Семь искусств
Номер 3(28) - март 2012  года
Мир науки

О друзьях, которых нет с нами

Владимир Тихомиров
Евгений Бунимович
Василий Демидович
Владимир Тихомиров: Сергей Васильевич Фомин. Приложения: Евгений Бунимович, Василий Демидович. Вспоминая С.В.Фомина
Среди песчинок, которые сделали возможным перевесить чашу весов, было присутствие на партактиве физического факультета МГУ Сергея Васильевича Фомина – профессора Московского университета и сына профессора Московского университета.

Борис Горобец
Памяти Игоря Ландау (1946-2011): прощальное слово оппонента
В день защиты Игорем кандидатской диссертации, сразу же после окончания защиты, он спустился вниз в лабораторию, чтобы продолжать эксперимент. Никаких банкетов, даже стола для самых близких товарищей!

Печатаем с продолжением

Алексей Цвелик
Физика, Мысли, Жизнь
Красоту в науке, так же как красоту в искусстве и природе, трудно рационально описать. Т.е. трудно набрать какое-то конечное число определений, которым должна была бы удовлетворять теория, чтобы быть красивой.

Борис Альтшулер
Экстремальные состояния Льва Альтшулера. Главы из книги
Огромный по объему сборник под редакцией Б.Л. Альтшулера и В.Е. Фортова представляет обзор удивительных судеб нескольких поколений российских ученых, создавших советское ядерное оружие, восстановивших ядерное равновесие и тем самым предотвративших угрозу самой страшной атомной войны.

Культура

Татьяна Щербина
Бродский. Жидкие кристаллы
Мотив всей поэзии Бродского – прощание. С Ленинградом, с Россией, с империей – не только советской, но и как таковой, с двухтысячелетним христианством, со всей культурой, с тем, что мы подразумеваем под жизнью.

Петр Ильинский
Следы на бетоне. История одной литературной семьи
Культурный слой нации един в двух лицах – это генератор и реципиент духовных ценностей; это – общественный круг, который дает возможность гениям появиться и проявиться, и он почти в точности совпадает с частью социума, способной воспринять выдающееся произведение искусства.

Александр Лейзерович
Сто рож серебряного века. Окололитературное расследование
Оказывается, что восприятие шаржа, карикатуры требует знания сложившегося стереотипа, имиджа объекта. Вполне возможно, что американцы могли бы и не узнать Трумэна или Даллеса на карикатурах Кукрыниксов или Ефимова, которые советским людям были абсолютно понятны.

Философия

Леонид Столович
Моисей советской эстетики. Памяти Моисея Кагана
«Пятичленка» – это трактовка Каганом структуры человеческой деятельности, включающей пять системно связанных между собой элементов: познание, ценностная ориентация, преобразование, общение, синтезируемых в искусстве.

Печатаем с продолжением

Андрей Пелипенко
Постижение культуры. Культура и смысл. Главы из книги
Хитрость эволюции в том, что каждый акт медиации в культурогенезе, ситуационно преодолевая отпадение, в то же время инициирует ее (медиации) следующий шаг. Так запускается perpetuum mobile культурогенеза.

Музыка

Артур Штильман
Российские певцы на сцене Метрополитен Оперы. Из книги воспоминаний «В Большом театре и Метрополитен Опере»
В середине 90-х годов на сцену МЕТ и других театров мира хлынули певцы из России в большом количестве, но в массе своей значительно более низкого качества, чем певцы из других стран мира. Они оказали дурную услугу МЕТу.

История

Борис Тененбаум
1812. Глава из новой книги
Сперанский, хорошо знавший Александра, как-то обмолвился, что “…он слишком слаб для того, чтобы править, но слишком силен, для того, чтобы быть управляемым…” - и, наверное, Наполеон подписался бы под этим определением.

Галерея

Лилия Торопова
С. Дали. Музы VS Муза, или «Когда-нибудь эти усы станут знаменитыми!»
Гала была почти на 10 лет старше его, тогда еще простого молодого человека из маленького городка на севере Испании. Она казалась Дали утонченной, самоуверенной дивой, вращавшейся в высших художественных кругах Парижа.

Театр и кино

Михаил Юдсон
Ревизор-С. Ревизор-сад, пьеса Николая Васильевича Гоголя в театре Колумба. Комедия в пяти действиях
Городничий и все, все, все (см. Гоголя) – в хитонах и сандалиях, бородатые. Сидят синедрионом на каменных скамьях. При разговоре чрезвычайно много помогают жестами и руками.

Мемуары

Виктор Гопман
Коммерции сотрудник
И вот к пяти часам достигнуто согласие, тот самый пресловутый продукт непротивления сторон. Названные договаривающиеся стороны поставили свои подписи, достали из кейсов печати и торжественно приложили их в соответствующих местах. Последовавший за этим прощальный вечер проходит на обычном, то есть высоком уровне.

Люди

Эдуард Бормашенко
Грань Хаоса
Алданов писал так, как писали в ХIХ веке, а в ХХ веке в мире кое-что произошло, и читатели это заметили. Но есть и еще одна причина падения спроса на Алданова. Главный герой бессчетных Алдановских романов – мысль; мысль, требующая неторопливого, вдумчивого чтения, а для такой мысли настали худые времена.

Лорина Дымова
«Мчат года. Я тебя не забуду...». О Евгении Винокурове
Винокуров раньше многих других, еще в юности, понял суть государства, в котором жил, понял полную беззащитность человека перед чудовищной государственной машиной, которая может раздавить кого угодно даже без всякой причины, что в любую минуту благополучная жизнь может кончиться.

Игорь Ефимов
Элеанор Рузвельт (1884-1962).  Из книги «Бермудский треугольник любви»
В марте 1934 года Элеанор отправилась в поездку по островам Карибского моря в сопровождении группы журналистов. Деловым предлогом для путешествия была проверка выполнения реформ «Нового договора» в Пуэрто-Рико и на Вирджинских островах.

О Саше Петрове

Фаина Петрова
Интервью с Игорем Зенкиным: “Это было захватывающее интеллектуальное приключение!”
О Саше можно сказать, что он был самым настоящим положительным героем своего времени, потому что он обладал лучшими человеческими качествами. Это отмечали все, кто с ним имел дело.

Фаина Петрова
Людмила Лебедева
Елизавета Бонч-Осмоловская
Лариса Зеневич
Фаина Петрова, Людмила Лебедева, Елизавета Бонч-Осмоловская, Лариса Зеневич: Воспоминания о Саше Петрове
Саша был не просто замечательный собеседник, он был оригинальный, тонкий и необыкновенно гостеприимный мыслитель. Он щедро делился своим мыслями, наблюдениями, выводами.

Поэзия

Зинаида Палванова
Размышление о временах. Стихи
Еще не закончен путь,
Ох, сладок остаток дня!
Господь не даёт мне уснуть,
Господь тормошит меня.


Леонид Буланов
Леонидовы флюиды как сублимация ассоциаций
Безвременье - как время,
свалявшееся в ком.
Есть в каждой теореме
ядро из аксиом


Проза

Андрей Чередник
Три километра лжи, или "Этюды весны"
Они нашли друг друга еще в училище. Ким учился на режиссерском факультете, Влад - на операторском. И стали неразлучны. Ничто не объединяет людей так мгновенно, как общая ненависть к чему-то третьему.

Нина Горланова
Уксус, сын вина. Ранние рассказы
Если б его звали Николаем Степановичем, тогда можно закрыть глаза и вообразить, что это сам Гумилев, который был влюбчив, царство ему небесное… Но она никого не знала из прекрасных мужчин с именем Валентин Иванович.

Моисей Борода
Гранада моя. Рассказ Ивана Никаноровича Антонова о том, как он ездил в Испанию и что из этого вышло
А хозяин, Марк Александрович, значит, шкапчик открывает и оттуда два бокала и бутылку достаёт. А в бутылке вино. Наливает он, значит, мне и себе по полбокала и говорит: „Ну, Иван Никанорович, за наше знакомство. Мне“, говорит, „Ваше выступление понравилось“.

Елена Минкина
«Эффект Ребиндера». Главы из нового романа
А детдом вскоре перевели. Все правдой оказалось. Но самое страшное, что и Станислава Гавриловича перевели. Куда, почему – так Дуся и не узнала. Приехал другой врач, грузин, Арсен Иванович. Может и неплохой человек, но для Дуси совсем чужой, ничего тут не поделаешь.

Читальный зал

Борис Кушнер
«Поскольку жизнь склоняется к зиме». Заметки о книге: Виктор Каган. Петли времени. Стихи 2008-2011
Кажется, Гейне когда-то сказал, что всё содержание поэзии сводится к тому, получит ли Ганс свою Гретхен. В этой парадоксальной максиме есть своя доля истины, но к поэтическому миру Кагана такая идея никак не применима.

Илья Корман
Стрелы мифов. Опыт мифопоэтического прочтения романа У.Фолкнера «Когда я умирала»
У Дарла «глаза полны земли». Той земли, которая «почва и судьба». Слишком много понимает Дарл. Понимает за других, а вот своей судьбы не предвидит.

Григорий Рыскин
Папа Карло идёт по следу
Бывшие колонии колонизуют колонизаторов. В «вэлфэрных демократиях» лодыри оседлали трудяг. Священники венчают однополых. Скрипит на ухабах воз Евросоюза, влекомый в разные стороны - понурым британским Львом, взъерошенным тевтонским Орлом, облезлой сворой прочих герольдических тварей...

Ефим Левертов
Местожительство поэтов. О сборнике стихов Елены Аксельрод
Поэт Елена Аксельрод уже изрядно пожила, она легко может отличить красоту картинок и фотографий от реальной жизни, которая совсем не похожа на глянцевые журнальные рисунки.

Страны и народы

Сабирджан Курмаев
Через Мадрид и Барселону в давних поисках смыслов
Турист в Барселоне не может не отдать должное архитектору Гауди. Три места наиболее посещаемых туристами в Барселоне: Дом Мила («Каменоломня»), Парк Гуэля и собор Святого Семейства.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//