицеру

Многоуважаемый Александр Избицер.

Я был бесконечно рад прочитать Ваш отзыв. Не будучи знаком с Вами лично, я знаю, кто Вы и с кем имею дело.
Прежде, чем написать "провокационную фразу" - Пусть простят меня пианисты, «Мимолётности» мне нравятся больше в оркестровке и исполнении баршаевского оркестра – тончайшая нюансировка, богатство тембров, певучесть звука струнных инструментов, - чем фортепьянный оригинал, я переслушал "Мимолетности" - эти восхитительные миниатюры в исполнении Гилельса, Кисина, Гульда, Юдиной, - всех не перечесть. И самого С. Прокофьева.

Рояль - король всех музыкальных инструментов и я присоединяюсь к этому мнению. Пианисты восхищают меня. Я сравниваю пианистов с шахматистами - чемпионами мира, гроссмейстерами, кандидатами в мастера, мастерами, разрядниками и просто шахматистами, которые когда-то играли, сидя на лавочках на Тверском и Гоголевском бульваре. Совсем рядом с шахматным клубом и Московской консерваторией. Игра на рояле, как и игра в шахматы - сложная интеллектуальная игра.

Баршай наполнил фортепианные пьесы "Мимолетности" другим цветом, другим светом, обогатил характерными для струнных инструментов приемами игры, тем самым, дал им вторую жизнь - параллельную с оригиналом. Так же как М. Равель, который оркестровал фортепианные "Картинки с выставки" М. Мусоргского, завоевавшие признание и вошедшие в репертуар симфонических оркестров.
Прокофьев сам переделывал свои сочинения для других инструментов, составов. Далеко ходить не надо, приведу пример.
«Прокофьев написал флейтовую сонату, которую позже переделал в скрипичную, потому что флейтисты не торопились ее исполнять. Сейчас ее играют все скрипачи. Она считается Второй скрипичной сонатой, но в оригинале для флейты она несравненно лучше. Первое ее исполнение состоялось не в концерте, а на прослушивании сочинений Комитетом по присуждению премий в Бетховенском зале Большого театра. Мы играли ее с Харьковским. Она не прошла ни на какую премию. Потом мы не раз играли ее в концертах и всегда с неизменным успехом». (О Прокофьеве - Святослав Рихтер)
Рукопись Сонаты оказалась заграницей, и флейтисты на Западе могли наслаждаться новым творением всемирно известного композитора. В 1944 году состоялась ее премьера в Бостоне. Обычно флейтисты заимствуют пьесы из богатого скрипичного репертуара, но в данном случае случилось нечто противоположное, - 17 июля 1944 года Давид Ойстрах и Лев Оборин исполнили транскрипцию флейтовой сонаты для скрипки.
В наше время сонату играют все скрипачи и все флейтисты. Предполагаю, скрипачи скажут, соната лучше, когда ее играют на скрипке, а флейтисты будут утверждать, первоначальный замысел Прокофьева несравненно лучше. Кстати сказать, Рихтер никогда не играл флейтовую сонату со скрипачами - только с флейтистами.
На мой взгляд, Прокофьев простил бы меня, одобрил бы оркестровую версию "Мимолетностей" Р. Баршая, наслаждался бы его интерпретацией, яркими динамическими контрастами и палитрой всевозможных красок и оттенков. Спрашивается, стоит ли спорить о вкусах?

Бормашенко
Ариэль, Израиль - at 2012-05-28 18:27:49 EDT
Весь фильм о Баршае - чудо, но самое в нем чудесное - улыбка Баршая. Баршай не прижился в Израиле. Израиль не на 100% использовал коллосальный потенциал русской алии. Причина проста - страна маленькая, а интересы у истэблишмента есть, и они густопсовые. Кроме того США или Канада, как правило, предложат музыканту ли, физику ли экстра класса лучшие условия, страна, повторю, маленькая, сладких пряников не хватает. Но все-таки при умении работать локтями, истэблишмент удается подвинуть. Но работающего локтями Баршая представить себе невозможно.
Александр Избицер
- at 2012-05-27 21:27:02 EDT
Великолепно исполненный, бесценный очерк.
Спасибо автору, спасибо!

Об одном лишь позволю себе подискутировать.
«Пусть простят меня пианисты, «Мимолётности» мне нравятся больше в оркестровке и исполнении баршаевского оркестра – тончайшая нюансировка, богатство тембров, певучесть звука струнных инструментов, - чем фортепьянный оригинал».

Дорогой г-н Зайдель! Пианисты, хочется думать, Вас простят. Но вот простил бы Вас Прокофьев, знавший о немеряных возможностях рояльных перевоплощений и доверивший своему любимому инструменту передать и тончайшую нюансировку, и богатство тембров, и певучесть струн – в том я не убеждён.
В музыке, как и в литературе, «не всяко слово в строку пишется». И в том, что та же певучесть скрипок и виолончелей передаётся не прямо, а как бы иносказательно, «непевучим», но всё-таки поющим роялем – часто и прячется особо отваренная автором музыки морковь, т.е. «цимес».

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//