Семь искусств
Номер 2(60) - февраль 2015  года
Мир науки

Василий Демидович
Интервью с Д.В. Аносовым
На математику я сперва смотрел, как на нечто, необходимое для понимания физики. Только сравнительно поздно я почувствовал, что математика интересна сама по себе.

Григорий Полотовский
Нижегородский математик Артемий Григорьевич Майер и его курс истории математики
Пожалуй, самое необычное состоит в том, что слово «государственный» в названии ГЭМИКШа не отвечает действительности – институт был создан Каган-Шабшаем на его личные средства. Таким образом, в 20-е годы в Советском Союзе существовало частное высшее учебное заведение!

Памяти В.С.Кирсанова

Юрий Чизмаджев
Во сне и наяву*
Ты читал стихи так, как будто сам их написал, и делал это лучше, чем сами авторы. Ты следовал музыке стиха, как делают поэты, без акцента на смысл текста, иначе, чем исполняют актеры. Ты замечательно читал стихи своего отца, после чего я понял их прелесть.

Культура

Александр Кунин
Обманчивая ткань реальности.  Владимир Набоков и наука
Гипертимный темперамент проявляется столь ярко и определенно, что, казалось бы, не должно быть особых проблем с его диагностикой. Она облегчается еще и тем, что гипертимики вполне сознают свои душевные качества и охотно рассказывают о них.

Евгений Шраговиц
Новая физика как источник образов в цикле Мандельштама «Восьмистишия»
Фундаментальные перемены в науке, происшедшие в ХХ веке, войдут в историю человечества наравне с мировыми войнами и громадными социальными потрясениями, которые имели место в этот период. Квантовая механика и теория относительности лежали в основе этой научной революции.

Игорь Топоров
Пастернака они читали
Крестьяне дружно отнесли Пастернака к тем современным писателям, которые отшибают читателей, доставляют им не удовольствие, а муку, не облегчают, а затрудняют овладение текстом.

Ефим Курганов
Тютчев и античный способ философствования
Тютчевские афоризмы, как прозаические, так и стихотворные, как сжатые, предельно сконцентрированные, так и развернутые, - это проявление подлинно свободной личности, не боящейся раскрыться, не страшащейся быть честным, трезвым консерватором, что всегда особенно опасно.

История

Борис Тененбаум
Муссолини. Главы из новой книги
Подполью совершенно не нужна была бойня в театрах - вся акция была прекрасно продуманным пропагандистким шагом, яркой демонстрацией бессилия режима. Муссолини попытался придумать что-нибудь в ответ - и додумался только до того, чтобы торжественно отметить седьмую годовщину смерти Габриэле Д’Аннунцио.

Лев Бердников
Дресс-код и самовластье
Реанимировать русскую народную одежду в XIX веке тщились русские славянофилы: они не брили бороды, демонстративно носили стародавнее народное платье. Шаг этот был по тем временам достаточно смелым и решительным и воспринимался как вызов современным порядкам.

Мемуары

Марк Шехтман
Улица Кирова, дом 21, КВ. 36*
В 1974 году в Третьяковской галерее неожиданно извлекли из запасников картины Марка Шагала, и это вызвало в столице ажиотаж. На открытие выставки прилетел из Парижа сам автор. Шагал провел в Москве несколько дней и посетил Александру Вениаминовну.

Лев Харитон
Юра и Тирца
Шабат! В Израиле это особый день. И приехавшему из другой страны, где практически все дни недели одинаковы, трудно не столько понять, сколько принять шабат. И хотя Израиль, вопреки расхожему мнению, не такая уж религиозная страна – число религиозных людей составляет, во всяком случае еще по недавней статистике, около десяти процентов от населения страны, – но шабат соблюдают почти все – и правительство, и прочие смертные.

Печатаем с продолжением

Дмитрий Бобышев
Человекотекст. Трилогия. Книга первая: "Я здесь"
Стало по крайней мере ясней, что Пастернак противопоставлял произвол художественного творчества целенаправленности творчества религиозного. Но тогда мы до этих идей ещё не созрели. Поздней, однако, мы узнали другое: некое простодушное лукавство, невольно возникавшее в письме мастера. Отговаривая Вайнштейна от Литинститута, он в то же время противоречил себе и давал туда же рекомендацию дочери Ивинской. Увы!

Поэзия

Александр Габриэль
Эквилибриум. Стихоживопись
В зеркалах — потускневший мужчина неведомой масти,
а ведь, помнишь, смеясь, ты звала меня «жгучий шатен»...
Набегает волна, лижет гальку оскаленной пастью,
и пишу я тебе из прибрежного города N.


Елена Аксельрод
Признание в любви
Неужто снег? Неужто лес?
Но рядом ропщет площадь.
Что нам в спокойствии небес?
И свет исчез, и Бог исчез,
И нет их в сонной роще.


Проза

Борис Горзев
Полустанок Ешкандай*
Художница Марина Басманова оказалась в жизни Бродского главной. Явлением, судьбой. И музой, потому что, благодаря ей, русская поэзия обогатилась новыми вершинами любовной лирики. С того времени, с 62-го, она, Марина, скрытая под инициалами М. Б., стала главной героиней поэзии Бродского и тем образом, который выплавлял его личность.

Елена Матусевич
Сладкая женщина. Три рассказа
Она вообще с детства любила все только красивое: музыку, цветы, украшения и высоких стройных мужчин. Поэтому и не приняла вторую невестку и пошедших от нее скуласто-мосластых, похожих на железнодорожные шпалы внуков.

Илья Криштул
Ледоруб Троцкого*
Президент оказался приятным, улыбчивым и вполне свойским, извинился, что заехал без предупреждения, с удовольствием ел плюшки, много шутил про президента США, рассказал анекдот про борьбу с коррупцией, чем ужасно рассмешил мою жену-майора и её сестру, спросил у меня совета по поводу реформирования госструктур и внимательно выслушал жалобу на рост тарифов ЖКХ.

Владимир Кузьмук
Между Эросом и Танатосом
Идея первородного превосходства над другими сидит в каждом народе. Но бациллу имперской мании величия вместе с орлом-мутантом о двух головах занесла на эти земли Софья Палеолог, дочь последнего византийского императора, вместе с компанией бездомных обломков константинопольского двора.

Переводы

Наталиа Гинзбург
Моисей Борода
Наталиа Гинзбург: Мой муж. Перевод с итальянского Моисея Бороды
Девушкой я думала, что то, что произошло сейчас между мной и моим мужем, должно изменять и мужчину, и женщину - оттолкнув или наоборот, притянув их друг к другу. Теперь я поняла, что это может быть и по-другому.

Страны и народы

Игорь Ефимов
Закат Америки. Саркома благих намерений
Советский пропагандный аппарат умело воздействовал на американскую профессуру. За опубликование антисоветской статьи исследователю могли закрыть въезд в СССР, лишить его возможности приезжать во главе группы студентов, что практически означало конец карьеры.

Виктор Гопман
Пражские соблазны и загадки
Вообще все рассказы Швейка строго привязаны к топографии Праги – разумеется, практически вековой давности, и сопоставление тех дней с нынешними забавно само по себе.

Виктор Захаров
Русская Прага
Возможность учиться в пражских вузах притягивала в столицу Чехословакии все большее количество русских беженцев, которые не пренебрегали и нелегальными способами попасть в республику. Чехословацкие власти пытались с этим бороться, но без большого успеха.

Читальный зал

Борис Юдин
Эффект Галатеи (о стихотворении “Гренада” Михаила Светлова)
В дактиле прячется музыка и плавность вальса, в амфибрахии – цокот копыт, а в анапесте – паровоз и перестук колёс по рельсовым стыкам. Итак – двустопный амфибрахий, театральность, гибель песни-мечты и “не надо, ребята, о песне тужить”, романтизация, только что отгремевшей войны и - Галатея рождена.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//