Семь искусств
Номер 9(66) - сентябрь 2015  года
Мир науки

Евгений Беркович
Томас Манн глазами математика
Числом-символом для писателя, без сомнения, являлась семерка. В седьмой главе «Волшебной горы» автор признается в своей симпатии: «для сторонников десятичной системы это не достаточно круглое число и все же хорошее, по-своему удобное число, можно сказать – некое мифически-живописное временное тело, более приятное для души, чем, например, сухая шестерка»

Анатолий Сонин
Восприятие теории относительности в советской философской литературе в 1920 – 1930-е годы*
Пропагандировал Тимирязев и другие сочинения, опровергающие теорию относительности. Так, под его редакцией вышла книга Ф. Ленарда «О принципе относительности, эфире, тяготении» (критика теории относительности). В то же время о только что вышедшей брошюре Эйнштейна «Эфир и теория относительности» Тимирязев писал: «Должен откровенно сознаться: большего «научного черносотенства» в жизни своей не читал в специальной литературе».

Из сборника «Мехматяне вспоминают: 4»

Василий Демидович
Интервью с Благовестом Сендовым
Ярослав Тагамлицкий был, без преувеличения, гениальным педагогом. На его лекции приходили даже из... Художественной Академии, потому что эти лекции были очень «театральными» ... Он давал задачи, эти задачи студенты решали, потом он объявлял, кто решил лучше, и так далее...

Культура

Анатолий Добрович
Два эссе о Мандельштаме
Суть дела также в европейскости, а лучше сказать – всемирности Мандельштама. Как носитель культуры он не укладывался в пейзаж Черноземья, сколь бы радостным ни оказалось для поэта его обретение. Хотелось моря - тоска по нему звучит в нескольких стихотворениях цикла.

Игорь Мандель
Двумерность трех культур
Писатель точно так же никогда не поймет физика, как не понимал полвека назад. А физик писателя - поймет. В этой асимметричности заложен огромный потенциал.

Сергей Чевычелов
Перед покоем. В поисках клиники Стравинского*
Можно проследить некую связь М.А. Булгакова и его творчества с этим районом, который находится к западу от Тверской Заставы. С октябре 1921 года Булгаков жил в квартире 50 дома N10 на улице Большая Садовая. Рядом Тверская, переходящая в Петербургское шоссе (ныне Ленинградское).

Фридрих Горенштейн
Читая книгу Мины Полянской…*
Чувство униженной королевской гордости, давно зревшее в Марине Цветаевой, завершилось самоубийством. Это чувство талантливо передано Миной Полянской в её книге «Брак мой тайный».

Музыка

Елена Кушнерова
Mission: impossible. Конкурс пианистов имени ПаломыКонкурс пианистов имени Паломы Конкурс пианистов имени Паломы О"Ши (Paloma O"Shea) в Сантандере
Сколько было известно случаев, когда в последний момент человека не пускали. И даже из самолёта вытаскивали! И было это чем-то таким очень стыдным, позорным, что обсуждалось в кулуарах, и обычно на этом человеке стояла несмываемая печать «невыездного», и карьера моментально и навсегда заканчивалась, не успев начаться.

История

Борис Тененбаум
Проблемы правления при несогласии управляемых. Главы из новой книги «Израильские войны»
Слово "Хагана" означает "Оборона" – и было найдено, что оборона эта статична, локальна, и не располагает ни "зрением" в виде разведки, ни "ударом" в виде инициативы и наступления, ни "маневром" – не было никакой продуманной системы по переброске помощи на угрожаемый участок.

Педагогика

Валерий Пахомов
Интернат. Мемуаразмы – мемуары и размышления
Первый большой выпуск с широкой географией набора, получивший полный двухгодичный цикл обучения, был выпуск 1966 года. В том же году зимой был выпущен появившийся тогда 11-й класс. Их выпускной экзамен был одновременно вступительным в МГУ.

Психологические тетради

Дина Ратнер
Виктор Каган
Дина Ратнер: Мы ли выбираем себя. Предисловие Виктора Кагана
Это рассказ о себе и нескольких людях, чем-то напоминающий серии фотографий – зафиксированные мгновения, факты. Но рассказ с заданным направлением размышлений, с «подвешенным» в начале вопросом, а вопросы, как известно, не исчезают, не получив ответа. То есть, у Автора он есть, но станет ли он ответом для читателя или ответ отыщется в отзвуках его собственной жизни на камертон рассказа?

Виктор Каган
Рыцари особого назначения
В обычной жизни забота о детях и близких – имеющая будущее хоть и хлопотная, но радость. Встреча с их инвалидностью – тяжёлый стресс, меняющий картину жизни и часто выражающийся как реакция острого горя или утраты.

Люди

Азарий Мессерер
Русские корни великого американского писателя
Профессором русской литературы Сол Беллоу сделал своего рассказчика вполне осознанно, так как отлично знал свой материал: в годы молодости и довольно низких гонорарных ставок за первые романы его главным заработком было чтение лекций по американской и мировой литературе в Принстоне и других университетах.

Поэзия

Вера Кузьмина
Девочка рисует. Стихи*
Пусть на куличках у чертей -
Айда со мною,
Спасет от тысячи смертей
Тепло печное


Генрих Тумаринсон
Как ноги ссорятся. Стихи для детей
Он невидим и неслышим.
Воздух всюду – мы им дышим.
Воздух делается ветром
И становится заметным.


Александр Танков
Ниневия
Ниневия, львиное логово,
Перекресток чумных путей!
Обещавшая многим – многого,
Пожираешь своих детей.


Проза

Мина Полянская
Портрет человека в капроновой шляпе
А вот, кстати, ещё одно противоречие, напоминающее о чудесных блинчиках на грязных скатертях в повести нашего писателя: хотя и льётся самогон рекой, а в избах царит нищета, здесь еженедельно, всей деревней направлялись в баню. Личная гигиена соблюдалась и соблюдается неукоснительно.

Елена Матусевич
Зимний визит. Рассказы
Он даже не пошевелился, единственный обитатель моего дома. Даже когда я подвинула его в сторону, чтобы не задеть, и когда пустила душ, он только слегка поворочался, как мы все ворочаемся во сне.

Виктория Жукова
Про Ривку. История первая
Еще одна странность наблюдалась в этом колхозе. Замученные, истерзанные голодухой и войной бабы категорически не желали стареть. Конечно, каждая из них по совету Ривки посидела недельку у Молчуна. И начались в деревне необыкновенные превращения.

Александр Бабушкин
Проспект энтузиастов. Рассказы
В конце 80-х хлынул поток ранее запрещенной литературы. Захлебнулись все. Истосковались. Заждались. Пока материалисты претворяли в жизнь «куй железо, пока Горбачев», идеалисты глотали чтиво тоннами. К середине 90-х навалилась пугающая пустота.

Переводы

Ян Пробштейн
Прекрасное пленяет навсегда. Джон Китс (1795-1821). Предисловие и перевод Яна Пробштейна
Поэтическим мотивом Китса является «прекрасное, в котором заключена истина, истина, в которой явлена красота», как сказано в предпоследней строке «Оды греческой вазе».

Давид Шемокмедели
Давид Шемокмедели: Три рассказа Перевод Владимира Саришвили*
Заключение медицинской экспертизы оказалось настолько неожиданным, что изумило всех без исключения. После вскрытия тела было установлено, что сердце покойного исчезло. Ну почему же именно с этим несчастным случилось то, чего не бывало от сотворения мира, недоумевала родня, друзья и соседи, и даже падкие на сенсации журналисты.

Владимир Саришвили
Давид Шемокмедели: Три рассказа. Перевод Владимира Саришвили*
Заключение медицинской экспертизы оказалось настолько неожиданным, что изумило всех без исключения. После вскрытия тела было установлено, что сердце покойного исчезло. Ну почему же именно с этим несчастным случилось то, чего не бывало от сотворения мира, недоумевала родня, друзья и соседи, и даже падкие на сенсации журналисты.

Театр и кино

Юл Бердичевский
Иерусалим. Лето. Кинофестиваль*
Что касается внимания публики, то с учётом кинопоказов в городских кинотеатрах, вечерних сеансов на площади Старого города, в музеифицированной турецкой ж\д станции и др., посещаемость превысила 30 тыс. зрителей. Для сравнения: главный российский кинодеятель Н. Михалков в интервью после Московского МКФ-2015 не без гордости отметил, что количество зрителей перевалило за… 10 тыс.

Страны и народы

Дина Баймухаметовa
Сергей Баймухаметов
Зеленый мир*
Тут главное - эффект парадокса. Ведь завод, к тому же мусоросжигательный (само название приводит в содрогание), расположен почти в центре города, в одном из самых дорогих жилых районов. Так что чистота воздуха теперь вроде бы и не подлежит сомнению и обсуждению.

Игорь Ефимов
Закат Америки. Саркома благих намерений
Гигантская машина американской юстиции уехала так далеко от своих исходных принципов и традиций, что игра с простым смыслом слов и фраз стала главным занятием её участников на всех уровнях – от рядового адвоката до члена Верховного суда. Слова «совесть, правда, справедливость» сделались анахронизмом, свидетельством профессиональной непригодности юриста, проявлением нелояльности к клану.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//