Номер 9(66)  сентябрь 2015 года
Мина Полянская

Мина Полянская Портрет человека в капроновой шляпе

 

 

 

Не сотвори себе кумира.

Библейская заповедь

 

Вот не покидает меня ощущение, что я когда-то видела Калиновку с её «горюхинцами» и энергетическими аномалиями, повлиявшими не только на их сознание, но и на ход Большой истории. Так и стоит у меня перед глазами деревня, утопающая в безбрежном море колыхающихся с серебристой рябью цветов, и как будто вижу дома – для меня по-бредберевски ярко-зелёные и ярко-синие, утопающие в немыслимо ярких полевых цветах, сохранившихся только здесь со времен Екатерины Великой. Но, увы, правда жизни выпорхнула на волю подражанием вымыслу, который почему-то радует сочинителей больше, чем обратный процесс.

В деревне Калиновка прошлым летом произошёл бунт, тот самый – бессмысленный и беспощадный.

Я постараюсь придерживаться хронологии эпизодов, чтобы они выстроилось в событийную связь, но вынуждена отступить в прошлое, поскольку нет другого пути.

Я впервые услышала о деревне, пограничной с Украиной – всего десять километров их разделяет лет пятнадцать тому назад от берлинской моей приятельницы Ольги Л.

Ольга – дальняя родственница Никиты Сергеевича Хрущёва. Настолько дальняя, что не существует для такого родства генеалогического термина. Тем не менее, она на удивление похожа на Хрущёва. К тому же, и родилась она в той же деревне, что и Хрущёв – мать приехала в Калиновку на две недели в гости и там её родила.

Деревня Калиновка Хомутовского района Курской области  расположена в зоне Курской магнитной аномалии. В небесах над Калиновкой, как в Бермудском треугольнике, отказывали приборы на борту первых советских самолётов. Ольга полагает, что эта аномалия отразилась на жителях деревни, пронизанных какой-то особенной магнетической энергией. Калиновцы, точно братья и сёстры, похожи друг на друга и все вместе взятые – на Хрущёва. А, кроме того, они сильно смахивают на жителей села Горюхина: росту среднего, сложения крепкого и мужественного, глаза их серы <…>. Женщины отличаются носами, поднятыми несколько вверх, выпуклыми скулами и дородностью.

У калиновцев одинаковое выражение глаз, как будто бы и весёлое и даже хитрецой, но всё же… не совсем нормальное, наверное, из-за неугасающей улыбки на устах. Рассказы Ольги о родной деревне вызывали в памяти романтика Э. Т. А. Гофмана с его пристрастием к «животному магнетизму», теории, созданной австрийским врачом Францем Месмером об особой энергии живого, способной гипнотически влиять на психику.

Некалиновские родственники Ольги любили подчеркнуть, что она, мол, родилась в Калиновке, а стало быть – «другая». Например, Ольга не может носить электронных часов, электронные будильники останавливаются при её появлении, а компьютеры, разумеется, тоже замирают.

Весной 1997 года наш берлинский друг писатель Ф.Г. познакомился с Ольгой и, выслушав странные рассказы о Калиновке, назначил Ольгу, несмотря на её протесты, внучатой племянницей бывшего генерального секретаря, и, таким образом, сама того не подозревая, она оказалась втянутой в очередную литературную игру писателя, поскольку Хрущёв – персонаж главного его романа, детища его. Сам глава государства на страницах романа ни разу не появляется, а остается за кулисами, или смотрит весело из портретной рамы. В домах реабилитированных жертв сталинизма красуются его портреты – «в капроновой шляпе и рубашке с широкой улыбкой на жирном крестьянском лице любителя простой и обильной пищи». Личностью Хрущёва буквально пронизан преогромный роман, повсюду о нём говорят – на кухоньках, на вокзалах, в поездах, троллейбусах и трамваях:

А анекдот слышали? – сказала толстуха с янтарными бусами, и, ещё не успев рассказать анекдот, она затрясла жирным своим бюстом. – Хрущёва, значит, возле мавзолея поймали: с раскладушкой туда пробирался... А то ещё один: как найти шахту, где Хрущёв в молодости работал...

Да какой он там шахтёр, – махнул рукой старичок, – помещик он... Из помещиков... Хотите коммунизм, говорит... Вот вам коммунизм... Вот вам голодуха...

Ольга не подозревала ещё, что в глазах Ф.Г. ей доведется нести личную ответственность за поступки и деяния давно ушедшего из жизни генерального секретаря. Время от времени в её берлинской квартире раздавался звонок – на проводе был наш писатель с очередными претензиями по поводу событий более чем тридцатилетней давности: говорил, например, что не простит перестроенного в эпоху «оттепели» Арбата. Узнав о том, что памятник работы Эрнста Неизвестного на могиле Хрущёва на Новодевичьем кладбище разрушается – на нём появилась трещина! – он потребовал, чтобы Ольга восстановила памятник: «Стыдно жалеть каких-нибудь пару тысяч марок, когда разрушаются памятники!»

Рассказы Ольги о Калиновке органично вписывались в созданный писателем противоречивый образ «Любушки-России». Быть может, и в самом деле магнитная аномалия виновна в скудости и убожестве Калиновки? Или же магнитная аномалия – метафора, не поддающаяся объяснению?

В одной повести Ф.Г. в приволжском городке герой случайно заходит в столовую под названием «Блинная». Грязная и прокуренная, она напомнила ему записки некоего серба-путешественника, потрясённого когда-то атмосферой русского трактира, «где из века в век сидят люди мелкого счастья, лакомы на питьё, где место и посуда свинского гнуснее». Однако рассказчика обескураживает не пошлость заведения, а отсутствие логики, аномалия происходящего. В таком притоне должно отталкивать абсолютно всё, в том числе и качество блюд. Однако фирменное блюдо «Блинной» превзошло всякие ожидания. В лучших ресторанах не ел герой таких обжариваемых до румяной корочки блинчиков с тающими во рту фаршем из рубленных варёных яиц, риса и мяса. Рассказчик вопрошает: «Зачем жарили здесь эти блинчики? Зачем их подавали на заплёванные столы или на смрадные вонючие скатёрки. А если и подавали, то отчего не вымыли помещение, не постелили хрустящие белоснежные скатерти, на которых таким блинчикам место? В этих чудесных блинчиках на грязных скатертях была какая-то достоевщина, какой-то гоголевский шарж, какая-то тютчевская невозможность понять Россию».

Здесь явно напрашивается сравнение с противоречивой Калиновкой. С незапамятных времён Горюхино… оговорилась – Калиновка! – славилась своим плодородием и благодарственным климатом. Вот, например, Курский чернозём! Он - самый плодородный в мире. Однако это обстоятельство, долженствующее как будто бы и содействовать процветанию и благоденствию, повлияло на калиновцев гораздо меньше, чем магнитная аномалия, сказавшаяся не только на их сознании, но и на ходе истории (стук ботинком во время выступления в ООН, Карибский кризис – курско-бермудский треугольник). Стоят скособоченные деревянные избы, окрашенные в давно выцветшие голубой и зелёный цвета.

А рядом, совсем рядом торжествует неземной красой заповедная Стрелецкая степь, островок первозданности, которая не запахивалась со времен Екатерины II. Миллионы трав уничтожил человек, а Стрелецкая степь осталась. И до синего горизонта в середине лета рассыпаны крупные, намагниченные полевые цветы всех цветов радуги. И особенно здесь много ромашек, маков, солнечных володушек и волчеягодника лилового цвета. И растут цветы у дорог, проникают и в Калиновку (а маки алые – так целыми оазисами!), их там видимо-невидимо у заборов, во дворах, у курятников и свинарников, и куда ни кинь взор, рвется с фантастической энергией из земли ликующая красота.

И можете себе представить такое положение? Рядом с красотой – примитивный быт Калиновки, следствие, на мой взгляд, всё же в первую очередь магнитной аномалии, повлиявшей на исторические процессы. А вот, кстати, ещё одно противоречие, напоминающее о чудесных блинчиках на грязных скатертях в повести нашего писателя: хотя и льётся самогон рекой, а в избах царит нищета, здесь еженедельно, всей деревней направлялись в баню. Личная гигиена соблюдалась и соблюдается неукоснительно.

И свято в нашей деревне оберегалась чистота традиции: мебель и другие предметы в жилищах десятилетия не сдвигались и не снимались со своих мест, на стенах висели фотографии из давно ушедшей, другой жизни и открытки из прошлых времён, а в углу – икона, которая почему-то не убиралась не только в сталинские, но и в Хрущёвские антиклерикальные времена, прославившиеся невиданных масштабов погромами церквей, а на стене - портрет Хрущёва, благодетеля и гордости деревни, посетившего её однажды, что и было запечатлено на обложке журнала «Огонёк»: на центральной площади девочка вручала ему цветы. (Кстати, именно это хорошенькая девочка станет впоследствии главарём – сказывалась порода! – деревенского бунта). И номер засиженного мухами «Огонька» на обложке Хрущёв, окружённый радостной толпой односельчан, принимающий букет от девочки, приколотый гвоздём, висел в каждом доме между портретом Хрущёва и семейными фотографиями.

А мы для надвигающегося неизбежного конфликта должны представить себе (выдвинуть на передний план своего сознания) два главных предмета декорации обиталищ: икону и портрет погромщика икон. Стало быть, в углу у нас икона, в центре – портрет. В капроновой шляпе. Вы конечно же помните эпохальный лозунг человека на портрете – «коммунизм – это химизация всей страны?» Отсюда и шляпа.

Нашего писателя уже двенадцать лет не было в живых, когда Ольга вдруг позвонила мне и гневно сообщила, что летом четырнадцатого года в Калиновке произошёл русский бунт против Хрущёва за отдачу в пятьдесят четвёртом году Крымской области Украине. Претензий к девяносто первому, когда Крым уже совсем отъехал, у калиновцев не было, поскольку с девяносто первым пускай себе разбираются жители Буткинского района Уральской области деревни Бутка – гнезда, из которого выпорхнул другой птенец, ставший впоследствии бесшабашным, и тоже, кстати, на удивление весёлым, первым российским президентом. Ольга требовала, чтобы я о деревенском позоре написала. Я отнекивалась, говорила, что достаточно написала (целую главу!) о ней и её деревне в книге о писателе Ф.Г., но Ольга, политически накалённая, как и вся её деревня, породившая некогда вождя-феномена, требовала, чтобы я переписала текст, ибо это – мой долг и моя честь. Как верно заметил один мыслитель, никто не знает целого, «всякая версия состоит из оторванного клочка». Утрата единства мстит, злорадствуя в каждой частности. Полагаю, что мне, частному человеку, не следует расслаблять себя такими фатальными понятиями как «логика истории» и её «закономерности», или же другими утешениями, которые предлагают нам философы истории. Я решила переписать главу о Калиновке, предложить мою версию «оторванного клочка» насколько возможно искренне и даже исповедально. К тому же, я и в самом деле была захвачена историзмом момента, а, кроме того, поскольку я после смерти писателя уделила в книге о нём Калиновке почтительное внимание, то как бы установила с ней метафизическую связь.

Вот как совершился бунт живых людей с изображением их идола, портретом человека, которого давно уже не было в живых. Калиновцы, охваченные патриотизмом нового времени, всей неделимой этнографической группой дружно сняли со своих обветшалых стен старые портреты Хрущёва, те самые – в шляпе из капрона и толпой, достаточно большой, подчиняющейся уже не законам личности, а законам массы, когда любое слово и движение носило уже не самостоятельный, а публичный смысл, торжественно вынесли эти портреты на площадь, и там предали публичной казни. Калиновцы «с детской резвостью» топтали бывшего односельчанина ногами и костылями, которых немало обнаружилось в деревне. Такие вот дела…

А и в самом деле: отчего бы не ударить, не поставить на колени, не превратить в посмешище, если за это не последует наказания?

Позвольте-с! – ответил мне Салтыков-Щедрин. Что мы не можем бунтовать иначе, как показывая кукиш в кармане, это так. Но это печальное требование времени и ничего больше. Это скудная форма современного [русского] бунта, которая, однако ж, отнюдь не предрешает вопроса о форме и содержании бунтов в будущем

Да, Михаил Евграфович, финал в этой истории обречён на вечную циклическую повторяемость, поскольку всего лишь на время была убрана заповедь «не сотвори себе кумира» до появления нового кумира (или новый кумир на горизонте уже обозначился?)

После такого рода протестных выступлений, независимо от того носят ли они в себе элемент массовости и народности, или же они результат действия кучки злоумышленников, могут возникнуть даже и всеобщие беспорядки, могут запылать даже и пожары, может быть разгромлен магазин, или винно-водочный склад, но мне про такое развитие бунта ничего не известно. А известно только, что затихла - замерла деревня.

И пустынная площадь, заваленная грязными стеклянными осколками, обломками рамок, обрывками бумаг иной раз и с разорванной вдвое-вчетверо улыбкой Никиты Сергеевича, разносимой ветром, производила опасное и напряженное впечатление.

Sic transit gloria mundi? Так проходит мирская слава? Жалко и горестно было мне видеть этого некогда воистину эпохально значимого человека, разорванного в клочья на собственной родине.

 Ульм 30.08.2015

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:9
Всего посещений: 142




Convert this page - http://7iskusstv.com/2015/Nomer9/MPoljanskaja1.php - to PDF file

Комментарии:

С ЛЕНТЫ ФЭЙСБУКА
- at 2016-09-22 15:31:02 EDT
КОММЕНТАРИЙ МОСКОВСКОГО ПОЭТА ЮРИЯ ПЕРФИЛЬЕВА
Юрий Перфильев Как можно жить без царя? Особенно в голове. А ведь живём...

М.П.
- at 2016-08-24 01:08:45 EDT
"Да, Михаил Евграфович, финал в этой истории обречён на вечную циклическую повторяемость, поскольку всего лишь на время была убрана заповедь «не сотвори себе кумира» до появления нового кумира (или новый кумир на горизонте уже обозначился?)


Да обозначился, правда не совсем новый. Получила вчера телефонную информацию. Всё сбылось. Кумир есть. Найден старый памятник Ленину,отреставрирован, уже красуется на площади, где произошёл бунт. А лидер бунта выстроила себе на этой площади белоколонный(!)магазин.

natalia damm
германия - at 2015-09-30 16:31:00 EDT
Большое спасибо Мине Полянской за прекрасный рассказ!
Алекс Б
- at 2015-09-27 18:35:09 EDT
М.П.
- at 2015-09-27 14:48:13
Замечательный вариант идиша во славу Сталина.Главное для нас с Вами: не терять чувства юмора. И не впускать в свой дом, в свою семью, в свою душу никакого политического лидера.
--------------
Дорогая Мина! Вы слишком добры, мой идиш - это те ошмётки, что остались от
Вы простили мне дубль-Н, и Вы совершенно правы ЗА юмор. Абсолютно правы- иначе - ни одному иудею, пожалуй, не выжить - ни - в Израиле, ни нам с Вами - в Галуте. Мой полит. лидер - строчки из Ман-тама, Пушк-на, Ф.Г. (из "Бердичев´а" - будет побольше времени, непременно приведу, не для Вас, Вам они известны, - для порядка :) , и - некоторые другие строчки .....(из И.А.Б.) и так далее...Будьте здоровы, веселы и благополучны.

М.П.
- at 2015-09-27 14:48:13 EDT
Спасибо, дорогой Александр Б.
Замечательный вариант идиша во славу Сталина.
Главное для нас с Вами: не терять чувства юмора. И не впускать в свой дом, в свою семью, в свою душу никакого политического лидера.

Алекс Б.
- at 2015-09-27 06:27:09 EDT
* * *
Лоз лыбен ховер Сталин, ай-яй-яй-яй, ай.
Фар дем лыбен, фар дем наем, а-яй-яй-яй.
Фар Октобер революци, ай-яй-яй-яй-ай.
Фар дер Сталинс конституци, ай-яй-яй-яй.
...............
Сдаётся мне, что М. Эпельбаум пел чуть по-другому
звучало примерно так:

Ломир тринкен, але хаим ая-я-я, ай
фар зе шейным лыбн наим ая-я-я, ай
...
фар зе сталинске конституций ая-я-я-я

и так далее

Но, разумеется, в Бердичеве, Одессе и в Малине поют по-разному.
От жителей столичных это всё так далеко, а нам, как известно, ни Москва, ни Петербург
Бердичева не заменят. И без Ф.Г. - даже Богомолов и вся королевская рать не спасают.
И это - грустно, извините меня, провинциала беспардонного.

Алекс Б.
- at 2015-09-26 09:11:19 EDT
Дорогая Минна!
Попытался что-то изобразить ЗА Эпельбаума, но переводы на русском, которые я нашёл в Стихи.ру - чудовищные. Пропало всякое желание постить и копаться в этих случайных "сокровищах". Про "Бердичев" и про Ф.Г. когда-то немного написал в своём блоге ("7 искусств"). В детстве мне довелось услышать Эпельбаума и Сидиталь(?) - в областной филармонии, в Прикарпатье. Когда-нибудь, когда подует норд-ост, может быть, удастся вспомнить всё это.
Вспоминаю ещё фотографию Н.Ливщицайте (начало 70-ых) в журнале "22", когда прибалты двинулись в дорогу. Лифшицайте стоит рядом с Голдой М., тогдашней прем.-минист. Израиля. Увы, я перед этим переместился в Азию, где провёл несколько прекрасных ленивых лет у Сыр-Дарьи, в гидрогеологич. партиях, охотясь на диких голубей и собирая грибы осенью и черепах весной.
Болдинская осень в Ваших текстах и комментариях ошеломляет. Тексты из "Бердичева" и из статей Ф.Г. хотелось бы обсудить и цитировать еженедельно, но в суете и невостребованности ничего пока не получается.
Так и не смог ничего рассказать Вам ни об орегонской осени, ни о еврейских певцах и певицах. А в Сети ногу сломать можно.
Одна надежда - на классику и на чудо.

Алекс Б.
- at 2015-09-26 08:37:25 EDT
Разменяйте-Миша Эпельбаум-байт мир ойс-Ицик от хас
Берл Вайншток
ДВА ПЕРЕВОДА С YIDDISH ТРЁХ ПЕСЕН -
Берл Вайншток
Забытый в наши дни, но известный в 1930-х годах певец, актёр Михаил Иосифович Эпельбаум (1894 -1957 гг) в ходе разгрома идиш-культуры в СССР получил длительный «отпуск» в ГУЛАГ
после амнистии перебивался случайными заработками, музпластинки изъяли из продажи.
Сов. энц. словарь 1980г. его имя не упоминает.
Здесь даны переводы двух песен , а третья песня – напев без слов.
Пояснение к первой песне , заголовок РАЗМЕНЯЙТЕ МНЕ - «Байт мир ойс»:
В песне два куплета, персонаж поёт первый куплет в молодости с реальным
танцем, состарившись, он никак не уймётся, и дед продолжает танцевать
тот же танец во втором куплете , но уже во сне. Композитор –
Л.Ямпольский.
Включить первую песню: В поисковик сайта OLOLO.FM вписать название:
Эпельбаум
Байт Мир Ойс - РАЗМЕНЯЙТЕ МНЕ
Разменяйте мне двадцать пять - «а финф ун цванцигер»
На хрустящие трёшки - «драйер»,
«клезморимлах тайерэ»,
... « а файер».
ПРИПЕВ без слов :
Румчи-дэ-румчи-дэ-ра-ай! Румчи-дэ-румчи-дэ-ра-ай!
Румчи-дэ-румчи-дэ-ра-ай! Румчи-дэ-румчи-дэ-ра-ай!
Да-румчи-мчи, ай-чиги-дай, ай-ди-риди-рам-ай-я-яй,
Румчи-мчи, ай-чиги-дай, ай-ди-риди-рам!
Разменяйте мне двадцать пять - «а финф ун цванцигер»
На хрустящие десятки - «империалн»,
Сыграйте мне, «клезморимлах», танец маленький,
Чтобы годился он для дедушки, для бабушки.
ПРИПЕВ без слов
Речитатив: Малка,где ты? Только что я танцевал -
Румчи-дэ-румчи-дэ-ра-ай!..
...
Ссылка для третьей песни :
http://toldot.ru/audio/nigunim/nigunim_2833.html
На этом сайте песня названа неверно «Фрейлехс», правильное название « а
нигн ун вэртэр» (напев без слов). Если ваш компьютер затянет поиск, ещё
ссылка:
http://yiddish.lenin.ru/





М.П.
- at 2015-09-25 23:53:17 EDT
И - наконец-то! Я надеюсь, что это последняя реплика в нашей пьесе ( комментариев).
Дело в том, что я всё же осмелилась, не без страха, сегодня вечером, а именно 25 сентября 2015 года, послать героине рассказа Ольге Л. сей рассказ, вызвавший столь противоречивые, а иной раз даже и противоположные мнения.
И только что получила вот такой ответ:
"Мина , спасибо за твою гражданскую позицию, за Горенштейна, за Твою совесть, за любовь к России, за Калиновки, за Горюхины!
С любовью!
Оля
Отправлено с iPad"

Не правда ли - широкая натура Ольга Л.? Личность, вполне достойная сделаться героиней даже и романа. Но только вот ещё что меня беспокоит: Ольга уже побывала в другой деревне, в украинской глуши - родине отца, занимавшего некогда высокое положение в киевской академической иерархии. Я поняла, к чему и куда она клонит,куда заманивает меня телефонными сладкими речами с малейшими подробностями о другой уже деревне. "Нет! - сказала я, - никаких деревень. Всё, хватит с меня Калиновки!"

Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2015-09-25 19:14:55 EDT
Уважаемая Мина!
Я был однажды на выступлении известного в России еврейского деятеля Велвла Чернина. Все выступление было посвящено восхвалению языка иврит. Велвл закончил свое сообщение такими словами: "Это такой прекрасный язык, что даже чудовищное высказывание: "Я маленькая девочка. Играю и пою. Я Сталина не видела, но я его люблю" звучат на нем, как замечательная лирическая песня". Понятно, что слова этой "песни" он произнес на иврите.

М.П.
- at 2015-09-25 18:35:56 EDT
Но всё-таки! Всё-таки, дорогой Алекс. Б.! Ф.Г. в Бердичеве и был, и жил. После того, как тётки забрали его из детдома. И Бердичеву посвящены 2 художественных произведения. Повесть "Попутчики" и пьеса "Бердичев". Я думаю, что Вы и сами это знаете, но тем не менее, предлагаю отрывок из моей книги " Берлинские записки о Фридрихе Горенштейне" ( первоначальный вариант "Я - писатель - незаконный...легко найти в Интернете):
"После скитаний и долгих детдомовских лет мальчик оказался в кругу родственников, в пестрой обстановке послевоенного быта с портретом Сталина над старым продавленным диваном и гипсовым бюстом Ленина на буфете. В ремарке к третьей картине пьесы «Бердичев» Горенштейн описывает накрытый в честь новогоднего праздника стол «в духе роскоши 46-го года»: «Стоят эмалированные блюда с оладьями из чёрной муки, тарелка тюльки, несколько банок американского сгущенного молока, жареные котлеты горкой на блюде посреди стола, картошка в мундире, рыбные консервы, бутылка ситро и бутыль спирта». За столом дружно и вдохновенно звучат застольные песни на смешанном русско-еврейско-украинском немыслимом языке, своеобразном явлении советско-еврейского конгломерата, густо замешанном на неповторимом местном колорите. Поют песню о Сталине на идише, «шедевр» еврейского фольклора:

Лоз лыбен ховер Сталин, ай-яй-яй-яй, ай.
Фар дем лыбен, фар дем наем, а-яй-яй-яй.
Фар Октобер революци, ай-яй-яй-яй-ай.
Фар дер Сталинс конституци, ай-яй-яй-яй.

(Пусть живет товарищ Сталин, ай-яй-яй-яй-ай. За жизнь новую, ай-яй-яй-яй... За октябрьскую революцию, за сталинскую конституцию, ай-яй-яй-яй-ай). Тут же дружно подхватывают песню о вожде народов, уже по-русски: «Встанем, товарищи, выпьем за Сталина, за богатырский народ, выпьем за армию нашу могучую, выпьем за доблестный флот...»


Алекс Б.
- at 2015-09-25 18:14:26 EDT
искренне сожалею, поторопился
ЧИТАТЬ: - А Ф.Г. был ли, не был ли В БЕРДИЧЕВЕ - не ОЧЕНЬ важно. О.Э.М., в отличие от Н.В.Г., ни в Вене, ни в Риме не был.
А с середины весёлых 70-ых до начала 90-ых (?) в Вене и Риме ух сколько наших перебывало! А Григория из Иерусалима там таки нехватало, о чём ещё и И.Бабель писал. Но это к капроновым шляпам никакого отношения не имеет. Ни к чему это им. :)

Алекс Б. из Бобруйска, США.
- at 2015-09-25 17:59:06 EDT
Дорогая Минна! Со странными мыслями продолжаю наше знакомство, начавшееся таким неожиданным образом - Мастерская-Гостевая-комментарии. Так ли это? Думаю, что не совсем так. С Бердичева ВСЁ началось, где я никогда не был, о чём искренне сожалею.
Родился и прожил несколько лет совсем близко от Б., в "Черте оседлости". Бывшей, разумеется.
А Ф.Г. был ли, не был ли, - не важно. Примерно, как история с Вестфалией. Был ли Ф.Г. в Вестфалии? Думаю, наукой (пока - ПОЧТИ несуществующей, под названием - Горенштейноведение (горе-УнД-штейн-О-ведение), науке это не известно.
Известно, однако, кое-что из этой науки Григорию из Иерусалима, что в Израиле. И это совсем не шутка, про Ерушалаим. В США их, Иерусалимов, несколько. Вернёмся всё ж к Израилю.
"Странный рассказ: замах есть, а удара нет. Кстати, писать с иронией об исторических личностях о Гитлере, о Мусоллини (ну, как-бы, мы-то умнее его придурка) и прочих очень дурная традиция советской журналистики, дурной вкус... А автор, несомненно, способный... ему бы поучиться бы..."
Времени маловато, - топоплюсь на работу, а хотелось бы поспорить бы с Григорием бы и узнать бы, где поучиться способным авторам. У кого? Может, дорогая Минна, Вы подскажИте?
Будьте здоровы и веселы!

Мина Полянская
- at 2015-09-25 12:44:29 EDT
"Однако же никогда не перестаю изумляться, когда читаю записи Ивана Петровича Белкина, достойные пера великого историка: «Поэзия некогда процветала в древнем Горюхине. Доныне стихотворения Архипа Лысого сохранились в памяти потомства.
В нежности не уступят они эклогам известного Виргилия, в красоте воображения далеко превосходят они идиллии г-на Сумарокова. И хотя в щеголеватости слога и уступают новейшим произведениям наших муз, но равняются с ними затейливостью и остроумием.
Приведем в пример сие сатирическое стихотворение:

Ко боярскому двору
Антон-староста идет, (2)
Бирко в пазухе несет, (2)
Боярину подает,
А боярин смотрит,
Ничего не смыслит.
Ах, ты староста Антон,
Обокрал бояр кругом,
Село по миру пустил,
Старостиху надорил.

Познакомя таким образом моего читателя с этнографическим и статистическим состоянием Горюхина и со нравами и обычаями его обитателей, приступим теперь к самому повествованию».
Этой мистификации Пушкина, этому сообщению, весьма полезному для потомства, вложенному в уста местного Тацита, нет определения, остается только вслед за Пушкиным воскликнуть: «...ай да сукин сын!»

Мина Полянская
- at 2015-09-25 12:42:46 EDT
"Дело в том, что в среде пушкинистов время от времени возникало суждение, причем без тени юмора, об особой научности «Повестей Белкина». Научность эту даже похваливали, как высокое достижение серьезного (посерьзневшего) автора (то есть Пушкина). Таким образом, вместо художественных достижений Пушкина разговаривали зачем-то о науке. В самом деле, в исторических повестях Пушкина «Капитанская дочка» и «Арап Петра Великого» подчеркнутая документальность отсутствует, тогда как вымышленные герои «Повестей Белкина» существуют «по документам». На все бумага у Пушкина имеется, на все документ! Подорожные, докладные, письмо «почтенного друга» покойного Ивана Петровича Белкина, датированное «1830 году Ноября 16. Село Ненародово»., записи в амбарных книгах и конечно же, свидетельские показания. В комментарии издателя к повестям читаем: «В самом деле, в рукописи г. Белкина над каждой повестию рукой автора надписано: слышано мною от такой-то особы (чин или звание и заглавные буквы имени и фамилии). Выписываем для любопытных изыскателей. «Смотритель» рассказан ему был титулярным советником А.Г.П., «Выстрел» подполковником И.Л.П,, «Гробовщик» приказчиком Б.В., «Метель» и «Барышня» девицею К.И.Т.» Все эти свидетельства несомненной «подлинности» событий - своего рода метафора, и здесь уместно говорить о стилизованной"
документальности"
Продолжение следует - для тех, кто обладает чувством юмора. Да ия заодно развлекусь. Отчего бы нет?

Григорий
Иерусалим, Израиль - at 2015-09-25 07:58:50 EDT
Странный рассказ: замах есть, а удара нет. Кстати, писать с иронией об исторических личностях о Гитлере, о Мусоллини(ну, как-бы, мы-то умнее его придурка) и прочих очень дурная традиция советской журналистики, дурной вкус... А автор, несомненно, способный... ему бы поучиться бы...
Алекс Б(иргер)
Бивертон (~ Бобруйск), западны&, США - at 2015-09-25 07:19:45 EDT
Читатель в очках
- 2015-09-24 20:06:40(768)
Алекс Б.
- 2015-09-24 19:52:57(767)
Феликсу-Фридриху Горенштейну, замечательному русско-язычному еврейскому писателю земли Вестфальской ( ? ).
------------------------------------------
Разве Вестфальской ?. Горенштейн, вроде, жил в Зап. Берлине, земля Берлин-Бранденбург.
ххххххххх
Ещё один комментарий на ком-ий к Вашей маленькой повести, дорогая Минна П. От Читателя в очках, который углядел - про "землю Вестфальскую". А ведь я умышленно поместил ( ? )...Попался Читатель в очках. На Вестфалию попался.
Хулиганы и капроновые шляпы не показались Читателю в очках интересными, из чего можно сделать следуюший вывод: не хулиган наш Читатель, а - человек учёный и симпатичный. Правда, несколько других взглядов придерживается на гео-графию.
Не беда, всё образуется, не пройдёт и года.
Берлин таки не Вестфалия, и я решил ответить, не отвлекаясь на географию, к которой отношусь с уважением. Это правда, география была моим любимым предметом. Предметом моей любви.
Опять, в который раз, разползается по швам мой комментарий. И эти оползни становятся скучны и неинтересны.
Да и время позднее.
Если бы не Ваши: "- Что же касается комментария Алекса Б. ...Интересно, кто это? Очень хотелось бы познакомиться и подружиться с этим человеком." - висеть бы мне "вороньей шубою на вешалке" - до следующего непришествия.
Обещаю, дорогая Минна, ответить на все вопросы; буду рад познакомиться и подружиться.
На вопрос - кто это? - не знаю, что и сказать...
///////////////////////
Место среди нас Автор Минна ПОЛЯНСКАЯ
11.10.2005 г.
Тот, кого в довоенном Париже называли "Берлинец Сирин", как-то проронил: годы гаснут, мой друг, и "розы Постума отцвели".
Вот и мне пора просмотреть старые снимки, в том числе – и касающиеся другого русского писателя-берлинца, с которым я дружила
восемь лет, до самой его смерти. На одном из них мы стоим с Фридрихом Горенштейном напротив его дома на улице Зексише штрассе у театральной тумбы с афишами. И можно даже разобрать "клочья репертуара на афишном столбе" с именами гастролирующих – Сюзанне Кирхнер, например, или же Резо Габриадзе. Возле "Габриадзе" можно прочесть "Санкт-Петербург"...



Мина Полянская
- at 2015-09-24 23:12:49 EDT
В «Бесах» бунт развернулся в далеком губернском городе, в «Месте» бунт возможен во всей стране. Сцена бунта в южном городе и убийства толпой директора завода Гаврюшина-Лейбовича («перед смертью толпа уж над ним потешилась, чуть ли не по-ребячьи подурачилась, как могут дурачиться лишь во время лихих русских погромов») предупреждает, что в стране без «хозяина» при возрастающей оппозиции массового обывателя пришло время самозванцев, о которых опять же предупреждали «Бесы». Ставрогин приходит к Марье Тимофеевне, и она, не узнав его, кричит: «Слушайте вы: читали вы про Гришку Отрепьева, что на семи соборах был проклят? ...Прочь, самозванец!... Гришка От-репь-ев а-на-фе-ма!».
Мина Полянская
- at 2015-09-24 22:53:47 EDT
Уважаемые дамы и господа!
Мой рассказ не о Хрущеве, о котором я писала с еле сдерживаемой иронией, мягко говоря. Иногда меня даже разбирал смех, особенно когда расписывала магнитную аномалию, повлиявшую на его психику, а заодно и на его односельчан. Что может быть хуже, когда все - на одно лицо? Все похожи друг на друга, как близнецы и всё время почему-то улыбаются? Я полагала, что мой рассказ, выражаясь языком нового времени, о майданизме. Именно обществам, сообществам, бунтам посвящен роман "Место". Вспомните страшные сцены рисового бунта в Новороссийске в романе "Место". Вспомните, как бунтовщики убивали Лейбовича-Гаврюшина и глумились над его телом!
То, что написал о Хрущеве некто, назвавший себя Хулиганом, мне очень хорошо известно. И про хлеб, и про кукурузу, и про рис,и про гонения на культуру, и про капрон. Я могла бы много сказать на эту тему, но никогда не затеваю политические дискуссии с людьми, которых я не знаю лично.
А если говорить серьёзно, без аномалий,капроновой шляпы и Бермудского треугольника, то в России не было ни одного приличного вождя, ни одного хорошего правителя. Ни одного! И все до единого, включая и царей, были злостными антисемитами.
Что же касается комментария Алекса Б., то он довёл меня до слёз, что со мной бывает очень даже редко. Интересно, кто это?
Очень хотелось бы познакомиться и подружиться с этим человеком.


Алекс Б.
- at 2015-09-24 19:52:57 EDT
Хулиган
- at 2015-09-24 16:52:53 EDT
Рассказ приятный, есть мастерство. Только вот незримая тень Никиты Сергеевича, неизвестно для чего понадобившаяся писателю Ф.Г., возможно как некий архетип русского характера или судьбы, персонаж фарсовый, персонаж ярморочного скомороха,
простака, но простака недоброго
--------------------------
И от Хрущёва и от Хулигана был/есть/и будет прок. Про Хрущёва не буду, если Ф.Г. посчитал интересным, не нам хулиганам и "дикому скопищу пьяниц", как говаривал один из доцентов/проф-ор в Горном Днепр./Горной нынче Ака-мии, - не нам судить.
А не будь Хулигана, когда бы ещё прочитал прелестный рассказ М.П.? Да и не рассказ, - прелестнейший очерк-повесть, возвращающий меня, ленивого, - к текстам любимого мною Ф.Г., а также - к делам и событиям давным-давно минувших лет, когда я спокойно и радостно прочитывал новый роман или статью Ф.Г., когда никто даже не помышлял о том, чтобы незримые тени в капроновых или велюровых зелёных шляпах и пыжиковых красновато-бежево-серых зимних а также разноцветных модных дублёнках приближались к одетому в какую-то кожано-брезентовую куртку Феликсу-Фридриху Горенштейну, замечательному русско-язычному еврейскому писателю земли Вестфальской ( ? ).
Спасибо Вам, дорогая М.П. за всё, за постоянное напоминание о Ф.Г., о нас, молодых и так далее.
И Хулигану - мерси боку. Читайте, дорогой Хулиган Горенштейна, перечитывайте, перечитывайте - не пожалеете.
За совет меня прости, понапрасну не грусти
Ты не печалься и не прощайся, твой главный подвиг над ...ою-? над - капронов-ою сует-ою -? - впереди.
И это не шуточки-прибауточки в Гостевой иль - в Мастерской, это - Ваш гор-о-скоп - для Евр-оп :)

Хулиган
- at 2015-09-24 16:52:53 EDT
Рассказ приятный, есть мастерство. Только вот незримая тень Никиты Сергеевича, неизвестно для чего понадобившаяся писателю Ф.Г., возможно как некий архетип русского характера или судьбы, персонаж фарсовый, персонаж ярморочного скомороха,
простака, но простака недоброго, с тухлым, кровавым прошлым, выбранным псевдоинтеллигенцией в качестве "великого гуманиста"
и спасителя, теми кто предпочел восстание интеллигентским посиделкам на кухне, где они предавались бесплодными мечтаниями
о социализме с коммунистическим лицом.
И спасал он не этих простодушных идиотов, а партийную номенклатуру, оказавшуюся беззащитной перед вурдалаком Сталиным,
покрыв старые грехи упырей, Молотова, Кагановича, Суслова и свои собственные, канализировав гнев, внезапно "прозревшего" народа в
сторону Сталина-Берии, растворив реальные расследования преступлений и обновление страны в часовых и пустых речах и псевдореформах.
Писать о его правлении слишком долго, о возросшем антисемитизме, особенно в Украине, о сером хлебе, с устяками, который
я ел в больнице, не самой плохой, о чудачествах внешней политики, чуть не приведшей мир к ядерной войне, о сыне юдофобе,
о гонениях на культуру и прочих художествах этого малограмотного паяца.
Не хотел возвращаться, но уж больно разозлила меня эта интеллектуальная амнезия, когда одного из сталинских палачей делают
неким новым "царем освободителем".

Мина Полянская
- at 2015-09-24 15:19:56 EDT
Дело в том, что в комментариях к моему тексту, который я всё же считаю рассказом, появились два комментария, достойные отдельного рассмотрения. Это рассказ ЮГ о личной встрече с Хрущёвым в 14-летнем возрасте и исследование Чевычелова о метаморфозах названий вождей в бывшем СССР.
Эти два произведения (ЮГ и Чевычелова) я читала с нарастающим изумлением, настолько они замечательны.
Снимаю шляпу. Не капроновую! И благодарю Вас!!!
НО рассказ ЮГ о том, как Хрущёв проявил демократичность по отношению к событию, описанному в его рассказе, заставил меня задуматься. Насчёт ГЕНЕРАЛЬНОГО и ПЕРВОГО секретаря испытываю смущение. То, что Брежнев после смещения ПЕРВОГО секретаря Хрущёва объявил себя ГЕНЕРАЛЬНЫМ в 66-м году, означало смену режима, закручивание гаек. Вот что это означает.
Так что при следующей публикации моего рассказа я буду думать о том, как стилистически обойтись с этим щекотливым моментом.
Спасибо, друзья мои, за поддержку.
Надеюсь, что в следующем номере журнала наш уважаемый редактор Евгений Беркович опубликует мою критическую статью о Ф.Г. и его главном романе.



Мина Полянская
- at 2015-09-24 14:45:19 EDT
Дорогая Лиля! Этот автор, судя по Вашему комментарию, не нуждается в раскрытии инициалов. Вы его узнали? Узнали!
Вот и многие другие читатели узнали его. Ф.Г. сам говорил: " Я не мальчик! Кому надо, знают меня". А кроме того, так даже интересней (к тому же, это не статья). А кроме того, героиня Ольга Л. тоже не раскрыта. Она даже не знает о публикации. Боюсь, что ей может не понравиться откровенное описание внешнего "горюхинского" вида калиновцев. Она тоже такого же типа женщина, но очень-очень симпатичная.
Дорогая Лиля спасибо за комментарий, очень красивый и лиричный!

Лилия
Санкт-Петербург, Россия - at 2015-09-24 11:51:44 EDT
Уважаемая Мина Полянская, мне немножко обидно за выдающего писателя 20-го века за то, что вы скрыли под инициалами его имя в Вашем замечательном рассказе . Зачем?
Лилия
Санкт-Петербург, Россия - at 2015-09-24 11:43:32 EDT
Захватил меня рассказ Полянской, пронзительный и горький. Прекрасно владеющая словом, да ещё в содружестве с великими мастерами, за что я очень люблю этого писателя-литературоведа, создала пышный ароматный красивейший литературный букет. Надо же, из такой замызганной до сих пор ещё Калиновки-Горюхинки сотворила такую вкусную конфетку. Ай, да Мина… Вашему перу подвластно всё! Рассказ поверг меня в глубокое раздумье, грустно...
ЮГ
- at 2015-09-23 22:52:42 EDT
У меня с Никитиой Сергеевичем связан личный эпизод. Я был дитятей сельским, то есть до восемнадцати жил в окружении тракторов, коров и транспарантов: «Родине – наш урожай!». По поздней весне нас, школьников, выгоняли в поле окучивать картофель расчищать с помощью тяпки (по нашему: «сапа») землю вокруг молоденьких ростков кукурузы. Ранней осенью нас гнали в поля собирать кукурузный урожай – мы выламывали початки и очишали их от уже шелушащегося обвертка. Поздней осенью школьников отправляли на ток (по нашему: «гарман», «г» - фрикативное) обрубать с выкопанной свеклы листья. На этом цикл заканчивался, поскольку кукурузные стебли срезались комбайном, а корешки оставались в земле и запахивались.
В 1961 году, однако, нас выгнали на декабрьское поле собирать эти чертовы корешки. Дело было в том, что в родном селе работал трактиористом один из хрущевских маяков, получивший в том году звание Героя Социалистического Труда. Никита Сергеевич решил его проведать, а партийные органы велели перед вождем прогнуться как можно ниже. Вот нас и погнали в порядке прогона. Шел мальчишке в ту пору четырнадцатый год. Зима была сухой, земля смерзлась, корни в безумном упорстве цеплялись за нее, не желая расставаний, а ноги мерзли безбожно. Тут подъезжают машины, выходит наш дорогой в сопровождении сопровождающих лиц, все как один – упитанные, вальяжные, вожди, одно слово. Подходит весь этот конклав к нам, и Никита Сергеевич добродушно так замечает, что, мол, молодцы, колхозная смена растет. Тут на меня и накатали: я вылез вперед и сообщил ему, что это все – показуха, что корни всегда запахиваются, а пригнали школьников зазря. Хрущев, не говоря ни слова, развернулся и пошел к машине, за ним – вся чиновная толпа, и только последний, самый, очевидно, мелкий чин поманил к себе директора школы и что-то ему внушил. У моего классного руководителя лицо стало белым, очень белым. Я бы, может, не обратил на это внимания, если бы классный руководитель не был моей мамой. Я подошел к ней, но она демонстративно отвернулась, а проходящий мимо директор обратился к ней: «Спасибо вам, Роза Наумовна, хорошо сына воспитали» - на меня демонстративно не обратив внимания. Дома воздух был тяжелым. «Так, - сказал отец, - семь лет я после лагеря отдохнул, наверное, пора опять собираться». «С работы меня выгонят, как пить дать, - поддержала его мама, - и куда мы подадимся?» Я пытался вякнуть, что они меня воспитывали правдивым и храбрым, но мои доводы в расчет не принимались.
А на следующий день... не было ничего. Просто – ничего. Директор ответил на приветствие, родителей не укоряли. Все тихо умерло.
Прошли годы. Много лет. И вот мы тепло познакомились с семьей Аджубеев. Моей жене позвонила ее приятельница и коллега, заведующая литчастью Вахтанговского театра Юлия Леонидовна Хрущева, сказала, что в Таллин приезжают Аджубеи и нельзя ли их как-то встретить, показать город... Мы, конечно, встретили, пригласили к себе, потом я в Москве был пару раз у них дома, а Марина заходит к Раде каждый раз, прилетая в Россию. Действительно, как-то очень быстро установились теплые отношения. Я рассказал историю «знакомства» с Хрущевым, Рада тихо (она вообще человек негромкий) посмеялась, а Алексей Иванович внезапно стал хохотать: «Да я же помню этот замечательный эпизод, вот же мир маленький, я тогда сопровождал Никиту Сергеевича и он после вашего монолога дико рассердился и очень злобно сказал свите: «Без показухи не можете? Чтобы ничего не делали! Слышите, ничего – сам проверю!»
И не сделали. А у маяка далее дела пошли не очень ярко: его невестка спуталась с первым секретарем райкома, и он поехал в областной центр искать правду. А в обкоме, где дальше помощника его не пустили, этот самый помощник довольно грубо сообщил, что клеветы на доверенного партийного работника ему не простят, и пусть скажет спасибо, что золотую звездочку не отобрали, а то Никита их раздавал кому ни попадя.

Сергей Чевычелов
- at 2015-09-23 14:57:43 EDT
мих. оршанский
- at 2015-09-23 06:28:52 EDT
замечание - исключительно из занудства: Н.С. не был "генсеком":В 1953 году вместо должности генсека была введена должность первого секретаря ЦК КПСС, которая в 1966 году была переименована в должность генерального секретаря ЦК КПСС и официально закреплена в уставе коммунистической партии.
/////////////////////СЧ///////////////
1. Удивительное дело, в Уставе Партии должность первого секретаря, так же как и должность генерального секретаря, отсутствовала до 1966 года, когда была введена должность генерального секретаря. Б. Бажанов, бывший личным секретарём И. В. Сталина, утверждал, что предложение об учреждении поста генерального секретаря и назначении на него Сталина было сделано Г. Е. Зиновьевым и Л. Б. Каменевым по согласованию с В. И. Лениным.

Первоначально эта должность означала лишь руководство аппаратом партии (пункт 32 Устава гласил: «Центральный комитет организует: для политической работы — Политическое бюро, для общего руководства организационной работой — Организационное бюро и для текущей работы организационного и исполнительного характера — Секретариат»), тогда как пост лидера партии формально (по Уставу) отсутствовал, фактически же им был Председатель Совета Народных Комиссаров Ленин.
Сталин в официальных документах не подписывался полным наименованием должности. Он подписывался как «секретарь", и к нему обращались как секретарю ЦК. С 1934 года упоминание о должности Генерального секретаря вообще исчезло из документов. На Пленумах ЦК, состоявшихся после XVII, XVIII и XIX съездов партии, Сталин избирался секретарём ЦК. В мае 1941 года в связи с назначением Сталина Председателем Совнаркома СССР Политбюро приняло постановление, в котором Андрей Жданов официально был назван заместителем Сталина по партии: «Ввиду того, что тов. Сталин, оставаясь по настоянию Политбюро ЦК Первым секретарём ЦК ВКП(б), не сможет уделять достаточного времени работе по Секретариату ЦК, назначить тов. Жданова А. А. заместителем тов. Сталина по Секретариату ЦК»
Официальная должность Сталина с 1934 года именовалось „Секретарь ЦК“. Название „первый Секретарь ЦК“ применялось не часто, по-видимому с целью подчеркнуть должность Сталина, выполняющего фактически функции Генерального (Первого) секретаря. Как исключение, есть несколько документов о 1941 года, где Сталин подписывается, как Генеральный секретарь ВКП(б). Предполагается, что должность генерального секретаря была учреждена 3 апреля 1922 года Пленумом ЦК РКП(б), избранным XI съездом РКП(б), в качестве аппаратной должности в секретариате ЦК партии. Должность первого секретаря была утверждена для Сталина, как уже говорилось, в 1941 г. и для Хрущева в 1953 г., во всех трех случаях вопреки уставу партии. Таким образом, должности генсек и первый секретарь, в данном случае, равны по смыслу и в народном обиходе часто взаимозаменялись и заменяются (в чем легко убедиться, пошарив в Яндексе), и обе эти должности не законны.
2. Назначила "Ольгу, несмотря на её протесты, внучатой племянницей бывшего генерального секретаря" не Мина Полянская, а Ф.Г. Таким образом, ответственность за неточность перекладывается от автора на персонаж. Я очень люблю этот литературный прием, поскольку он приближает нас к правде жизни.

Благодарю Мину Полянскую за интересное эссе! Для меня вдвойне интересное, потому что, в чем, опять-таки, легко убедиться в Яндексе, Курская область - огромное родовое гнездо Чевычеловых :-)

М.П.
- at 2015-09-23 14:56:47 EDT
Да, это так. Но в контексте рассказа "Первый секретарь" мне не подходит ( текст с аномалиями, повлиявшими на ход истории и пр., не совсем документальный)."Первый" не звучит как самый-самый главный. В 2-х местах употребляется у меня "генеральный". Можно было бы заменить на "вождь" или "верховный", как предлагает Википедия. К тому же, я в рассказе ссылаюсь на некий роман писателя, в котором Хрущев - генеральный. Название романа, достойного Нобелевской премии, Вам, очень точному человеку, придётся разгадать самому

мих. оршанский
- at 2015-09-23 06:28:52 EDT
замечание - исключительно из занудства: Н.С. не был "генсеком":В 1953 году вместо должности генсека была введена должность первого секретаря ЦК КПСС, которая в 1966 году была переименована в должность генерального секретаря ЦК КПСС и официально закреплена в уставе коммунистической партии.
М.П.
- at 2015-09-15 17:50:00 EDT
"Одним из эпиграфов к третьей части романа («Место среди жаждущих») Горенштейн взял слова из «Книги Судей»: «В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым».
Новый глава государства Никита Хрущев, вступивший на смену абсолютному самодержцу, почитаемому обывателем, который именовал его правление «порядком», с своими «простонародными действиями и простонародной личностью» уничтожил святость власти. «А если в такой обстановке у русского человека отнимать хлеб и пряники, он знает, что ему делать. Подспудно дремавшее чувство вековых российских смут просыпается в нем, и российский бунт, жестокий и радостный, является вдруг на свет, как веселое и забытое сказочное чудище». Так говорится в романе «Место»." Мина Полянская. "Я писатель незаконный..."

М.П
- at 2015-09-15 14:01:01 EDT
Насколько мне известно, Александр Сергеевич впервые употребил фразу "русский бунт бессмысленный и беспощадный",фразу разлетевшуюся по белу свету. Как видите, и Салтыкову-Щедрину она понравилась.
Вот как у Пушкина:
"Не стану описывать нашего похода и окончания войны. Скажу коротко, что бедствие доходило до крайности. Мы проходили через селения, разоренные бунтовщиками, и поневоле отбирали у бедных жителей то, что успели они спасти. Правление было повсюду прекращено: помещики укрывались по лесам. Шайки разбойников злодействовали повсюду; начальники отдельных отрядов самовластно наказывали и миловали; состояние всего обширного края, где свирепствовал пожар, было ужасно… Не приведи бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!"
Всякий бунт может выйти из-под контроля.

Николай
- at 2015-09-15 13:49:06 EDT
А вот я после прочтения этого рассказа вспомнил "Хаджи Мурата" Льва Толстого. Хотя читал его в далёкой юности.
Олег Колобов
Минск, Белоруссия - at 2015-09-15 10:29:30 EDT
Допустим это факт, жители Калиновки в связи захватом Крыма Россией в 2014 под влиянием ТВ-пропаганды и местных лидеров самоорганизовались для совместного уничтожения на площади ранее чтимых фотографий знаменитого земляка. Но этот факт всего лишь просто наиболее заостренная версия психоза "КрымНаш" и поэтому банален.

Мечта же комментатора Игоря Ю. об автоматическом исчезновении из общественной жизни каждого "смотрящего за страной" после 4-летней вахты, нерелевантна в обозримом будущем, надо думать и работать для будущего более реалистично... Русско-еврейская ситуация никогда не может стать абсолютно безнадёжной...

Когда по воле Хрущёва Павел Судоплатов отбывал свой 15-летний срок работала комиссия Шатуновской по убийству Кирова, Судоплатов в своих мемуарах, опубликованных в начале 90-х в большой главе об убийстве Кирова вообще не упоминает "странную" смерть якобы в ДТП, Борисова, личного охранника Кирова, на следующий день после его убийства. Материалы комиссии Шатуноской видимо, попали к Роберту Конквесту и он писал в 1977 про гибель Борисова и "случайные" смерти всех трёх чекистов, что везли Борисова на допрос 2 декабря 1934. Судоплатов не читал Конквеста очевидно, иначе бы отреагировал. Хрущёв материалы комиссии Шатуноской не публиковал, а выборочно "политизировал".

Горбачёвская перестройка зародилась в конце декабря 1979 на пляже в Пицунде, когда члены Политбюро Шеварнадзе и Горбачёв обсуждали новость, услышанную по радио, о вводе войск в Афган, Косыгин и Генштаб были против ввода призванных срочников из 103 Витебской десантной дивизии, предлагали ограничиться контрактниками, которых уже там было до тысячи. Портал Берковича сегодня это лучший похоже на данный момент пицундский пляж, более массовый и подходящий для будущих перестройщиков...

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2015-09-15 05:41:26 EDT
М.И!
Поздравляю вас с интересной и оригинальной публикацией.
Личность Н.С. Хрущева еще ждет своего Фейхтвангера, но по всей видимости для оценки этой исторической драмы где он один из главных и значимых героев нужна перспектива во времени, а оно, судя по Вашей работе только начинает наступать.
Спасибо.
М.Ф.

Игорь Ю.
- at 2015-09-15 03:16:01 EDT
Очень понравился рассказ и История. Постоянный, непрерывный цикл преклонения вождю и "русский бунт", характерный оплевыванием предыдущего вождя, с последующим преклонением новому.
Интересно, если бы вдруг некая магнитная аномалия, некая сверхъестественная сила привела к тому, что русский вождь автоматически убирался навсегда каждые, скажем, четыре года, то может быть, этого было бы достаточно для превращения России в нормальную страну?

Павел
- at 2015-09-13 22:12:13 EDT
Думал, что в рассказе намечается политический вектор. Но нет, рассказчик поднялся выше, и эпиграф из Библии - общечеловеческий - соответствовал содержанию рассказа. Спасибо, Мина Полянская за прекрасный рассказ. И - Шана това у метука!
Независимый
- at 2015-09-13 20:16:11 EDT
После такого рода протестных выступлений, независимо оттого носят ли они в себе...
---------------------------------------
Независимо от того, носят ли они...

Ксения
- at 2015-09-13 16:51:45 EDT
И пустынная площадь, заваленная грязными стеклянными осколками, обломками рамок, обрывками бумаг иной раз и с разорванной вдвое-вчетверо улыбкой Никиты Сергеевича, разносимой ветром, производила опасное и напряженное впечатление.

Sic transit gloria mundi? Так проходит мирская слава? Жалко и горестно было мне видеть этого некогда воистину эпохально значимого человека, разорванного в клочья на собственной родине.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//