Номер 1(38) - январь 2013
Алла Цыбульская

Алла Цыбульская «Наш городок» Т. Уайлдера на сцене Бостонского

 драматического театра Хантингтон

В 1979 году эта пьеса американского драматурга Торнтона Уайлдера((1897-1975), лауреата двух Пулитцеровских премий о завершенности жизненного цикла, неизменно состоящего из рождения, детства, взросления и смерти, была поставлена в знаменитом ленинградском Большом драматическом театре под руководством Г.А. Товстоногова, приглашенным им польским режиссером Эрвином Аскером. Пьесу комментирует персонаж, именуемый помощником режиссера. В том спектакле его играл О.В.Басилашвили - красивый, благородный, ироничный, вглядывавшийся в разворачивающиеся события с сочувствием. Память о том спектакле, о вызванном им переживании, как выяснилось, подспудно жила в моем сознании. Парадокс: мне казалось, что носители языка, на котором написана пьеса, с их непременной любовью к фану не смогут передать ее глубину и драматизм, как когда-то сумели раскрыть их на ленинградской прославленной сцене русские актеры. Я отправилась на премьеру с некоторым недоверием. Скорее всего посмотреть спектакль меня подталкивал лишь профессиональный долг.

Оказалось, я была неправа.

Что правда, то правда, носители языка не выглядели так привлекательно, как артисты БДТ. Но они, похоже, были ближе к реальности, к тем человеческим типам и образам, каких мы - иммигранты из России встречаем в Америке. Если пьеса охватывает 1901, 1904 и 1913 годы, когда Первая мировая война еще вдали, то режиссер Дэвид Кромер сдвигает ее время к 40-м годам ХХ века, когда вблизи уже Вторая мировая война.

Но главное в раскрытии темы даже не в приближении во времени.

Режиссер-лауреат премии Обби выстроил спектакль, в соответствии с авторскими ремарками в пьесе - абсолютно безбытно, отказавшись от малейшей предметности, вещественности. Спектакль идет в филиале театра, в здании Calderwood Pavilion, в студийном камерном пространстве. Сцены нет. Действие разыгрывается на площадке, окруженной зрительскими рядами с трех сторон, и мест всего 250.

Четвёртая сторона справа закрыта черным занавесом и неприметна.

Две семьи, где мамы - домохозяйки, папы – труженики с интеллигентными профессиями и малым достатком, дети – школьники живут в маленьком городке Гроверс-Корнерс, в New England. Но все события точно также могли бы происходить и в большом городе. Просто в маленьком пространстве все события очевиднее.

На сцене властвует условность. На кухонных столах нет утвари, хозяйки, готовя еду, наливая воду, ставя тарелки на стол, перебирая фасоль, выполняют это, разыгрывая хорошие актерские этюды, в руках у них ничего нет. Но что-то приковывает к их действиям, во всем присутствует серьезность и ничем еще не объяснимое чувство печали... А помощника режиссера, именуемого менеджером сцены, играет сам режиссер-постановщик Дэвид Кромер. И нет в нем ничего от образа того привлекательного европейца, которого играл О.В. Басилашвили. Перед нами худощавый натруженный человек с интеллигентным лицом и похожий на загнанного работой сотрудника какого-нибудь warehouse. Он разбирается в произошедших обстоятельствах не со стороны, а изнутри того мирка, из которого все герои пьесы.

Действие поочередно происходит в интерьере двух домов, где в одном подрастает юноша Джордж Гиббс (Деррик Трамбли), в другом - девушка Эмили Уэбб (Тереза Плен). Интерьеры эти открыты без декораций. Когда молодые начинают испытывать любовь, и переговариваются из окон, режиссер ставит на кухонные столы каждого дома стулья, и молодые люди оказываются на возвышении... Так создается иллюзия... Сценический дизайн, осуществленный Стефаном Дубэй в единстве с режиссером, удивительно прост, но нужно воображение для такого обозначения места действия... И оно убедительно.

Освещение показывает то одну хозяйку, миссис Гиббс – (Мелинда Лопес) за столом справа, то другую, миссис Уэбб – (Стаси Фишер) за столом слева. Идет рутинное существование, детей нужно будить по утрам, чтобы они убегали в школу, мужья возвращаются с работы, размышляющие о своих проблемах... Доктор Гиббс изнурен каждодневными и еженощными вызовами к больным, редактор газеты мистер Уэбб сверх перегружен выпуском своего издания. И так изо дня в день. И нет ни у кого минуты задержаться взглядом на этих сменяющих друг друга днях, на окружающих, на самих себя... А ведь значимость уходящих исчезающих дней не в том, на что они ушли, так или иначе, весь труд съедает время, а в самих драгоценных мгновеньях жизни... Чтобы это осознать, чтобы ощутить поэтическую прелесть существования, озаряющую прозаические занятия, героям пьесы потребуется что-то пережить в дальнейшем.

Поразительно емко организовано пространство, в котором герои разговаривают, встречаются, расстаются. Середина зала становится центром, но наверху есть галерея, и там располагается группа репетирующих для церковного пения католической службы. Дирижер ими все время недоволен, он требует повторенья, другого начала, и вся идущая фоном сцена становится контрапунктом к происходящему внизу. Между тем... Пока взрослые были заняты своими проблемами, Джордж и Эмили подросли, закончили школу и не смогли расстаться. Так юное поколение оказалось ввергнуто в общий земной кругооборот. Волнение невесты перед свадьбой – явление понятное. Но Эмили волнуется как-то необычно, она готова даже отказаться от венчанья, если Джордж не подтвердит слова любви... Игра Терезы Плен волнует тонкостью нюансов, которые она передает взглядом, глазами, полными слез, расцветающей улыбкой счастья... Очень тонкая по передаче эмоций игра... Она проживает каждое мгновенье, каждую перемену в душевном состоянии... И кажется, у нее словно другая актерская школа... Нет-нет, ошибки быть не может. При прочтении программки обнаружилось, что актриса закончила в Бостоне совместную театральную школу МХАТа и Американского Репертуарного театра при Гарвардском Университете...

Чье лицо остается еще особенно в памяти от сцены венчанья? Ведь перед зрителем проходят чередой горожане, пришедшие на свадьбу... И все они отличаются какой-то характеристической чертой...

Более всего обращает на себя внимание прелестное красивое растроганное лицо миссис Гиббс - Мелинды Лопес. Актриса здесь предельно органична. Она предстает нарядной, одетой торжественно, как и подобает для церемонии, и облик ее отличается от обычного, домашнего... Но почему на ее лице сквозь радость ощутима тревога, печаль? Предчувствие?

В центре Эмили - Тереза Плен. Справа – миссис Гиббс - Мелинда Лопес.

Менеджер знает обо всем, что случится. И своей осведомленностью он подчас делится. Например, когда к мистеру Гиббсу прибегает Джо Кроуэл (Джэй Бен Марксон) – рассыльный, он рассказывает, что мальчик оказался талантливым, что на его обучение в Университете были выделены деньги, что он блестяще завершил образование, но погиб в начавшейся мировой войне... Напрасны были усилия....

Если менеджер знает все о персонажах пьесы, то они сами пребывают в неведении. Только предчувствие, как у миссис Гиббс может сжимать сердце...

Третий акт выглядит как второй. Только все горожане, присутствовавшие на свадьбе, собрались на похороны. Прошло десять лет. Молоденькая Эмили умерла родами. Действие происходит на кладбище.

И тут автор сталкивает два мира: живых и умерших. Только тот, для кого все кончено, может оценить счастье жить. Как хочется Эмили вернуться из-под земли к свету! <...> Ей - пребывающей за чертой бытия помощник режиссера дарует возможность один раз прожить заново какой-нибудь день ее жизни. Поколебавшись, она выбирает свой 12-й день рожденья.

Внезапно с правой стороны в глубине зала раздергивается неприметный прежде занавес, и на маленькой сцене предстает воспроизведенный в реалиях декораций весь “утраченный рай” домашнего мирка. И тут все вещественно, предметно. Кухня, окна, занавески, стол, плита, стулья... И все как бывало прежде. Как она это видела... Мама занята работой у плиты, стиркой... И Эмили – Тереза Плен одновременно и девочка 12-ти лет, какой она была в тот незабвенный день, и молодая женщина из царства мертвых, умоляет мать: ”Взгляни на меня!” Но маме некогда поднять голову от       работы. И она не знает, что лишает себя единственной и последней возможности увидеть дочь живой...

О чем пьеса? О кругообороте жизни, о детстве, взрослении и смерти... Пессимист или оптимист – автор? Судите сами. О чем спектакль? Пожалуй, о том же, о чем был и спектакль БДТ... О том, что под бременем житейских обязанностей и долга люди не замечают, как быстротечны, как безвозвратны, как неповторимы дни жизни... И о том, что на эту жизнь, когда она становится прошлым, мы смотрим совсем по-другому: с сожалением, с любовью, с горечью утраты...

На репетиции спектакля

Безо всякого пафоса, с вниманием к типическим черточкам в облике и поведении жителей американского маленького городка, оказался раскрыт глубочайший вселенский драматизм пьесы. И театр Хантингтон явственно послал свой месседж – нашему городку - Бостону. И Бостон услышал его. На спектакли проданы билеты, и срок его показа продлен.

***

Так совпало, что по телевидению недавно показывали очаровательный телефильм, снятый в 70-е годы: “Соломенная шляпка”. В нем снималась плеяда уникальных артистов, любимых, ослепительно талантливых. Если перечислить ряд имен, то сразу можно будет заметить, что большинства, увы, нет в живых: Андрей Миронов, Ефим Копелян, Зиновий Гердт, Людмила Гурченко, Михаил Козаков, Владислав Стржельчик... Играли они по сути водевиль, жанр, определенный К.С. Станиславским, как ситуация, “когда один персонаж лезет под стол, а другие его “оттуда тащат за ногу”. Но как феноменально смешно, очаровательно, непринужденно, с каким шармом эти выдающиеся актеры вели свою игру, пели, пародировали, импровизировали! И я смотрела на их незабвенные лица, слушала их великолепными модуляциями окрашенные голоса по-другому, чем когда они были живы. И их значимость становилась масштабнее. Они – украсившие мою жизнь своим даром, знакомые по спектаклям и фильмам с юности, ныне стали моей личной утратой, хранимой как драгоценные реликвии. Скорблю я и о безвременно ушедшем из жизни талантливом Андрее Толубееве - исполнителе роли Джорджа в спектакле БДТ.

Пьеса “Наш городок” по сути призывает внимание к жизни до того, когда ее прервет неизбежный холод смерти. И этим дает ответ на вопрос нами самими себе заданный: ”Автор пессимист или оптимист?” Наверное, в нем было и то, и другое.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 206




Convert this page - http://7iskusstv.com/2013/Nomer1/Cibulskaja1.php - to PDF file

Комментарии:

R. Berkman
Boston, MA, USA - at 2013-02-04 00:08:21 EDT
Спасибо автору за вдумчивую и подробную статью о спектакле.
Спектакль, действительно, доставил много волнительных минут.
Однако, чтение такой вот театральной критики всегда углубляет восприятие.
РБ

Инна Ослон
- at 2013-01-27 06:08:39 EDT
Пару лет назад "Наш городок" ставился одним из даласских театров, - и очень удачно. Эту странную, малодраматургическую пьесу постоянно хоронят - и опять к ней обращаются. Она оставляет щемящее чувство, в ней сказано о важном.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//