Номер 7(64)  июль 2015 года
Лариса Миллер

Лариса Миллер Новые стихи

***

Можно вычислить время прилива,

Скорость ветра и силу его,

Но захочешь понять, чем все живо,

И опять не поймешь ничего.

Не поймешь, где тот скрытый моторчик,

Не дающий здесь всё сокрушить,

Почему задохнувшийся Корчак

Нам дышать помогает и жить.

 

***
 Внуку Данечке

 К его 1-й годовщине

 8 июля 2014 г.

Не мешайте ребёнку сиять,

Ну прошу, не мешайте,

И счастливых смеющихся глаз

Этот мир не лишайте.

Что он стоит – подержанный мир –

Без такого сиянья?

Без него – он скопление дыр

И сплошное зиянье.

Если долго за взглядом следить –

За младенческим взглядом,

То далёко не надо ходить,

Всё чудесное рядом.

 

***

Да перестань ты, жизнь, кончаться.

Давай на веточке качаться.

Ты – юный лист, а я – скворец.

Какой там к дьяволу конец?

Ты – песня, я – твоё коленце,

Ты – колыбель, я – сон младенца.

 

***

Что ни сутки, то круглая дата,

Годовщина не знаю чего:

То ли дождика, то ли заката,

То ли ветра, порыва его,

То ли чьей-то любви несуразной,

То ли чьих-то великих побед…

Суть не в этом. Ты, главное, празднуй,

Всех сзывая на званый обед.

 

***

«Гуляйте, пейте. Я плачУ», -

Вот так я говорю лучу,

Теням танцующим и свету,

Кустам цветущим, то есть лету,

Которое продлить хочу.

 

За луч, скользнувший по плечу,

За луг, где ноги промочу,

За белизну июньской ночи, -

Я жизнью, что ещё короче

За лето станет, заплачУ.

 

***

Когда я навела на резкость,

То увидала, обомлев,

Всё простодушие и детскость

Рассветных песен и дерев,

С которых песни доносились;

Узрела лихость сквозняков,

Что, как безумные, носились

Средь разноцветных пустяков,

Придав им живости и блеску,

И – Боже правый, что за прыть! –

То задевая занавеску,

То жизни тоненькую нить.

 

***

А утро, как малыш грудной:

Претензий к миру – ни одной,

И ноль утрат, и ноль обид,

А только чуточку знобит

На холодке и на ветру.

И я такая поутру.

 

***

Хотите, опишу тоску?

Осенний дождик моросящий,

Листву последнюю гасящий –

Хоть дуло приставляй к виску.

 

Хотите, счастье опишу?

Всё тот же дождь осенний, редкий,

Всё тот же лист, слетевший с ветки,

Стихи, которыми грешу.

 

***

Ну вот опять и я и лето,

И гром, и дождик проливной,

И день, ушедший от ответа

На тот вопрос, что задан мной –

Мол, как, какими, мол, ветрами,

Судьбами нас на этот свет… -

И блики на оконной раме,

Вновь заменившие ответ.

 

***

 Ренэ Герра

 

Всё оказалось очень просто:

Чтоб не пугала дней короста,

Чтоб жизнь вдруг стала молодой

И спрыснутой живой водой,

Чтоб жизнь вдруг стала беспредельной,

Азартной, юной, не смертельной,

Чтоб лился стих из-под пера,

Дыши, чем дышит сам Герра –

- Волшебным ароматом Ниццы,

Где исчезают все границы

Меж новизной и стариной,

Где попадаешь в век иной,

Войдя в старинное жилище

Герра, где тыща книг и тыща

Картин и писем. И они –

- Не брошены и не одни.

У них есть ангел и хранитель –

- Волшебных мест волшебный житель.

И если ты к Ренэ проник,

Дыши чудесной смесью книг,

Спасённых, заразись азартом

Того, кто вечно перед стартом.

 

***

 Мише Кукулевичу

 

Что ж, будем дальше умолять

Упёртых и неумолимых,

И будем дальше утолять

Печали душ неутолимых,

Пытаясь миг приворожить

Шальной, утешить безутешных.

А чем ещё дышать и жить,

Скажите, на широтах здешних?

 

***

До чего, Боже мой, здесь бывает тоскливо и тяжко,

А особенно если ненастье и жуткая хмарь.

Так и кажется, будто бы всё это - Божья промашка:

Ты и я, и наш дом, и наш город, и этот январь.

Но одно хорошо – может всё так легко измениться:

Вместо минуса – плюс, вместо «нет» - бесшабашное «да»,

И останется только за слёзы свои извиниться,

«Что ты плакала?», - спросят, отвечу: «Да так, ерунда».

 

***

В который раз проходим мимо

Того, что обойти нельзя,

Что душу рвёт, убить грозя,

Поскольку непреодолимо.

“Да брось ты, - говорят мне, - брось,

Идём не мимо, а насквозь”.

 

***

 Тамаре Владиславовне Петкевич

 

Побудьте ещё, я вас очень прошу

Побудьте ещё, драгоценные люди.

Я знаю, что вас умоляю о чуде,

Но верой в него я с рожденья грешу.

 

Постойте, родные мои старики,

Постойте. Пока вы живёте на свете,

Мы - ваши любимые малые дети

В одёжках, которые нам велики.

  

***

Весна – это время немыслимой встречи

Того, что поблизости, с тем, что далече.

Весна – это счастья и горя братанье,

Отчаянья с робкой надеждой свиданье,

Записка любовная в тонком конверте

Взволнованной жизни к тоскующей смерти.

 

***

А скоро встрепенётся сад,

Переведут на жизнь назад

Несуществующие стрелки,

И примутся играть в горелки

С тенями вешние лучи.

Ну отучи нас, отучи,

О Боже правый, ждать дурного,

Заверь нас в том, что можно снова

Начать сначала. Не молчи.

 

***

Если люди забудут меня,

То трава не забудет,

Будет лютик грустить без меня,

Вспоминать меня будет.

Не забудет меня бересклет –

Мы с ним жили так дружно.

Не забудет меня белый свет.

Ну а что ещё нужно?

 

***

 Посвящается Стефано Гардзонио

 

Таковы обстоятельства места и времени,

Что ещё далеко до зимы и до темени,

До захода, ухода, упадка, конца,

И улыбка ещё не сбежала с лица,

И ещё все слова я рифмую попарно,

И ещё в двух шагах флорентийская Арно,

И ещё в двух шагах, а вернее, у ног

Зёрна счастья клюёт молодой голубок.

 

***

О Боже, Боже, всюду изразцы

И витражи, и всякие красоты,

Похожи дни на сладостные соты…

Вы преуспели, пришлых душ ловцы.

Забыто всё: и горести, и гнёт,

С дней италийских слизываю мёд.

 Флоренция

 

***

Муравьи и ромашки,

Ромашки, жуки, муравьи…

Ни единой промашки,

И губы – в клубничной крови,

Ни единой осечки,

Всё в яблочко, в точку и в бровь,

В ослепительной речке

Смываю клубничную кровь.

 

***

А Россия сама не своя,

Не своя, не твоя, не моя,

От России лишь рожки да ножки,

И любимые мною дорожки,

Что бегут сквозь глухие года

И давно не ведут никуда.

 

***

Но ты живёшь в такой стране,

Что, будь ты хоть в стальной броне,

Она спасёт тебя едва ли.

Здесь жить веками не давали,

Ищи покой на стороне.

Но фокус в том, что и покой

На стороне – он не такой,

Как ждёшь. А здесь, по крайней мере,

Понятно всё, что в атмосфере,

Знакомо всё, что под рукой.

  

***

 

 Жертвам безумной распри посвящаю

 

А люди всё бегут, бегут

По той земле, что населяют.

А в них стреляют и стреляют,

Их здесь совсем не берегут.

Они бегут с узлом в руках,

С младенцем сонным на закорках,

С мечтою об уютных норках,

Где тишина, как в облаках.

 

А впрочем, гонится и там

Беда за ними по пятам.

 

Июль 2014 г.

 

***

А в России живя, мы загнуться рискуем,

Вне пределов её по России тоскуем –

По безумной, опасной, несчастной, родной,

По России, что быть неспособна иной –

Дружелюбной, весёлой, счастливой, терпимой,

Жизнью нежно обласканной, с ней совместимой.

 

***

Бог молчит, ну а мы всё строчим примечание,

Комментируя странное это молчание.

Рассуждаем, толкуем, дымимся, строчим

И усердно, как дятел по древу, стучим,

И усердно плодим столько всякого лишнего,

Что не слышим, как сердце стучит у Всевышнего.

 

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:3
Всего посещений: 558




Convert this page - http://7iskusstv.com/2015/Nomer7/Miller1.php - to PDF file

Комментарии:

Ефим Левертов
Петербу&, Россия - at 2015-07-15 11:10:31 EDT
Замечательные стихи!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//