Номер 4(41) - апрель 2013
Игорь Ефимов

Игорь Ефимов О властвующих и подвластных

Политика, власть над людьми – такое грязное дело, что порядочные люди всегда стараются отшатнуться от него, оставить в руках прохвостов и негодяев. Но порядочно ли это?

*

Люди часто не столько любят, ненавидят, презирают или поклоняются, сколько пользуются кем-то, чтобы потешить свою душу любовью, ненавистью, презрением, поклонением. Потом, конечно, это может превратиться в привычку и даже очень сильную: любить хоккеистов и певцов, ненавидеть жидов и «чучмеков», поклоняться Сталину и Гитлеру, презирать иностранцев и умников.

*

Когда вы защищаете очень высокую идею, можно прибегнуть даже к не очень высоким методам – в этом вся прелесть.

*

Национализм упоителен ещё и тем, что даёт бесконечный простор себялюбию. Любить себя – бесценного – считается пошловатым. Но любить себя как немца, как русского, как японца – что может быть похвальней и увлекательней?

*

Американцы потому так плохо знают мировую историю, что Александр Македонский, Антоний, Томас Кентерберийский и Лев Троцкий сливаются для них в одно – на весь экран – лицо Ричарда Бартона; а император Марк Аврелий, король Карл Первый Стюарт и Гитлер – в лицо Алека Гинеса; а шведская королева Кристина, русская императрица Екатерина и Мата Хари – в лицо Греты Гарбо; и так далее, и так далее...

*

По истории видно, что, когда сталкиваются армии аристократических государств, то пленных офицеров после сражения приглашают к столу, а когда плебейских – ведут к стенке.

*

В рамках небольшого Мы – родового, племенного – эгоизм отдельной личности преодолевается полнее, самоотверженность имеет больше поощрения, готовность сражаться за своих – искреннее. Род создавал воинов самых отчаянных, поэтому моменты слияния отдельных родов в единое племя оказывались в истории взрывными, лежали у истоков самых гигантских по своим размахам нашествий – персидского, македонского, арабского, норманнского, монгольского. Численность народа-завоевателя во всех этих случаях была относительно ничтожной.

*

Мало кто признаёт, что в Америке была не одна гражданская война, а две. Вторая длилась с 1920 по 1933 год и в 1929 году привела к ужасному бедствию – к Великому кризису. Народ восстал против «сухого закона». Бутлегеры были вооружёнными отрядами восставших, и весь народ поддерживал их, платя миллиарды долларов за доставляемый ими самогон.

*

Бездна, отделявшая Юлия Цезаря от раба, несущего его носилки, гораздо меньше бездны, отделявшей Эйнштейна от его соседа по купе в спальном вагоне.

*

Древнеримский вопль «Хлеба и зрелищ» переводится на современный английский как «Welfare and baseball!» («Пособие и бейсбол!»).

*

Идеи действуют на толпу, как жар на воду: если идёт сверху, получается только кипящая плёнка на поверхности, если снизу – вода закипает всей массой.

*

Главный лозунг советской власти красовался не на стенах райкомов и крышах заводов, а под окошками старых трамваев и поездов. Он гласил: НЕ ВЫСОВЫВАЙСЯ!

*

Видеть страдания людей и не быть в силах помочь – с этим ещё можно ужиться. Но когда у нас пытаются впридачу отнять наших любимых виноватых – коммунистов или буржуев, или евреев, или чёрных, или адвокатов, или неверных, или Белый дом, или нехристей, или гомосексуалистов, или военно-промышленный комплекс, или Буша, или Обаму, или Путина с Медведевым – это уже просто какая-то нечеловеческая жестокость.

*

Автобус идёт ночью по горной дороге. Слева – пропасть, справа – каменная стена. Когда колёса приближаются к пропасти, пассажиры, сидящие слева, поднимают испуганный крик. Когда водитель поворачивает руль прочь от пропасти, сидящие справа объявляют его убийцей, задумавшим разбить их о каменный откос. Водителя меняют, но дорога продолжает извиваться, и всё начинается сначала. Такова простейшая модель политической борьбы в демократическом государстве.

*

«Виги и тори, республиканцы и демократы, ликуд и рабочая партия, и все их споры и разногласия – ведь всё это несерьёзно», – говорят коммунисты. И действительно: что серьёзного может быть в партии, которая, придя к власти, не уничтожает первым делом все прочие партии?

*

Пока политика не превратилась в труп, именуемый История, анализировать её законы так же трудно и опасно, как анатомировать живого человека.

*

Интересны попытки отречения от власти знаменитых тиранов и возвращение после народных просьб и воплей. Подобные спектакли устраивали Иван Грозный, Годунов, Насер, Кастро. Оказывается, и Сталин в 1922 и 1923 годах, как сообщает Авторханов, дважды просил освободить его от обязанностей генсека.

*

В годы холодной войны нелегко было лидерам Третьего мира выбирать между двумя возможными кормильцами – США и СССР. Шатнёшься на сторону Америки – она потребует демократических послаблений, и полетишь ты вверх тормашками вслед за никарагуанским Самосой, кубинским Батистой, иранским шахом, филиппинским Маркосом. Шатнёшься на сторону Советов – и кончишь там же, где индонезийские генералы, афганские коммунисты, гренадский Бишоп. Что оставалось бедным диктаторам? Надеяться только на себя и питаться собственными подданными. Что они, в большинстве своём, и делали.

*

«Что вы нас стращаете своим ГУЛАГом? – говорит русскому эмигранту западный поклонник коммунизма. – У нас даже лагеря будут совсем другие.»

*

Уже было замечено, что в знаменитой гоголевской тройке сидит никто иной как Чичиков. Печальный опыт 20-го века показал, что другие «народы и государства посторанивались» лишь для того, чтобы поглядеть, как эта русская птица-колесница в какой-то момент дьявольским наваждением превратится в тачанку и под пулемётный треск рухнет в пропасть.

*

Причина невероятных успехов коммунизма в 20-м веке кроется в том, что он объявил зависть – а её в мире полно! – самым похвальным чувством и назвал её «классовым чутьём». Миллионы завистников всех национальностей и вероисповеданий нашли лёгкий способ находить общий язык и объединяться в могучие шайки. Теперь эти шайки пожрали всё, что могли, коммунизм разваливается, но зависть, пригретая им, остаётся и не даёт прорасти ничему живому.

*

Русский царизм был свергнут не уличными беспорядками в Петрограде в феврале 1917 года, а десятью генералами – командующими фронтов. Николай Второй послал им в начале марта телеграммы, спрашивая совета, как ему поступить, и все они – за исключением воздержавшегося Колчака – ответили: ОТРЕКАЙТЕСЬ. (См. Отчёт следственной комиссии Временного правительства.) Об этом поворотном моменте не любят вспоминать ни коммунисты – умаляется роль революционных масс, ни их противники – рассеивается миф о горстке революционеров-заговорщиков, совративших с праведного пути матушку Рассею.

*

Народный способ оценивать власть в России очень прост: чем она сильнее, тем лучше. Любая мягкость, гуманность воспринимается как слабость, порча, вызывают презрение. «Что поделаешь – с нами иначе нельзя!..»

*

«История вынесет свой приговор!» Звучит почти так же утешительно и является таким же самообманом, как реплика «там разберутся!», бросаемая обывателем вслед «чёрной Марусе», увозящей очередную жертву в подвалы НКВД.

*

Сколько раз большевиков выручал «камуфляж ничтожности»! Они выглядели ничтожным меньшинством в эмиграции, поэтому никто всерьёз не обратил внимания на их возвращение в Россию после Февральской революции. Они выглядели ничтожными ещё летом 1917 года, поэтому Керенский вступил с ними в союз и вооружил против грозно надвигавшегося на Петроград Корнилова. Они выглядели разбитыми летом 1919 года, поэтому белые генералы, наступавшие на Москву, начали спорить о будущей власти и упустили победу из рук.

Поистине «поза ничтожности» должна изучаться в политике с тем же вниманием, с каким изучаются ядовитые змеи.

*

Наверное, и внутри растущего дерева идёт скрытая политическая борьба. Наверное, веточки, нацелившиеся на запад, обзывают тех, кто нацелился на восток, опасными безумцами, а северные листочки обзывают южных грязными предателями. В конце концов, образуется ровная крона.

*

Марксизм-ленинизм обмануть никого не может. К двадцати годам любой нормальный ум обнаруживает все его несложные хитрости. Но здесь-то и скрыта опасность. Ибо человек, одолевший в юном возрасте всевластную догму, как правило, переполняется гордостью и превращается в самоуверенного охламона, который воображает, что истина у него в кармане и дальше можно ничему не учиться.

*

Трагедия России – в просторах, в том, что самые свободолюбивые могли убежать в казаки. Народ из единого организма превращался в две касты, которые легко было стравливать друг с другом.

*

Из русского царства убегали в Литву и Польшу, из Испанской империи – в Голландию и Англию, из Восточной Германии бежали в Западную, из Китая – в Гонконг и на Формозу, из Вьетнама – куда глаза глядят. Наоборот, каким тяжким наказанием был остракизм в Афинах, изгнание – во Флоренции. Так сколько же можно спорить о свободе в государстве? Посмотрите, куда бегут люди, – и всё станет ясно.

*

Государственный переворот можно осуществить за одну ночь. Но учредить демократию на месте автократии – на это всегда уходит около ста лет. Примеры: Афины, Рим, Голландия, Англия, Франция.

*

Традиционная любовь русского интеллигента к народу – это, по сути, любовь к прекрасной невиноватости, гарантируемой рабством. В свободе же человек, как правило, омерзителен – ибо ответствен за каждый свой промах, за каждый проступок, за каждую слабость. Поэтому постановляем: считать отнятие свободы у народа актом благословенным, дарующим людям мгновенную и поголовную невиноватость, которая должна приветствоваться двадцатью артиллерийскими залпами.

*

Страшны уроки Истории, кровавы. Но Боже, как ленивы, как неисправимы, как непробиваемы ученики!..

*

Швецию даже социализм не в силах погубить, а Гаити даже капитализм не спасает. Видимо, есть на свете что-то поважнее экономики.

*

В разгаре борьбы с Великим кризисом 1929 года Франклин Рузвельт объявил страх главным врагом и поставил его вне закона. В 1990 году Горбачёву следовало бы объявить вне закона зависть. Но, похоже, ни у него, ни у последующих лидеров не хватило духу замахнуться на этого главного врага россиян.

*

«Если у меня всё будет по закону, – объясняют идолопоклонники правового государства, – мне ведь и совесть не нужна.»

*

Изобретать панацею для бед нашего бренного мира – упоительное занятие! Если даже больной откажется принимать её, у тебя останется блаженное право перестать его жалеть.

*

Правду убить нельзя. Надо сделать её силой, и тогда она умрёт сама собой.

*

Иногда собственная банальность начинает так мучить человека, что он принимается вслух доказывать, что Иван Грозный зря никого не убивал, что Сталин был глубокий мыслитель, что комендант Дахау больше всего на свете любил цветы, что Хрущёв был недооценённый политический гений и великий миротворец, что Мао-Цзедун с трудом отвлекался от поэзии для государственных дел, и так далее.

*

Доброта его не знала границ. Раздав всё своё имущество, он приступил к раздаче моего.

*

Давайте поговорим о непристойном. О том, чего порядочные люди в разговорах не касаются. О том, за что могут отказать от дома, захлопнуть дверь перед носом, порвать отношения.

Поговорим о язвах доброты.

*

Рассуждения о судьбах человечества интеллектуал начинает с того, что мысленно создаёт человека по образу и подобию своему. А потом приказывает созданию своему: «С Древа Познания будешь есть только яблоки Добра». И не понимает, что после такого приказа яблоки Зла наливаются для человека хмельным и манящим соком СВОБОДЫ.

*

***

– Никому никаких привилегий в начале жизненного пути! – вопят идолопоклонники равенства. – Честное спортивное состязание!

– Но куда же вы денете всех отстающих на дистанции? Куда денете врождённую привилегию избытка сил и таланта?

– О, очень просто, – отвечают русские, китайские, кубинские, камбоджийские коммунисты. – Мы будем автоматически, слой за слоем, уничтожать всех, кто приходит к финишу впереди других. Называться это будет либо раскулачивание, либо чистка, либо культурная революция.

 – Нет, а мы сделаем по-другому, – говорят американские, английские, французские, израильские либералы. – Мы будем на каждом кругу останавливать слишком быстрых и давать слабым убежать вперёд. Называться это будет либо affirmative action, либо equal opportunity employment, либо квиют.

*

***

В прошлом безоглядная любовь к народу ещё могла сочетаться с искренним состраданием. В веке 20-ом это всё больше – преклонение перед силой. Народ, как и покупатель, всегда прав.

*

Пока среди нас появляются Гитлеры, Сталины, Мао Цзедуны, Пол Поты, избави нас, Господи, от бессмертия.

*

Марксисты испытывают – и разжигают – не классовую ненависть к «эксплуататорам», а нутряную ненависть к свободному распорядительству как таковому. Именно поэтому российский хуторянин, кубинский парикмахер, камбоджийский доктор одинаково могут стать объектом террора, даже если у них нет ни одного нанятого работника.

*

В Америке стоит вам помянуть в разговоре недобрым словом сталинизм, и тотчас кто-нибудь из американцев скажет, что и у них были страшные годы маккартизма. Интересно – это просто отсутствие воображения? Или всё то же национальное тщеславие, которое не хочет уступить русским первенство даже в негодяйстве?

*

Одна из трудно переводимых русских идиом: «Ты у меня будешь в ногах валяться». Нам приходилось «валяться в ногах» у продавцов, вахтёров, официантов, медсестёр, таксистов, ремонтников, порой даже у собственных подчинённых. Уезжали в эмиграцию прежде всего те, кто валяться устал, а получать удовольствие от вида человека, валяющегося у тебя в ногах, так и не научился.

*

Ненависть – такой ходкий товар, что торговцы ею всегда найдутся. Исчезнут коммунисты и нацисты, на их место вылезут с дешёвой распродажей айятолы, фарраханы, жириновские, талибы. Гнать легко, а в голову шибает сильно, как самогон.

*

Силы зла не имеют в своих рядах солдат, обладающих даром членораздельной речи. Именно поэтому мы так мало знаем о них и так плохо понимаем их даже в тот момент, когда они честно пытаются промычать нам, за что они ведут нас на расстрел в этот раз: за неправильную веру? за неправильных родителей? за грустное выражение лица?

*

Духовные богатеи предчувствуют, что духовная беднота рано или поздно отыщет их и страшно отомстит за неравенство. Отсюда эта их вечная тяга укрыться: в монашескую бедность, в революционную эгалитарность, в либеральное равноправие.

*

Прагматический позитивизм свято верит в то, что человеку на этом свете ничего не надо, кроме благополучия. Именно позитивизм расчищает дорогу большевизму, нацизму, исламизму, ибо те, по крайней мере, содержат надличную идею – какую ни на есть. А без неё жизнь человеку не в радость.

*

Англия и Америка – какие всё же несчастные страны! В самые ответственные моменты истории ими управляли такие олухи, как Черчилль или Рузвельт. И не было рядом русского эмигранта с Молдаванки, Гражданки, Ордынки, Пряжки, Подола, чтобы подсказать им правильные политические решения.

*

***

Ваш народ жалуется на притеснения правителей?

Дайте ему свободу, которой наслаждаемся мы, и он успокоится.

Ваш ребёнок, которого не пустили гулять, плачет?

Налейте ему стакан водки, и он приободрится.

*

***

Почему люди обожествляют безжалостных владык? Да потому, что в глубине души они полагают главным свойством Бога – безжалостность.

*

Презирать без разбору людей простых и незаметных считается недостойным снобизмом. Зато презирать без разбору всех королей, министров и генералов – дело безотказно похвальное в интеллигентном кругу.

*

Сильный аргумент в защиту монархического способа правления: только оно могло бы удержать Гитлера в чине ефрейтора, а Сталина оставить в сапожниках.

*

Политические убеждения вырастают на одну сотую – из наших знаний, на пять сотых – из рассуждений, всё остальное – из страхов и упований. В демократическом государстве процесс взвешивания наших страхов и упований называется «выборы».

*

В императорском Риме богатые патроны раздавали государственное добро толпе своих клиентов, и те обеспечивали им победу на выборах. Точно так же и сегодня партии «счастливых растратчиков» вырезают жирные куски из государственного бюджета и швыряют их толпам иждивенцев, чтобы те голосовали за них.

*

В начале II века по рождеству Христову император Траян не разрешил своему наместнику в Вифинии, Плинию Младшему, учредить коллегию пожарников в провинциальном городе, уверяя его, что любые объединения рабочих приводят к беспорядкам.

В начале XX века рабочие добились права на создание своих ассоциаций – и что же? В России профсоюзами стали заправлять большевики, в Германии – коммунисты, в Италии – фашисты, в Америке – гангстеры. Хочется только спросить: откуда император Траян был такой умный?

*

Интеллигент с презрением относится к словам, мыслям и желаниям посредственности. Но при этом он страстно призывает к демократии, то есть к власти большинства, то есть к господству посредственности. А потом смотрит с презрением на избранников большинства и говорит: «Какая посредственность!».

*

Каины и Авели, Иаковы и Исаавы рассыпаны в каждом народе примерно поровну. Но лицо народа будет определяться тем, кому из братьев сегодня удалось отвоевать первородство.

*

Корабль попадает в бурю. Команда, стиснув зубы, послушно выполняет приказы опытного капитана, смело сражается со стихией. Но когда корабль достигает безопасной бухты, капитана выбрасывают за борт. Такова судьба Аристида – победителя в битве при Марафоне, Черчилля – победителя во Второй мировой войне, Буша-старшего и Маргарет Тэтчер – победителей в Холодной войне с коммунизмом.

*

Представим себе человека, главного наслаждение которого – внушать поклонение и страх. Любое проявление бесстрашия будет восприниматься им как личное оскорбление. Так и погибали все смельчаки в окружении Нерона, Домициана, Генриха Восьмого, Ивана Четвёртого, Людовика Четырнадцатого, Иосифа Первого.

*

Коммунизм в России оказался таким недолговечным потому, что дал умереть питавшему его идеализму. Все коммунисты-идеалисты были расстреляны в первые два десятилетия и больше в партию не принимались. Так и не осталось ни одного коммуниста, который всерьёз был бы озабочен вопросом: «А что будет с партией и страной после моей смерти?». Поэтому-то советская власть продержалась столько лет, сколько отпущено на Земле среднему человеку, – 74 года. Ровно столько, сколько прожил лично товарищ Сталин.

*

В 1830 годы два отпрыска французской аристократии отправились смотреть, как живут другие народы: маркиз де Кюстин – на восток, в Российскую империю, Алексис де Токвиль – на запад, в Американскую республику. Увидели совершенно разную жизнь, но оба вернулись домой убеждёнными антимонархистами.

*

В середине 1920-х Сталин вводит в Политбюро новых членов, среди которых были: латыш Рудзутак, грузин Орджоникидзе, еврей Каганович, армянин Микоян. Видимо, будущему «светочу лингвистики» надоело быть единственным членом Политбюро, говорившим по-русски с тяжёлым акцентом.

*

Русский интеллигент мог делать, что угодно и при этом сохранять самоуважение, если только он не отказывался от своей главной обязанности – презирать правителей. В результате ему вот уже 200 лет приходится жить под презираемыми правителями, которые делают с ним что угодно и в уважении отказывают.

*

Философ Иван Ильин знал уже, что в ХХ веке среди образованных людей не принято объяснять мировое зло кознями дьявола или жидо-масонским заговором. Но он не растерялся и придумал новое таинственное чудище, которому дал название: «международная закулиса».

*

Социализм – любимая глупость умных людей. Исчезнет, когда останутся одни дураки.

*

Вглядываясь в страшные войны 20-го века, здравый смысл пытается найти им разумные объяснения. Он переберёт тысячу вариантов, но никогда не примет того – единственно правильного, – что война идёт именно против него – против здравого смысла.

*

Студенты Оксфорда и Кембриджа в середине 1930-х годов создавали антипатриотические группы и торжественно клялись никогда не воевать за свою страну. Впоследствии большинство их геройски погибло в битвах за Англию на суше, на воде и в воздухе. Но кто знает: если бы они не поднимали антивоенную шумиху, решился бы Гитлер напасть на Великобританию?

*

Маркс изучал капитализм на судьбе своего друга Энгельса. С одной стороны, он видел, что его друг почти не занимается текстильной фабрикой своего отца, и решил, что все капиталисты ничем не занимаются. Отсюда родилась идея эксплуатации. С другой стороны, у фабрики были постоянные трудности со сбытом продукции, и Маркс – из сострадания к другу – возненавидел конкурентов и конкуренцию. Отсюда – плановое социалистическое хозяйство и вечный дефицит, при котором даже самые паршивые ткани должны идти нарасхват.

*

***

«Он ХОЧЕТ – значит, может при случае отнять у меня, – думает социалистический человек про своего ближнего. – Вот сволочь какая!»

 «Он ХОЧЕТ – значит, я смогу продать ему то, что он хочет, – думает западный. – Ох, только бы не прошёл мимо!»

И тем, и другим движет корысть. Но какая разница в отношении к ближнему!

*

***

Борьба трудящихся против потребляющих в советской России приближалась к решительной победе. Оставался сущий пустяк – создать новый тип трудящегося, который сам бы уже ничего не потреблял.

*

Конституция любого коммунистического государства должна честно включать в себя следующую статью: «Считать священным правом каждого гражданина производить никому не нужные или никуда не годные вещи, получать за это зарплату и гордиться своим трудом».

*

Современная экономика состоит из двух важнейших вещей – производства продукта и его распределения. В соответствии с этим, в каждой демократической стране образуются две главные политические партии: одна обещает избирателям улучшить производство (республиканцы в США, консерваторы в Англии, ликуд в Израиле), другая – распределение (демократы, лейбористы, социалисты). Но нет ещё партий, обещающих увеличить удовольствие от потребления произведённого продукта. Хотя дело это – самое насущное.

*

Главное занятие интеллигента – различать правильное от неправильного, хорошее от дурного, высокое от низкого. Но не дай Бог ему попытаться ещё отличать выполнимое от неосуществимого. О, тогда его вышвырнут из этого высокого сословия вниз – к торгующим, строящим, сеющим.

*

***

Написанное слово одолевает пространство и время. Выкрикнутое звучит только здесь и сейчас.

Разбойники обычно плохо владеют письменным словом, поэтому им приходилось действовать небольшими шайками, в которых каждый мог слышать клич атамана. Только изобретение телеграфа, радио и телефона позволило политическим атаманам в 20-м веке собирать такие огромные шайки, какие были у Гитлера, Муссолини, Сталина, Мао Цзедуна, Кастро, Пол Пота. Думается, если бы у неграмотного Пугачёва был десяток радиопередатчиков, он разбил бы и Михельсона, и Суворова.

*

***

Одна из популярнейших формул в наши дни: «Добро против зла – это интеллектуалы против политиканов». Доказать невозможно, но очень помогает получить тёплое местечко в американском университете».

*

«У нас незаменимых нет!» – вопили репродукторы сталинской эпохи. И, Боже мой, как сладко это было слышать всем заменимым.

*

 Из семян старой ненависти исламисты увлечённо выращивают новую и называют это «восстановлением исторической справедливости».

*

Получить при жизни освобождение от страха смерти – вот высший знак милости Господней. Потому-то и пойдут на смерть тысячи будущих камикадзе и террористов-самоубийц: чтобы притвориться избранниками.

*

Трижды упоминаются в Библии эпизоды избиения младенцев: Исход, 1:22; Исход, 20:29; Матфей, 2:16. Не может ли оказаться, что подобная варварская мера контроля рождаемости действительно применялась в древних царствах?

*

Всякая власть от Бога – чтобы сдерживать зверя в человеке. Но, к сожалению, дело это настолько тяжёлое, что власть и сама довольно часто впадает в озверение.

*

Бандит Родни Кинг подавал в суд на город Лос-Анджелес, требуя девять миллионов долларов за причинённые ему страдания. Президенту Клинтону разные дамы грозили судебным преследованием за доставленное им удовольствие. Как видим, лозунг «Кто был ничем, тот станет всем» осуществим и в Америке.

*

Власть КГБ в России держалась на наших искусно раздуваемых страхах. На том же самом держится и власть адвокатов и страховальщиков в сегодняшней Америке. Поэтому и отношение к ним нужно строить по формуле Солженицына: «Не верь. Не бойся. Не проси».

*

***

В посткоммунистической России возник очаровательный оксюморон: «Вы против кого дружите?».

Поистине: «Враждую – значит существую».

*

***

Монарх не может не думать о судьбе династии, аристократ – о судьбе своего рода. Это и создаёт Гамлетовскую «связь времён». В демократическом же обществе политик обязан в первую очередь заботиться о благоденствии своих современников, большинству которых плевать и на предков, и на потомков. Именно поэтому демократия – самая недолговечная форма правления; не дольше 250 лет.

*

Люди, ничего не производящие собственными руками, подсознательно убеждены, что разбогатеть можно только путём грабежа: беззаконного или узаконенного – эксплуатации. Именно поэтому большинство интеллектуалов – явные или скрытые марксисты.

*

 Современный российский бизнесмен – это всегда помесь гоголевской Коробочки с Соловьём-Разбойником: цен на рынке не знает, поэтому готов торговаться до бесконечности, а при случае и хватить заезжего купца кистенём.

*

Человеку, который берёт в долг и потом «забывает» отдавать, мы, в конце концов, не одолжим ни доллара, ни даже рубля. Но американскому казначейству, чей долг растёт каждый год, мы исправно платим налоги.

*

***

В начале 1990 годов молодые русские анти-марксисты затеяли заменить социализм капитализмом за 500 дней. Но, сами того не замечая, они продолжали исповедовать главный марксистский догмат: капитализм основан на жадности. «А уж этого-то товара – жадности – у нас хоть отбавляй», – думали они.

Когда им говорили, что, на самом деле, капитализм основан на уважении к личности и собственности, которое надо долго-долго выращивать, они объявляли такие разговоры «враждебной классовой пропагандой».

*

***

В так называемой «справедливой» игре на рынке цен и талантов всегда будет один победитель и десятки проигравших. Но этот будущий победитель с неподражаемым упорством требует, чтобы будущие проигравшие признали безнадёжные для них правила игры – наилучшими.

*

***

Свирепый завоеватель грабил покоряемые народы – но у тех была хотя бы возможность защищаться.

Проскрипциями, кострами аутодафе, «хрустальными ночами», раскулачиванием грабили собственных подданных – но у тех была хотя бы возможность убежать.

Хитроумными играми с налогами и дефицитом американцы научились грабить собственных неродившихся внуков – и тем уже деваться некуда.

*

***

Самое отвратительное в русской истории XX века – казни без вины.

В американской – вина без наказания.

*

***

Защищать сильного от слабого – как-то глупо и неблагородно. Не потому ли не слышно больше голосов, призывающих защищать общество от лентяя и воришки?

*

Демократия – это прежде всего терпимость к любой вере и к любому неверию. Кроме неверия в демократию, конечно.

*

Американские поселенцы, продвигаясь на Запад, охраняли мир и порядок в своих городках с оружием в руках, не прибегая к услугам адвокатов. За это обиженные адвокаты обозвали их «Диким Западом».

*

Отбор присяжных в Америке поначалу был учреждён, чтобы исключить возможную несправедливость по отношению к подсудимому. Нынче он нацелен лишь на то, чтобы не допустить в жюри людей, способных мыслить самостоятельно. То есть превратился в гарантированную несправедливость по отношению к обществу.

*

С точки зрения робеспьеров, главное – чтобы нож гильотины был хорошо продезинфицирован.

*

Русский борец с коммунизмом в веке 20-ом так сцепился со своим противником, что стал слепком с него.

*

Столыпин пытался сделать то же, что и братья Гракхи в Древнем Риме: защитить фермера-труженика. И заплатил за это ту же цену.

*

«Мене, текел, фарес» в переводе на русский означает: «Владыкой мира будет труд».

*

Розанов тонко заметил, что «цивилизации гибнут от извращения» основных добродетелей, «на которых всё тесто взошло... В Греции это был ум, в Риме – воля...» Продолжая этот ряд, можно предсказать, что Американская цивилизация погибнет от беспредельной «погони за счастьем» (pursuit of happiness).

*

После Второй мировой войны оккупационные американские власти в Германии, Италии, Японии сыграли роль гипсовой повязки, бинта, под которым это народы смогли залечить свои раны. Но наложение повязок помогает заживлению лишь здоровых клеток. Против проказы бескультурья, рака лени, гангрены вороватости оно не поможет. Отсюда – неудачи в Гаити, Косово, Афганистане, Ираке.

*

Историю творят хозяева вещей и хозяева людей, а описывают хозяева знаний. Но хозяева знаний не умеют измерять усилия, необходимые для создания вещей, для управления людьми. Именно поэтому история навсегда останется собранием сведений – не наукой.

*

***

В веке XII-XIII люди рвались совершить подвиг за веру, и это обернулось крестовыми походами.

В веке XIV личная преданность стала цениться превыше всего, и это обернулось столетием феодальных междоусобиц.

В XV страх греха породил торговлю индульгенциями и инквизицию.

В XVI хотели спасти население от мора и засухи, поэтому стали сжигать ведьм и колдунов тысячами.

В XVII чистота веры была поставлена превыше всего, поэтому иноверцев можно было убивать без счёта.

В XVIII восхваление разума закончилось Робеспьером и Наполеоном.

В XIX восхваление наук обернулось созданием динамита, пулемёта, газов.

И всё же ничто не принесло такого количества крови и страданий, как безудержный культ демократии в веке XX, проложивший дорогу к власти Сталину, Гитлеру, Муссолини, Мао Цзэдуну, Кастро, Иди Амину, Аятолле Хомейни и прочим.

*

***

История России в XX веке – это история изгнания варягов.

*

Если Грибоедов обращался с персами в Тегеране так же, как Чацкий с русскими – в Москве, конец их терпению должен был придти очень скоро.

*

Телевизионные зрелища ежедневно выплёскивают на экраны поздней Американской империи столько человеческой и звериной крови, сколько не смогли бы пролить все гладиаторы Древнего Рима.

*

Бетховен и Вагнер в XIX веке написали для немцев столько воинственной музыки, что тем просто ничего не оставалось, как начать две мировые войны в веке двадцатом.

*

В борьбе за независимость – религиозную, национальную, политическую, финансовую, индивидуальную – люди часто готовы отдать все свои силы. Но независимость порой кажется бесценным благом и для людей, у которых нет сил бороться за неё. Такие люди отказываются от борьбы, но не отказываются от независимости. Называются они бродяги, юродивые, бездомные.

*

Когда мы отыщем, наконец, универсальные принципы добра и правды, все у нас будут слушаться и ходить по струнке. «В лагере имени Платона Жан-Жаковича Толстого шаг вправо, шаг влево считается побегом! Морально интеллектуальный конвой открывает огонь без предупреждения!»

*

Любая духовность ненавистна деспотизму прежде всего за то, что за её границей пули конвоя уже не могут повредить беглецу.

*

Анализ великих исторических баталий, по большей части, находится в руках людей, которые мухи не способны обидеть. Какой правды, какой глубины анализа мы можем ожидать от них?

*

Интеллектуал ненавидит врождённое неравенство людей за то, что оно мешает ему обобщать и наставлять. Хам – за то, что оно мешает ему возноситься над ближним и подавлять. Когда интеллектуал сливается в этой ненависти с хамом, на сцену истории является инквизиция, якобинство, большевизм.

*

Десятилетиями западные леваки старались не замечать кровавых безумств, творимых коммунистами во всём мире. Но это не потому, что они верили в лозунг «Владыкой мира будет труд». Другой лозунг был для них в сто раз важнее, и его-то они и защищали в яростном самоослеплении: «Всё существующее разумно». И если допустить, что коммунизм неразумен, то пришлось бы расстаться с утешительной Гегелевской формулой.

*

Если когда-то были свирепые войны между католиками и протестантами, почему так трудно допустить, что мы доживём до войн между фрейдистами и кантианцами? В конце концов, наша картина мира – это единственное, за что стоит убивать и быть убитым.

*

Большевизм есть самоуверенность логического ума, доведённая до абсурда. Абсурд состоит в том, что, дойдя до своих естественных – Кантом описанных – границ, логический ум не видит для себя иного выхода, кроме как убивать тех, кто ему на эти границы указывает, тех, кто умеет нелогично пересекать их: художников, поэтов, священников, философов.

*

Когда американцы слышат споры своих политиков, они – часто не вникая даже в суть – успокаиваются: спорят – значит управляют. Когда русские слышат споры своих, они впадают в тревогу: политики спорят – значит, пора их менять.

*

В старину русские князья ездили за советом к волхвам и отшельникам в их бедные жилища. В ХХ веке Сталин звонил по телефону волхву Пастернаку в его бедную коммуналку. Но советами мудрецов в России пренебрегали на протяжении всей её истории.

*

Разумные и озверелые вечно противостоят друг другу. Но в те моменты истории, когда озверелые одолевают, разумные пускают в ход все силы своего ума, чтобы объяснить их победу разумными причинами.

*

***

Тяжела Господня наука.

20 миллионов погибло от чумы в Европе 14-го века. И только 500 лет спустя люди перестали бороться с этим бедствием при помощи сжигания ведьм и разрешили своим высоковольтным отыскать и обезвредить невидимую простым глазом чумную бациллу.

20 миллионов погибло в Сталинском терроре, столько же – в китайском и прочих. И сколько веков должно пройти, прежде чем люди поймут, что причина этих катастроф – невидимая бацилла ненависти низковольтного к высоковольтному.

*

***

В Советской России за смелое слово можно было попасть в тюрьму. В Америке за смелое слово вы можете лишиться работы и друзей. Утешительный момент состоит в том, что смелое слово всегда и всюду стоит недёшево.

*

Уже девятый десяток лет по бескрайним российским просторам слоняется одинокая, никому не нужная старая дева – Справедливость.

*

Нарушение тишины в зале во время концерта или молитвы запрещается и наказывается удалением. В Советской России удалением наказывали за нарушение страха.

*

Казалось бы, индустриализация должна была внести в мир океан доброты. Ведь теперь каждый производил полезные вещи не для себя – только для другого. И какой хитрый змей подсунул нам пугающее и отталкивающее имя для этого другого: «эксплуататор»?

***

Диссиденты и коммунисты говорили на разных языках. Но у коммунистов подрастали дети. И этим детям всё больше нравился язык, книги, фильмы, песни, картины, статьи, стихи диссидентов. А язык отцов – всё меньше. И в какой-то момент всесильный коммунизм рухнул без единого выстрела. Просто потому, что подросшие дети не хотели поддерживать его, а постаревшие отцы не смогли пойти против своих детей.

В этом же причина того, что, покуда католическая церковь соблюдает правило безбрачия для священников и монахов, она простоит века. Ей не грозит конфликт отцов и детей – ведь она состоит из одних бездетных.

*

***

Любая власть нуждается в воинах. Но какое главное свойство воина? Он должен презирать смерть. А кто опаснее всего для власти? Человек, презирающий смерть.

Вот тут и крутись.

*

***

Если мы говорим «вера превыше всего», мы кончим под властью инквизиторов.

Если над всем поставить «равенство» – под властью якобинцев или большевиков.

Если «силу» – под властью нацистов.

Если «закон» – под властью адвокатов.

Но если превыше всего поставить «совесть», мы окажемся во власти хаоса, ибо совесть у каждого своя.

*

***

Гаррисон Солсбери сообщает, что Гитлер отдал тайный приказ: захватив Ленинград, подвергнуть его полному разрушению. Сталин тоже ненавидел «Петра творенье» как-то по-особому, запускал туда свою кровавую метлу чаще, чем в другие города. Видимо, всевластный хам чувствует в Санкт-Петербурге что-то глубоко враждебное ему, изначально антихамское.

*

Глядя на разгул преступности в современной России, рационалисты-уравнители подсовывают нам утешительное сравнение с американским «Диким Западом». Не видят, остолопы, что там люди брались за оружие, чтобы защищать свою собственность, а в России – чтобы отнимать чужую.

*

Русский шовинист всегда может заявить, что в самых жестоких российских тиранах кровь текла не русская: Иван Грозный был внуком гречанки и литовца, у Николая Первого отец был немцем и по отцу, и по матери, о Сталине и говорить нечего.

*

В течение двух веков – XVIII и XIX – Германия и Австрия выращивали и экспортировали государей и государынь для всех европейских тронов. Видимо, немецкое чувство ответственности казалось непревзойдённым.

***

«Оставь заложником сына своего – тогда поверю тебе и отпущу в поход», – говаривали в старину азиатские деспоты своим верным слугам.

Азиат Сталин вовсю использовал этот приём. Полина Жемчужина, сидя в лагере, гарантировала послушность своего мужа Молотова, Пунин и Лев Гумилёв были заложниками за Ахматову, Ариадна Эфрон – за Цветаеву, Ивинская – за Пастернака, Лина Кодина – за Сергея Прокофьева, Генриэтта Левитина-Домбровская – за Шостаковича, и т.д.

*

***

Взрывы социальных революций, прокатившиеся по миру после Первой мировой войны, показали хозяевам вещей, что с ними сделают сердитые массы, если они не научатся обуздывать свою жадность и выделять какие-то средства на социальные нужды. Смогли бы они смириться со всеми послевоенными реформами в демократических странах без этого жестокого урока? Не думаю.

*

В вечном противоборстве между купцом и разбойником русский интеллигент навсегда останется стихийным ленинцем и будет защищать разбойника от купца словом и песней.

*

Верховная власть в государстве есть судья со свистком, постоянно разводящий на ринге общественной жизни управляющих и управляемых. И в тех, и в других постепенно нарастает раздражение против такого ущемления их свободы, желание врезать не друг другу, а судье. Когда это желание побеждает одновременно в обоих бойцах, в стране вспыхивает революция.

*

***

Главным стимулом для великих российских реформ 1861 года явились французские и английские броненосцы, потопившие деревянные корабли российского флота в Чёрном море (1854).

Главным стимулом для реформ 1991-го явились американские и израильские истребители, сбивавшие русские МИГи, как уток, в небе над Ливаном (1982), расстреливавшие российские танки, как спичечные коробки в Ираке (1991).

А вы говорите – разоружаться! Какой же тогда останется стимул для российских реформ?

*

Лучший способ упрочения власти – показать нам врага, от которого защищают нас наши мудрые правители. Враг должен обладать тремя свойствами: тайным могуществом, неуловимостью, но и беззащитностью перед «правильным» подавлением. В Средневековой Европе это были еретики, в Гитлеровской Германии – евреи, в Сталинской России – шпионы. Интересно, что еретиков перестали сжигать, когда они утратили неуловимость и беззащитность, а победили в десятках протестантских государств. Бедным католикам пришлось переключиться на сжигание ведьм.

*

Во всех американских университетах читают курсы по политическим наукам – political science. Но ни одного из студентов никогда не познакомят с политической азбукой: что главнейшая задача любого правительства – охранять не абстрактные «права человека», а прежде всего конкретную и единственную жизнь подданных – от внешних врагов и друг от друга.

*

Историю изучают и анализируют люди умные и достойные, а творят – злые и кровожадные. Именно поэтому внутренние законы истории до сих пор остаются нераскрытой тайной.

*

Ещё одна интерпретация Сталинской эпохи: четыре кавказца – Джугашвили, Орджоникидзе, Берия и Микоян – задавили и разорили русских крестьян, чтобы открыть российские рынки кавказским яблокам, грушам, цветам, винограду.

*

Америка пыталась насадить свой символ веры – демократию – во Вьетнаме. СССР насаждал свой – коммунистический – в Афганистане. Обоих вышибли с треском. Но Россия, по крайней мере, извлекла урок. Америка же, похоже, будет продолжать свои крестовые походы ради насаждения демократии не считаясь ни с чем.

*

Чечня терпела гнёт Советов – он был ей понятен: право сильного. Восстала она против Российской демократии. Государственный правопорядок, не освящённый верой, – вот, что им ненавистно.

*

Главная трудность в подъёме народа на следующую ступень цивилизации – религиозный скачок. Кочевник должен был отказаться от главных религиозных функций – богослужения, родовой мести, отдать высокое дело суда и возмездия безликому государству. Земледелец должен был заплатить отделением церкви от государства. Но как можно служить государству, в котором не осталось ничего священного?

*

«Косовизация» Европы.

*

Вовлечь человека в преступление – важнейший и безотказный приём расширения, укрепления своей шайки. Агитация большевиков летом 1917 года за мир, за братания на фронте, за дезертирство к этому и стремилась. Потом миллионы дезертиров пошли в Красную армию, чтобы не допустить возврата республиканского правительства, которое могло бы отдать их под суд.

*

Есть только один способ покончить с мировым финансовым кризисом: возродить во всех странах Диккенсовскую долговую тюрьму.

*

Вся политическая борьба есть просто состязание страхов. Споря о политике, мы пытаемся заразить друзей своими страхами, а они нас – своими.

*

Интересный экономический аспект Второй мировой войны: страны, не имевшие нефти, – Германия, Италия, Япония, напали на страны её имевшие – Англию, Россию, Америку.

*

Жена поэта Шелли уговаривала Байрона не ездить в Грецию, не помогать греческим повстанцам против турок. «Захватив турецкий город, – говорила она ему, – они перебили 3000 мирных жителей, вспарывали животы беременных женщин, отрубали головы младенцам». Но Байрон твердил своё: «We gotta do something» («Мы должны что-то сделать»). Такое же «готта ду самфинг», видимо, двигало Клинтоном и Блэром, когда они приказали бомбить Югославию в 1998 году, чтобы помочь «угнетённым» косоварам, Камероном и Саркози, когда они приказали бомбить Ливию в 2011.

*

Зависть есть вовсе не проклятье рода человеческого, а дар Господень, главный импульс движения цивилизации и прогресса. Крестьянин должен был позавидовать тёплому и светлому дому сеньора, толпе слуг и поваров, конюшням с колясками, чтобы могли появиться на свет современные дома с водопроводом и отоплением, электричеством и канализацией, автоматическими стиралками и посудомойками, с холодильником на кухне и автомобилем в гараже.

*

***

При переходе в земледельческую эру человек – кочевник – утрачивал свободу перемещений в пространстве.

При переходе в индустриальную – свободу перемещений во времени: часы на запястье становились тикающими кандалами.

Ну, а что мы утратим при переходе в эру электронную? Скорее всего – свободу от вторжения посторонних в наш дом. Стены нашего жилища станут прозрачными для всей электроники, каждое наше движение, каждое слово могут быть подсмотрены, подслушаны, выставлены на суд и обозрение.

*

***

Толстой призывал Александра Третьего не казнить убийц его отца, Бертран Рассел уговаривал англичан не воевать с кайзером, Ганди призывал евреев не противиться Гитлеру, английские интеллектуалы уговаривают израильтян сдаться на милость арабов. И слёзы умиления на самих себя льются по щекам добрых непротивленцев.

*

Коммунистическая партия, действительно, была могучей объединяющей силой: объединяла нас всех – таких непохожих – в дружбе против себя.

*

Ещё одно безумие Гитлера: он запрещал использовать труд немецких женщин на заводах, воображал, что любую работу смогут сделать завезённые рабы. Именно трудолюбивые англичанки и американки дали возможность своим мужчинам пойти на фронт и разгромить его.

*

Кровь в нашем теле «знает», что она должна устремляться к пораненному месту. Ах, если бы мы научились посылать ей сигналы, что иногда этого не нужно делать, а то тело погибнет от внутреннего кровоизлияния! Не так ли и политики продолжают слепо отстаивать интересы своей партии, не видя, что это грозит государству параличом? (Польша в 18-м веке, Веймарская республика в 1920-е, Америка в 2010-е.)

*

Мы будем защищать права человека, независимо от того, хочет он этого или  нет. Мы жизни не пожалеем на это благородное дело! Своей жизни! А уж его жизни – тем более. Пусть хотя бы умрёт в ореоле своих прав!

*

До сих пор в России и Польше не могут забыть «предательства» Рузвельта и Черчилля в Ялте в 1945 году. Смысл горячих обвинений можно было бы сформулировать одной строчкой: «Пожалели отдать лишний миллион своих солдат за нас! Вот сволочи!».

*

Как ни ужасна война, она всё же остаётся последним спасением и защитой от рабства. Только нужда в хороших солдатах способна удержать всесильного правителя от того, чтобы превратить своих подданных поголовно в рабов.

*

Технология сталинского террора, прятавшая слово «расстрел» за словами «без права переписки», гарантировала утроенную послушность оставшихся на свободе родственников. Они дрожали не только за себя, но и за близких, воображая их живыми. Загробное царство заложников. Сталин мог даже мёртвых заставить служить себе.

*

Пытками вымогать у невинных признание своей виновности – верный знак того, что к власти пришли низковольтные. Примеры: инквизиция, большевики, хунвейбины. В этом плане французская революция стоит особняком: там террор разыгрался ещё на стадии борьбы высоковольтных друг с другом. А этим нет нужды пытками подавлять более высокую волю – они и так твёрдо уверены в своём праве отрубать все неправильные головы.

*

На Страшном суде адвокаты императора Николая Первого должны напомнить судьям некоторые смягчающие обстоятельства его судьбы. Всё же у их подзащитного заговорщики убили и отца, и деда, у него самого в день вступления на престол 14 декабря 1825 года жизнь висела на волоске, а где-то в будущем маячили окровавленные тени сына и правнука.

*

***

Воин говорит труженику: «Ты должен платить мне и содержать меня, потому что я защищаю тебя от врагов, готовых нагрянуть через наши границы».

Хозяин знаний говорит труженику: «Ты должен кормить и лелеять меня, потому что я защищаю тебя от вторжения Неведомого».

Отсюда ясно, что борьба между почитателями икон и иконоборцами, между католиками и православными, между троцкистами и сталинистами – это всё гигантские разборки между шайками рэкетиров за возможность сидеть на шее у труженика.

*

***

Патологическая ненависть Сталина к чувству собственного достоинства особенно ярко проявилась в преследованиях, обрушенных им на офицерское сословие. Почти все военачальники, уничтоженные в 1937, –  бывшие офицеры; ошельмованный Зощенко – офицер; Ахматова – вдова офицера. Но апофеоз – бессмысленное уничтожение пятнадцати тысяч пленных польских офицеров в 1940 году.

*

Казнь доктора Антуана Голленбергера в Москве в 1483 году, затем доктора Леона в 1490 году – похоже, Сталин, состряпав «дело врачей», просто следовал почётной российской традиции.

*

***

Мусульмане убивают редакторов и режиссёров, покусившихся на священный образ пророка Мухаммеда.

Противники абортов убивают докторов, покусившихся на святыню жизни.

Сторонники демократии бомбят народы, запаздывающие с демократическими реформами.

Интересно, доживём ли мы до момента, когда противники смертной казни начнут стрелять по судьям, выносящим смертные приговоры?

*

***

Кто был первым террористом-самоубийцей? Конечно, библейский Самсон. А филистимляне были первыми либералами, которые верили, что полезный труд по вращению тюремной мельницы может исправить кровожадного.

*

В «Городе Солнца», сочинённом Кампанеллой, существовало правило, по которому обвинённые должны были сами требовать казни для себя. Сталин просто воплощал в жизнь мечту средневекового мыслителя, когда требовал от евреев, чтобы они сами попросили его выслать их на погибель в Биробиджан.

*

Единственный способ остановить террористов-самоубийц – вернуться к закону кровной мести, который грозил убийце полным уничтожением его родных и потомства.

*

В Средние века уравнители шли работать монахами, священниками, кардиналами. Церковь осуждала торговую и финансовую деятельность с такой же страстью, как в наши дни – Маркс, Ленин, Мао, Кастро. Уравнители найдут себе занятие в любую эпоху.

*

В экономической борьбе можно победить, отняв у соперника богатство, земли, дома. В идеологической борьбе победить можно, только отняв у несогласного жизнь. Оттого-то религиозные и гражданские войны – самые свирепые.

*

Наше поколение было невосприимчивым к коммунистической идеологии только потому, что из неё к этому времени уже ушли все талантливые оракулы и славословы. Отсюда яснее становится зловещая роль Маяковского, Мейерхольда, Эйзенштейна и им подобных: они делали коммунизм эстетически приемлемым.

*

Важнейшая прерогатива тирана: распоряжаться назначениями на все главные посты в подвластном государстве. Отсюда становится понятна его ярость, когда он обнаруживает, что на посты главного поэта, художника, композитора назначает не он.

*

Сталин, Гитлер, Мао Цзэдун, Чарльз Мэнсон – ведь это всё отвергнутые обществом поэты и художники. Страшна их месть.

*

В России мужчин убивали легко и непредсказуемо, поэтому на женщин ложилась задача запомнить и рассказать, как жила страна. Отсюда родилась блистательная череда русских мемуаристок: Долгорукова, Дашкова, Анна Керн, Авдотья Панаева, Зинаида Гиппиус, Ирина Одоевцева, Ольга Форш, Галина Кузнецова, Нина Берберова, Евгения Гинзбург, Надежда Мандельштам, Лидия Гинзбург, Лидия Чуковская, Лилиана Лунгина и сотни других.

*

Преступник опознаёт своего, услышав знакомые слова тайного жаргона. Университетский интеллектуал отличит своих от чужих, наоборот, по тем словам, которые будут выброшены из речи. Доблесть и низость, честь и позор, смелость и трусость, надежда и отчаяние, любовь и ненависть, гордость и стыд, щедрость и корысть, сострадание и жестокость, доброта и злоба – вот краткий перечень слов, которые нельзя употреблять, если вы хотите сохранить свои шансы на хорошую университетскую карьеру.

*

Интеллектуалы Средних веков верили, что эпидемия чумы есть кара за грехи, что ведьм необходимо сжигать для защиты скота и младенцев, что кровопускание помогает от всех недугов и что мастурбация неизбежно приводит к безумию. Сегодняшние интеллектуалы презирают их за темноту и невежество. Но как бы они удивились, если бы какой-нибудь посланец из будущего рассказал им, как презирают их будущие интеллектуалы за их веру во Фрейдизм, в губительные последствия табака, алкоголя и марихуаны, в Биг Бэнг, в теорию естественного отбора и в естественность моногамных отношений.

*

Успехи технологии определения ДНК человека могут обернуться самыми непредсказуемыми последствиями. Какой будет ужас, если вдруг обнаружится, что Гитлер был евреем!

*

Из парадоксов ХХ века: в 1975 году Нобелевская премия мира, учреждённая изобретателем динамита, была присуждена создателю российской водородной бомбы Андрею Сахарову.

*

Инквизиция оправдывала свою войну с ересями необходимостью спасать заблудшие души верующих. Сегодняшняя война с наркотиками оправдывается необходимостью спасать здоровье заблудших налогоплательщиков. И по длине кровавого следа она уже далеко обогнала Средневековье.

*

Октябрьская революция превратила всех наследственных – в подследственных. И последствия этого переворота – наше единственное неотъемлемое наследство.

*

Простейший тест на политическую и социальную зрелость населения: отключите в городе электричество и посмотрите, начнутся ли грабежи. Если «да», не лезьте к этим людям с демократией.

*

В Советской России я привык импульсивно – хотя бы в душе – кидаться на защиту интеллигента – от хама, от КГБ, от черни. Как мучительно перестраиваться в Америке и приходить к предчувствию того, что в серьёзных жизненных столкновениях главным твоим противником неизбежно будет человек интеллигентной профессии – адвокат, врач, профессор университета, журналист, психиатр.

*

Открытым диссидентом в Советской России мог быть только человек, веривший в то, что он лучше кремлёвских правителей знает, как управлять полудикой, многонациональной массой на одной шестой земной поверхности, имеющей доступ к термоядерному арсеналу. Я никогда не считал себя способным на это и к кремлёвским правителям порой даже испытывал нечто вроде почтительного изумления.

*

***

Нет Сатаны и Бога в этом мире. Есть Хаос и Творец. И Творец, создавший нас, оставил нам свободу выбора: быть с Ним или с Хаосом, созидать Божественный порядок или потворствовать Хаосу.

О да, дивный порядок удалось создать англичанам, шведам, швейцарцам – вправе гордиться.

Ну, а мы, русские? Неужто нам и гордиться нечем? Неужто не было отблеска Божественного порядка в нашей безжалостной империи?

Не нам судить, не нам...

Но одно ясно: если будет засчитано на Страшном суде, какой непомерный, какой всех страшнее – от Онеги до Амура – Хаос достался нам в работу, может, и выйдет нам помиловка от Творца.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 154




Convert this page - http://7iskusstv.com/2013/Nomer4/Efimov1.php - to PDF file

Комментарии:

Националкосмополит
Израиль - at 2013-05-05 11:02:10 EDT
Текст состоит из большого количества сильных по парадоксальностям смыслов сентенций, которые пришли автору в голову и были записываемыми на протяжении долгого времени, а может и всей жизни.
Теперь все эти записи можно расположить в любой комбинации, включая эту статью.
Это ни плохо и ни хорошо, можно какие-то еще смыслы сюда добавить, а можно что-то изъять.
Прослушал текст статьи на самой высокой скорости не без интереса, занимаясь параллельно дискуссиями на онлайн форумах.
Добавлю еще одну парадоксальную и сильную по смыслу и цинизму сентенцию на эту же тему, только еще круче.
Если бы не было убито 6млн. носителей языка идиш, то не воскрес бы возможно Святой Язык Книги Книг в еврейском народе и Израиль.

Б.Тененбаум-V-A :)
- at 2013-05-04 04:14:16 EDT
А главный лосунг был: Наша цель - коммунизм
Нет, это был отдельный лозунг, для артиллеристов ...

Victor-Avrom
- at 2013-05-04 04:05:55 EDT
Главный лозунг советской власти красовался не на стенах райкомов и крышах заводов, а под окошками старых трамваев и поездов. Он гласил: НЕ ВЫСОВЫВАЙСЯ!

На окнах писали: НЕ ВЫСОВЫВАТьСЯ. Что-то у Вас с памятью,
уваж. автор. А главный лосунг был: Наша цель - коммунизм

Victor-Avrom
- at 2013-05-04 04:02:46 EDT
При переходе в земледельческую эру человек – кочевник – утрачивал свободу перемещений в пространстве.
Но приобретал взамен дом вместо юрты и более лучшее благосостояние.

При переходе в индустриальную – свободу перемещений во времени: часы на запястье становились тикающими кандалами.
Зато вернулась свобода передвижений.

Ну, а что мы утратим при переходе в эру электронную? Скорее всего – свободу от вторжения посторонних в наш дом. Стены нашего жилища станут прозрачными для всей электроники, каждое наше движение, каждое слово могут быть подсмотрены, подслушаны, выставлены на суд и обозрение.
Вдобавок к свободе передвижений мы имеем теперь и свободу от
часов. Виртуальные митинги, работа откуда хочешь по
удалённому каналу...

Следят? Ну, в пределах разумного. Да, собственно, честному
человеку и скрывать-то нечего.

Е. Майбурд
- at 2013-05-04 00:26:42 EDT

Игорь Ю.
- Fri, 03 May 2013 22:02:23(CET)

#1) "Не верь, не бойся, не проси" - фраза Шаламова, сказанная в рассказе в 1955 году. Солженицын повторил ее двумя десятилетиями позже.
Об этом есть в Вики:#

Очень старая арестантская фраза, как и сказано у Шаламова. В. Туманов услышал ее в конце 40-х.

# 2) "Мало кто признаёт, что в Америке была не одна гражданская война, а две. Вторая длилась с 1920 по 1933 год и в 1929 году привела к ужасному бедствию – к Великому кризису. Народ восстал против «сухого закона». Бутлегеры были вооружёнными отрядами восставших, и весь народ поддерживал их, платя миллиарды долларов за доставляемый ими самогон" - очень интересная интерпретация причины ВД! (три смайлика)#

И от меня еще четыре. По числу фраз в отрывке. Но какая фантазия, однако!

Игорь Ю.
- at 2013-05-03 22:02:23 EDT
1) "Не верь, не бойся, не проси" - фраза Шаламова, сказанная в рассказе в 1955 году. Солженицын повторил ее двумя десятилетиями позже.
Об этом есть в Вики:

В рассказе В. Шаламова «Одиночный замер» (1955) из цикла «Колымские рассказы» описаны следующие размышления героя:
…Дугаев, несмотря на молодость, понимал всю фальшивость поговорки о дружбе, проверяемой несчастьем и бедою. Для того чтобы дружба была дружбой, нужно, чтобы крепкое основание её было заложено тогда, когда условия, быт ещё не дошли до последней границы, за которой уже ничего человеческого нет в человеке, а есть только недоверие, злоба и ложь. Дугаев хорошо помнил северную поговорку, три арестантские заповеди: не верь, не бойся и не проси…[1]"

2) "Мало кто признаёт, что в Америке была не одна гражданская война, а две. Вторая длилась с 1920 по 1933 год и в 1929 году привела к ужасному бедствию – к Великому кризису. Народ восстал против «сухого закона». Бутлегеры были вооружёнными отрядами восставших, и весь народ поддерживал их, платя миллиарды долларов за доставляемый ими самогон" - очень интересная интерпретация причины ВД! (три смайлика)

Валерий
Германия - at 2013-05-03 20:56:28 EDT
Спасибо за россыпи раздумий и озарений, за то,что поделились своей мудростью.
Дорогой Игорь, прочел Вашу "Дуэль с Царем", очень логично и последовательно, не оставляя темных пятен.
Мастерское эссе-расследование.

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2013-05-01 20:39:26 EDT
Снова афоризмы и снова блестяще.
Эвелина
Нью-Йорк , - at 2013-05-01 18:54:49 EDT
Ваши мысли, как песчинки золота - намыты, собранны , классифицироваваны. Какое огромное количество "руды" надо перелопатить, чтоб порадовать нас драгоценной россыпью ваших афоризмов!!! Восторг и преклонение перед общей эрудицией, глубиной знаний, остротой суждений и краткостью таланта!!! Виват!!!
Марк Авербух
Филадельфия, Пенсильвания, США - at 2013-04-30 18:42:10 EDT
Экстракт мысли. Поразителен размах наблюдений и обобщений. Спасибо
Янкелевич - Игорю Ефимову
Натания, Израиль - at 2013-04-30 13:20:26 EDT
Блестяще. Большое спасибо.
Вашим мыслям обеспечена долгая жизнь, наверно правильно будет сказать "к сожалению".

Б.Тененбаум
- at 2013-04-30 07:00:23 EDT
Блестяще. Неминуемо будет растащено на цитаты.

P.S. Внесу в эту "бочку меда" малую "ложку уточнений":

1. Студенты Оксфорда и Кембриджа в середине 1930-х годов создавали антипатриотические группы и торжественно клялись никогда не воевать за свою страну - насколько я знаю, это было сделано только в Оксфорде. А в Кембридже (в основном, в пику Оксфорду), с этим не согласились.

2. Впоследствии большинство их геройски погибло в битвах за Англию на суше, на воде и в воздухе - к счастью - нет, не большинство. У англичан - спасибо Черчиллю и Ламаншу - потери были относительно невелики.

3. Но кто знает: если бы они не поднимали антивоенную шумиху, решился бы Гитлер напасть на Великобританию? - чисто технически - это Англия напала на Гитлера :)

Григорий Гринберг - Игорю Ефимову
Belmont, CA, USA - at 2013-04-30 04:13:44 EDT
Дорогой Игорь Маркович,

Спасибо за наслаждение! Не грядет ли очередная книга афоризмов?

«Люди, ничего не производящие собственными руками, подсознательно убеждены, что разбогатеть можно только путём грабежа: беззаконного или узаконенного – эксплуатации. Именно поэтому большинство интеллектуалов – явные или скрытые марксисты.

Единственный способ остановить террористов-самоубийц – вернуться к закону кровной мести, который грозил убийце полным уничтожением его родных и потомства.

В экономической борьбе можно победить, отняв у соперника богатство, земли, дома. В идеологической борьбе победить можно, только отняв у несогласного жизнь. Оттого-то религиозные и гражданские войны – самые свирепые.»

Из всего богатства Ваших мыслей мне вышепроцитированные оказались столь созвучны, что до них додумался сам, и пропагандирую вот уже тридцать лет. Осталось додуматься – зачем?

«Вы – наша мысль, а мысль убивать нельзя!» - перефразируем А. Толстого. Здоровья, покоя и плодовитости Вам.


_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//