Номер 10(79)  октябрь 2016 года
mobile >>>
Григорий Беневич

Григорий Беневич Венгерский цикл

 

 

                            Будапешт

 

 

Отец мой принял бой под Балатоном,

И ранен был, но жив остался, я

Родился в год венгерского восстанья,

И вот я здесь, и кажется вся связь

Моя с землею этой -

Осколок мины, что застрял в отце,

Да стыд за подавление восстанья.

------- ------- ------- -------- -----------

 

Осколок мины знать дает себя,

Но редко, с ним отец почти что свыкся.

Когда умрет он, и когда его

Тело кремируют,

Вручат нам урну с прахом,

И будет ли осколок в ней железа

Стучать о стенки, если потрясти, -

По этому узнаю я, отца

Ли это прах, иль просто человека.

 

Сказ о Будапеште

Скажу так -

Не все втиснешь в размер,

Украсишь метафорой,

Оправишь рифмой.

А понять надо

И сказать много,

Связать начало с концом,

Хотя конца еще нет,

Но уже есть начало.

Я говорю о тебе, Будапешт,

Что начался с Ивана

И убрал Ивана.

Начался со святого

Ивана-отшельника,

Который нашел

Пещеру в горе.

Пещера по-славянски – пещь:

Пещь – пешт - пещера.

Иван-отшельник

Нашел пещь,

С Божьей помощью,

И жил в пещи,

И к нему приходили елени

На источник вод,

Теплых вод подземных,

Что до сих пор

Согревают народ

В пещерной церкви.

 

Иван-отшельник

Нашел пещь,

И к нему приходили

Разумные елени

На источник вод,

И он исцелял

Душевные и телесные раны.

А потом пришли венгры.

Иван исчез,

Началась другая история,

История венгров.

На том же месте.

 

Царь Иштван,

По-другому, Стефан,

Приняв крещенье сам,

Решил крестить венгров.

Это было

Тысячу лет назад –

Еще до великого

Разделенья.

Но как бы то ни было,

Иштван призвал

Крестить народ

Епископов из Рима.

Наверно, чтоб обуздать мадьяр,

Этот дикий народ,

Нужен был

Язык власти,

И авторитета –

Язык латинян.

 

 

Сам Иштван

Короновался в Риме

И был признан

Королем венгров,

А одним из тех,

Кто вместе с ним

Обращал мадьяр,

Был монах из Венеции –

Геллерт.

Который прославился,

Став святым

Епископом, -

Мучеником за веру,

Но прежде он

Семь лет учил

Сына Стефана

Принца Имре,

А затем он

Долго жил

Отшельником в горах

Близ Дуная.

 

После смерти Стефана

Его сбросили с горы

Захотевшие вернуться

К язычеству венгры,

Сбросили в Дунай,

С той самой горы,

В которой Иван

Жил в пещере.

 

И потом гора

Была названа в честь

Геллерта,

А не Ивана,

И святой Геллерт

На ней стоит

И крестом благословляет

Столицу венгров,

Которых он простил.

Так уступил

Иван Геллерту это место.

 

А еще есть преданье,

Что святой Стефан

На смертном одре

Посвятил

Венгрию

Пресвятой Деве.

Но над Будапештом

На горе Геллерта стоит,

На самом верху

Не Пресвятая Дева,

И не святой Геллерт –

Он стоит ниже, –

А «Освобожденье» -

Дева с пальмовой ветвью, -

Поставленная здесь

После того,

Как эту землю,

Заняли Советы.

 

У подножья девы

Стоял солдат,

Русский солдат в каске, -

«Солдат-освободитель».

Русский солдат,

«Русский Иван»,

Но как бы его не звали,

Сейчас его убрали.

А дева с ветвью

По-прежнему стоит,

И венгры живут

Под покровом 

Девы.

 

Так что вернувшись,

Я скажу отцу,

Который здесь воевал,

И просил сходить на эту гору, -

Что русского солдата

Уже нет

И попробую объяснить,

Почему его убрали.

 

Я ему расскажу,

Что монастырь,

Основанный в  пещере

Святого  Ивана,

Советы, когда пришли,

Замуровали,

Монахов изгнали

И осквернили святыни.

 

А если он скажет,

Что такова жизнь,

Что одна идея

Борется с другою,

Я отвечу:

- Да, такова жизнь,

Но сейчас победила

Другая идея.

А если он спросит:

- Что, я зря воевал,

Был ранен,

А мои товарищи гибли?

Я скажу ему:

- Нет, папа, не зря –

Венгры живут

Хорошо и свободно.

А если он скажет:

- А как же благодарность?

Я отвечу:

 – Не надо ее ждать в этом мире

И расскажу ему

Про святого Ивана,

Который уступил

Геллерту это место.

 

Но скорей всего

Он, как всегда,

Промолчит,

И мы просто выпьем

Привезенный мной

Золотой «Токай»,

Сладкое вино -

Родителям гостинец.

*** 

Ну вот, «сказ» на этом кончается, но не кончается история. Самое интересное, что этот монастырь  был основан орденом «паулитов». Кто такие эти «паулиты»? Основателем ордена является блаженный Евсевий (имя греческое, так что не исключено, что он был греческого  происхождения). Евсевий жил в первой половине 13 века в Венгрии как раз тогда, когда на страну напали и ее опустошили монголы. Евсевий был каноником. После разорения страны он не хотел больше жить за счет паствы, и вместе с шестью товарищами удалился в лесистые горы, чтобы жить отшельнической жизнью, кормиться своим трудом и молиться за спасение свое и Венгрии. Вскоре у бл. Евсевия и его товарищей появилось много последователей, приверженцев отшельнической жизни, по всей Венгрии, и в 1250 г. они образовали монашеский орден. Своим покровителем они выбрали преп. Павла Фивейского (sic!), начальника отшельнической жизни. Орден сыграл важную роль в истории духовности и культуры Венгрии, он был специфически венгерским.

В 1786 г. император Австро-Венгрии Иосиф II начал гонения на все национальные проявления духовности, и орден подвергся гонениям, от всего ордена сохранилось только два монастыря, которые нашли убежище в Польше. После обретения Венгрией независимости (1919 г.), началось национальное духовное возрождение, у группы католиков возникла идея устроить монастырь в пещере, где когда-то подвизался св. Иван-отшельник. Удивительно, что все это время, то есть тысячу лет, пещера, являвшаяся одной из главных святынь Будапешта, по которому получил название сам Пешт, пустовала.

После обретения независимости возникла возможность и для паулитов (среди которых уже было много поляков) вернуться в Венгрию. Именно они устроили в 1934 г. церковь в пещере св. Ивана. Пещера была расширена, были пристроены разные монастырские строения, в том числе башни и стены в романском стиле и т.п.

В 1950 г., когда к власти пришли коммунисты, они закрыли монастырь, изгнали монахов и замуровали главный вход в церковь. В пещере  устроили лабораторию по изучению карцевых вод, а в здании монастыря разместили общежитие для студентов балетной школы. Орден паулитов был запрещен.

В 1990 г. сразу после падения Советской власти, монастырь снова передали паулитам, а в 1992 г. стена, закрывавшая вход в пещеру св. Ивана, была разобрана. Церковь и монастырь являются национальной святыней, символом сопротивления венгров коммунизму и верности христианству. Церковь посвящена «Богоматери Венгерской», так как, по преданию, св. Стефан – креститель Венгрии – посвятил страну на смертном одре Деве Марии.  В церкви находится также копия раки с мощами преп. Павла Фивейского, хранящейся в Праге.     

С 1995 г. венгерские археологи, начали под руководством египтолога Гёза Вороша недалеко от Фив на горе Тот, раскопки храма, построенного фараоном Монтухотепом Санкхарой (2010-1998 г. до Р.Х. – то есть ровно 4 тысячи лет назад!). В 1997 г. археологи обнаружили 120 метровую гробницу фараона. Гробница была разграблена, а в одной из маленьких комнат, примыкавших к ней, открылся образ Христа-Вседержителя, явившегося во славе судить живых и мертвых. Это была маленькая церковь, устроенная египетскими отшельниками в Фиваиде где-то в 4 веке. В 7 веке во время мусульманского нашествия храм был разрушен, поэтому роспись сохранилась лишь частично. Но на одной из фресок сохранилось изображение святого в белом одеянии и надпись по-коптски: «Я монах, принадлежащий Богу». Наиболее вероятно, что это изображение преп. Павла Фивейского. Ныне в пещерной церкви в Будапеште  воспроизведена древняя церковь, обнаруженная в гробнице фараона, там же находится и рака с мощами святого, по стопам которого шли и св. Иван, первый отшельник, живший в этой пещере, и св. Геллерт, в честь которого названа гора, где расположена пещера, и бл. Евсевий. основатель ордена паулитов.

Вот такая история. К ней можно только прибавить, что преп. Павел Фивейский, этот начальник отшельнического жития, ушел в пустыню при необычных обстоятельствах. Дело было во времена Диоклетикана (кстати, именно при этом императоре в Панонии как раз на месте северного Будапешта был устроен римский город Аквинкум, развалины которого сохранились). Начались гонения на христиан, и  муж сестры Павла решил его выдать, чтобы заполучить его имущество. Павел не боялся мученической смерти – это видно хотя бы из того, что он предал себя добровольному мученичеству в пустыне в течение многих лет. Но, вероятно, для  того, чтобы жизнь его сестры и ее мужа не была омрачена страшной виною, он уклонился от мученичества (оставив, впрочем, им все свое имущество). Но уйдя от мученичества явного, он предал себя мученичеству тайному – в пустыне. Так, согласно преданию, началась традиция отшельнической жизни.     


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:1
Всего посещений: 289




Convert this page - http://7iskusstv.com/2016/Nomer10/Benevich1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//